Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

​В.Авагян: "Об Экономике-3"

Продолжение. Начало темы - http://economicsandwe.com/doc/5181/

​В.Авагян: "Об Экономике-3" Говоря о собственности, как экономической проблеме, хочу прежде всего отметить: многоукладность форм собственности, конечно, важна, и в чем-то даже незаменима, однако нелепо ставить целью деятельности искусственное нагнетание многоукладности. Как не стоит чесать там, где не чешется – так не стоит и громоздить многоукладность там, где она естественным путём не возникла.

Кроме плюсов, у многоукладности есть и минусы. Она создаёт много сложностей в управлении и в толковании юридическо-правовых актов, проблем с право\применением взаимоотношений субъектов и их обязанностей. Жизнь сама диктует различные формы собственности: от государственной и федеральной, муниципальной собственности - до частной и смешанной с долями участия. Это когда уже возникают смешанные кондоминиумы «в» и «на» и тому подобный тёмный лес). Для того, чтобы возникло такое многообразие, вовсе необязательно было вести дело радикальному сокращению доли собственности государства, которая резко сокращалась до несовместимого с жизнью минимума в 90-ые годы.

Собственность надо уважать – но надо знать и пределы этого уважения. Если говорить одним словом – любая собственность это всегда СГОВОР.

Сговор в долгосрочном режиме называется ЗАГОВОРОМ. В сговоре есть участники сговора (например, госвласть и жулик, огородивший общинное пастбище) и, конечно же, у сговора есть жертвы (те, от кого жулик пастбище огораживал, а госвласть – потакала ему).

Если кто-то из участников сговора умер или сбежал – сговор теряет силу. Глупо говорить, что земля, отнятая в 1917 году у помещика – собственность помещика, или она же, отнятая в 1930-м уже у кулака – собственность кулака.

До помещика там тоже был какой-то собственник, которого экспроприировал помещик, а до него – ещё какой-то и так до Адама и Евы.

Сговор – это взаимные гарантии сторон договорившихся что-то считать так, а не иначе. Если сговорились эдак, а пришел более сильный, и дал участникам сговора по шее – ничего не попишешь: сговаривайся по новой и на новых условиях…

Социализм (в чем я вижу сильную сторону этого течения мысли) – предполагая торжество общественного блага, снимает вечную борьбу между теми, кому текущий сговор выгоден и теми, кому он невыгоден.

Как ни крути – всегда будут те, кто выиграл при раскладе, и те, кто проиграл. Те, которым «карта легла» в азартной лотерее распределения благ – будут давить и убивать неудачников, а те – наоборот.

В этой борьбе, строго говоря, нет правых и виноватых, из неё нужно выйти на основе признания прав человека (реальных, а не американского трёпа) и организации справедливой целесообразности распределения даров природы, общих ресурсов инфраструктуры и т.п.

Когда двое судятся-рядятся за собственность, то не правы оба, конечно. Земля, к примеру, никем не произведена, а потому никому и не принадлежит. Но не только земля: ведь и каменный дом состоит из камней, которых взяли отнюдь не из пустоты, а как дары природы. Их никто не сделал: их взял один, нарушив «права» другого, который тоже мог бы их взять, да замешкался…

Поэтому собственности не должно присваиваться никакого священного статуса – нужно рассматривать её как техническое средство, помогающее (или мешающее) общественному порядку и общественному благу.

Частная собственность, как и любая – уместна лишь там, где она эффективнее других форм. То есть право БЫТЬ - ей надо зарабатывать общественно-полезной деятельностью. Если так не делать - землю распилят между собой феодалы и восстановят рабовладение. Мало ли, что они между собой сговорились, нам-то какое дело, если они нам никакой пользы не приносят?

Социал-демократическая мысль даёт частной собственности заработать право существовать унифицированно – через высокие налоги прогрессивной шкалы налогообложения.

Чем больше у человека частной собственности – тем больше он должен отдавать общинам, причем стоит хоть раз сбиться с платежами – и собственность будет конфискована. И, естественно, собственностью не должен обладать вредитель, который портит жизнь, а не улучает её.

Ни одно из перечисленных правил не было соблюдено в СНГ при воровской приватизации. Это был грубейший и циничнейший сговор узкого круга лиц, захвативших власть и попытавшихся через самозахваты пространств и ресурсов увековечить её, взаимно друг другу гарантировав.

От передачи собственности в частные руки ничего не стало эффективнее. Управляемое своими врагами, государство сбрасывало не убыточный балласт, мешающий движению, а наоборот – самые лакомые кусочки, которые и без смены собственника прекрасно приносили прибыль.

Если собственность растить на принципах общественной пользы, то складывается её оптимальная конфигурация. Если же частной собственность насаждать… ради самой частной собственности (лишь бы только она была!) – то безумное дело породит, конечно же, и безумные последствия. Это всё равно, что растить картофель не ради его клубней, и даже не ради ботвы, а ради умножения колорадских жуков…

Насаждение частной собственности в отрыве от целесообразности и общественной пользы, в режиме простого раздаривания страны проходимцам временщиками – дискредитировало, прежде всего, частную собственность (и демократию – как систему, плодящую безответственных временщиков). В некоторых регионах РФ, например, в Приморье ВВП после разбазаривания госсобственности упал не двукратно (как в РФ), а даже многократно. Выручка от продаж составляла нелепый мизер, да и ту занимали у государства... чтобы заплатить государству!

Приморье – это витрина того, как частная собственность, иногда умеющая работать на прогресс – может работать на регресс и деградацию общества. Фигурально говоря, взяли огонь, краем уха услышав, что он может согревать в печи, сожгли этим огнём весь дом, а потом стали удивляться – почему так холодно, если поджигали с целью обогреться?

И тут нельзя ссылаться (как пытаются) – на высокую долю ВПК в региональном сегменте производства, на демографию, на неконкурентоспособность товарной продукции, на нехватку инвестиций, и т.п. Это не оправдание. Всегда возражу на такое: оно до вас работало, попало к вам в руки и сломалось: значит, вы неумеха, причем тут инвестиции и прочее?

В эпоху воровской приватизации государство просто умыло руки, дало себя разграбить, отреклось от принадлежащей ему собственности, скинуло за бесценок невообразимые сокровища в частные, коллективные, общественные и кооперативные владения. Отдача пока не велика. А могла ли она быть велика?

Ведь принципы собственности и владения являются средством (причем промежуточным и техническим) организации прогресса – а их превратили в самоцель.

Сейчас признаются: главным считали появление слоя собственников любой ценой, хотели разрушить мир госсобственности до основания, а затем… Это всё равно, что безумный работодатель стал бы набирать всех желающих не для работы – а просто, чтобы расширить штат до бесконечности. Ура, у нас тоже будут частные собственники! Правда, обществу от них «никакой пользы, кроме вреда» – но пофиг, главное, что они есть!

Всякая собственность есть сговор, и всякая собственность существует, пока стороны сговора не передумали. Однако умные заговорщики могут придумать нечто умное и перспективное, сговорится так, чтобы и века спустя о них слагали легенды, как о великих добродеях. А тупые кретины сговариваются по-другому: всё разорвать, растащить, раздерибанить, а дальше – хоть потоп…

Одно дело – это частная собственность, возникающая по итогам труда человека, его собственное «произведение искусства». Совсем другое дело – собственность, искусственно переданная в частные руки, никакого отношения к ней не имеющие: в этом случае грань между приватизацией и кражей совсем уж тонка и зыбка.

Развитие частной собственности отнюдь не предполагает сворачивание и сокращение государственной собственности.

В нормальном обществе развиваются все сегменты, и только при раковой болезни одни клетки пожирают другие.

Почему частная собственность не может расти рядом и параллельно с ростом госсобственности?

Вот пример – я построил сыроварню, а государство – металлургический комбинат. Пока я строю вторую сыроварню, государство строит второй комбинат. И частная собственность растёт, и рядом с ней – госсобственность тоже растет. Это и есть – нормальная экономика: расти друг с другом, а не за счет друг друга.

Воровская логика подменяет понятия. Частную собственность начинают формировать из конфиската – подобно тому, как гитлеровцы расселяли немецкие семьи в «освободившиеся» еврейские дома. Но это ведь уже не трудовая частная собственность, а скупка краденого!

Рабовладение вырисовалось в СНГ сразу же после того, как во главе промышленности встал частник. Исчезли надежды на народные предприятия, анонимный «главный держатель акций», тот который при ваучерах приватизировал госсобственность и рудники, заводы – поставил себя на место Бога и стал решать за всех, как жить. А ведь зачастую даже имя его засекречено!

К этим самозванным «богам» люди идут на поклон наниматься, просится на работу, в надежде «устроится» - что умножает как паразитизм верхов, так и извращенно-униженное, полурабское положение низов.

В СНГ произошло «обатрачивание» прежде независимых и защищенных домохозяйств, подробно исследованное мной на примере пост-советской Армении.

Советское домохозяйство было «индустриальной фермой» - ему в силу советских законов выделялся ограниченный, но неотъемлемый участок ресурсов – кои суть есть источник всех благ. Формально рабочий не был частным собственником своего станка на заводе или письменного стола в ВУЗе; но советские законы, исключавшие безработицу и пауперизацию – наделяли его правами «свободного фермера» (только в новых условиях, в условиях города, когда уже не пахотная земля, а иная конфигурация ресурсов кормит).

Что происходит в момент приватизации? Примерно то же, что в Англии эпохи огораживаний. Защищенный общинник перестаёт быть защищенным, а его кондоминиум общинных ресурсов – утрачивается. На общих пастбищах возводится частно-собственническая ограда воров-заговорщиков. Утраченный кондоминиум ресурсов общине никак не компенсируется, а существовавшая ранее защита положения – отменяется.

Свободный общинник становится батраком, паупером, бродягой. Это и есть суть постсоветской приватизации: имели люди (по отношению к "матери благ" – ресурсам) статус «защищенных пользователей», который они «от большого ума» променяли на статус «униженных просителей».

Городской «фермер», ведший устойчивое и независимое собственное хозяйствование – превратился городского батрака. Конечно, используемая мной «агро-терминология» многим покажется странной, но я употребляю её, чтобы разъяснить суть дела.

Как и в английское деревне 17-го века есть человек, опирающий своё домохозяйство на собственные, неотъемлемые права (фригольдер). И есть человек, который собственных прав не имеет, и должен выклянчить своё положение у хозяина ресурсов (лисгольдер).

Чтобы ещё понятнее было: один живет в мире без заборов – потому что совладелец большого хозяйства. Другой живет на пустыре между заборами – и, чтобы выжить, должен выклянчить себе пропуск за забор. Потому что «и стол и дом» - только там, за забором, где у человека нет никаких собственных прав. Пустят – повезло. Не пустят – что поделать, хозяйская воля…

Советское домохозяйство имело непосредственный доступ к производящим благо ресурсам и гарантированную долю в получаемых из этих ресурсов благах; желающий обрабатывать ресурсы - оплачиваемую работу не просил, а требовал.

В новых условиях домохозяйство отрезали от "поля" (того пространства, на котором произрастают потребительские блага) - как дом фермера огораживания отрезали от его пашни. Хочешь туда пройти и чего-то для себя вырастить? Сперва получи разрешения владельца...

Сегодня мы немногое знаем о частной или смешанной форме собственности субъектов, всех этих закрытых и открытых акционерных обществ. Что они там делают, какие махинации проводят, оказывая разного рода давление? Это всё коммерческая тайна.

На поверхности – лишь низкая эффективность работы «монетарно-мажоритарных» компаний акционеров – предоставленных самим себе. Мы видим мир заборов - замкнутость, тайна хозяйничают в нём, и делят власть с низкой эффективностью, которую не спрячешь за забором, ибо «выхлоп» всех этих таинственных «государств в государстве» - около ноля…

Мы мало знаем, что они производят, как живут, как делят выручку, прибыль – ибо врата за семью замками есмь. Но то, что люди, основная масса – прозябают - очевидность.

Помимо прочего, нам (как и науке) неизвестна сама система оценки эффективности труда и производительности. Оснований при распределении прибыли внутри общества никаких нет, прихоть «олимпийских богов» - вот единственное (и непредсказуемое) основание. Конечно, в малом и среднем бизнесе – трудно владельцу дурить с оплатой, сам без штанов останется. А вот частник-монополист-хищник ничем не связан: он грабит, укрывает, необоснованно подымет расценки, чтобы самому оставаться вне конкуренции. Хуже того: сложилась система, при которой самые высокие прибыли именно у менеджмента самых неэффективных монополий: ведь эффективность снижает издержки, а прибыль владельцев – издержки производственных линий…

Система колониальная и безысходна. Возьмем для примера, как алюминий король Дерипаска вывозит за рубеж продукцию своей компании (конкретно известно, что много везут в Англию). Там он алюминий продаёт по тамошней рыночной цене, и следует распыл выручки: часть «король» прячет в офшоры, част продаёт на «межбанке» в России, часть - конвертируя в рубли, тратит на зарплату и налоги. На первый взгляд – вроде, так и положено, частник, главный собственник.

Но, если посмотреть глазами экономиста: что мы меняем на что? Реальную ценность на бумажную псевдовалюту? С каждым таким оборотом мы усиливаем геополитического конкурента и ослабляем себя. Это реактивный принцип движения в экономике, когда «головка ракеты» летит вверх за счет отбрасывания нижних ступеней вниз…

Россия получила валюту, скажем, евро или доллары. Зачем она России? Допустим, купить штаны и унитазы. Этой покупкой подрываем собственное производство. Может быть, умнее купить передовые технологии по производству тех же штанов и унитазов, т.е. не делать свою платежеспособность укрепляющим их рынком сбыта их продукции?

И тут следует жестокий ответ жизни: закупать нужное «там» не дадут. Мусор в виде отработанного ширпотреба – пожалуйста, губите себя тунеядством, ребята! А технологии – нет. Мы превращаем себя за свои же ресурсы (металл, энергию, вложенную в металл и т.п.) в их рынок сбыта.

Когда внутри страны продаётся часть валютной выручки, её приобретают те, которые съездили позаимствовать валютные кредиты. И те, которые часто выезжают за бугор вслед за уже вывезенным добром: из страны хлещет живая кровь украденный русский капитал. Прутся тратить деньги, вырученные за невосполнимые ресурсы - ротозеи-туристы. А народу и будущим поколениям что остается? Отравленная земля и выработанные недра?!

(Продолжение следует)

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 8 июня 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше
  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.