Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Июль
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

МЕДВЕДЬ-ГИГАНТ СХОДИТ С УМА…

Мифологемы американской фантастики — о катастрофе духа

МЕДВЕДЬ-ГИГАНТ СХОДИТ С УМА… Стивен Кинг с необыкновенной болью и трезвостью создал потрясающий по силе образ угасающей американской, и вообще западной цивилизации. Гигантский, величиной с Кинг-Конга, механический медведь Шардик слишком отчетливо напоминает американскую империю.

«Восемнадцать с лишним веков длилось неоспоримое господство этого семидесятифутового медведя в Западных Лесах, и вот он умирал».

Сколько бы не говорили о Стивене Кинге, что он «просто прикалывается» - слишком уж отчетливы детали. «Восемнадцать с лишним веков» - это историческое время христианской цивилизации на планете, время, когда длилось её «неоспоримое господство». Медведь живет не где-нибудь, а в «Западных Лесах». И он – плод труда неких «стражей», заменивших подлинную магию механическими поделками…

Образ Кинга – это крупные мазки кисти гения. Все второстепенное отброшено – вот суть современности. Вглядимся глазами не мальчика, но мужа в великую книгу: «…он (Запад, США) умирал. Возможно, поначалу орудием смерти стало некое микроскопическое живое существо, попавшее в медвежий организм с  едой или питьем; возможно, винить следовало весьма преклонный возраст великана; скорее всего, дело было в сочетании того и другого. Важна была не причина,  а окончательный результат: невероятный, потрясающий мозг косматого гиганта опустошала, превратив в свою кормушку, стремительно увеличивающаяся колония паразитов».

Что же случилось с Западом, с Американской Империей? Диагностика рассеяна во всех книгах Кинга с 1984 года. Он видит мир глазами не сухого социолога, а художника, мыслит не числами, а образами. «После многих лет расчетливого звериного здравомыслия Мьяр (медведь-гигант) сошел с ума… лежа в своей последней берлоге, в добрых тридцати милях от занятого новоприбывшими места, и чувствуя себя на заре каждого следующего дня хуже, чем на закате предыдущего, он пришел к твердому убеждению, что Древнее Племя, наконец изыскало действенную пагубу: яд…

Медведь… продирался через лес точно некое подвижное сооружение, косматая башня с красновато-коричневыми глазками. В этих глазах тлело безумие и  жар лихорадки. Огромная голова, одетая гирляндой сломанных веток и облетевшей хвои, безостановочно вертелась из стороны в сторону. То и дело раздавался приглушенный акустический взрыв – АП-ЧХИ! – зверь чихал, и из мокрых ноздрей летели тучи корчащихся белых паразитов. Лапы, вооруженные  трехфутовыми кривыми когтями, раздирали древесные стволы. Он шел, поднявшись на дыбы, продавливая в мягкой черной почве под деревьями глубокие следы. От него едко пахло свежей смолой и застарелым закисшим дерьмом».

Американская империя во всей красе, со всей беспощадностью правды! От безумной ярости в сокрушении Ирака до запаха застаревшего и закисшего дерьма, которым полна современная американская цивилизация!

Для того, чтобы описать происходящие в современном мироукладе процессы деградации научно-технического творчества, гуманитарной мысли, представления о человеке и мироздании потребовались бы тома социологических текстов-замеров. Художнику же Кингу хватает одного-единственного образа: кибернетического медведя с паразитами, поселившимися в некогда потрясающем мозге.

А. Леонидов-Филиппов.; 4 апреля 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.