Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

​БЕДНОСТЬ – НЕ ПОРОГ – 2

​БЕДНОСТЬ – НЕ ПОРОГ – 2 Предыдущую статью нашего цикла мы закончили обещанием раскрыть взаимосвязь гуманистических идеологий с потребностями расширенного воспроизводства и растущего товарооборота. Проницательный читатель, впрочем, уже увидел эту взаимосвязь: она заключается в преодолении гуманистическими идеологиями закона рыночной энтропии.

Начало темы: ЗДЕСЬ

Дело в том, что рынок, безусловно, бывает двух основных видов.

1.Рынок, на котором все торгуют со всеми.

2.Рынок, на котором немногие торгуют с немногими в присутствии огромной неплатежеспособной толпы «лишних людей».

Может ли рынок первого типа выродиться в рынок второго типа? Вопрос, на самом деле, так не стоит. Рынок первого типа не только может выродиться, но и обязательно выродится в рынок второго типа под действием неумолимых рыночных законов. Единственная преграда на пути к такому вырождению – ДЕЙСТВИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГУМАНИСТИЧЕСКОЙ ИДЕОЛОГИИ.

Совершенно очевидно, даже чисто арифметически, что для расширения товарооборота, для увеличения производства рыночная экономика требует не сокращать, а наращивать количество потребителей и объемы потребления. Без расширения потребления производить много будет некому, незачем и некуда. Ну, допустим, ещё в милитаризированной, административно-командной экономике наделают невостребованных продуктов по госплану; но кто и зачем будет в рыночной экономике делать невостребованные продукты?!

Таким образом, развитие производства В ЦЕЛОМ требует не сокращения, а роста затрат: чтобы больше производить, нужно больше отдавать (и наоборот). Однако микроэкономика фирмы строится на прямо противоположном принципе: выиграть рыночную конкуренцию фирма может только при условии СНИЖЕНИЯ своих затрат и своей затратности.

Так между целостностью и её элементами возникает НЕПРЕОДОЛИМОЕ РЫНОЧНЫМИ ЗАКОНАМИ противоречие на самом базовом уровне:

1.Каждой фирме нужно, чтобы покупателей было побольше;

2.Каждой фирме нужно работников нанимать поменьше.

3.Покупатели в целом – это и есть те же самые работники после работы. Откуда же возьмется рост покупателей (и покупок), если вся система в каждом своем сегменте работает над СОКРАЩЕНИЕМ ИЗДЕРЖЕК – включая и издержки на рабочую силу?

Рынок сам по себе никогда не преодолеет этого базового противоречия между самим собой и собственными частями.

Чем эффективнее фирма избавляется от конкурентов – тем меньше у неё становится покупателей, а чем меньше покупателей – тем эффективнее ей нужно дальше избавляться от конкурентов, чтобы выжить…

Именно поэтому и родилось учение о Демократии-Коммунизме, т.е. власти городской общины над личными, частными интересами горожан (в прошлой статье мы детально разбирали, что и слово «демос» и слово «коммуна» синонимы, обозначающие одну и ту же городскую общину).

Государство – совершенно особый элемент экономики, и все аналогии между государственным и семейным бюджетом, бюджетом фирмы – весьма условны. Настолько условны, что возникает вопрос – можно ли вообще одним словом «бюджет» обозначать доходно/расходную разлиновку у государства, фирмы и семьи?

По крайней мере, это ненаучно.

Прежде всего, потому, что ДЕНЬГИ, имеющие такое большое значение для фирмы и семьи, для суверенного государства (подчеркиваю – только для суверенного!!!) никакого значения и никакой ценности не представляют.

И семья, и фирма деньги ЗАРАБАТЫВАЮТ, тогда как государство их просто ВЫПУСКАЕТ. Заработало оно свои деньги тогда, когда завоевало свой суверенитет, свою территорию – чаще всего, это было уже очень давно.

Для семьи и фирмы всякий платеж деньгами – означает первоначальные затраты, потому семья и фирма так «жмутся» при всяком платеже. Для государства платеж его же собственными деньгами ничего не стоит, как для меня ничего не стоит высказывание моими же собственными словами.

В виде денег и семья, и фирма ПОЛУЧАЮТ разрешение на ту или иную деятельность, а государство – ДАЕТ разрешение на эту деятельность. Разве нет разницы между ПОЛУЧЕНИЕМ разрешения и его ДАЧЕЙ?

Именно поэтому государство и не может руководствоваться логикой семьи или фирмы в денежных вопросах. Семье и фирме приличествует экономность в тратах, тогда как для государства экономность в тратах – самоубийственна.

Задача государства – не в том, чтобы заработать побольше СВОИХ ЖЕ СОБСТВЕННЫХ ДЕНЕГ!!! Зачем государству им же самим выпущенные деньги?! Его деньги нужны семьям, фирмам, но никак не ему самому. Задача государства – быть как можно больше транжирить и как можно больше вкладывать, то есть противоположная задача относительно трат фирм и семей.

Потому что задача государства – ОРГАНИЗОВАТЬ РЕСУРСОПОЛЬЗОВАНИЕ НА СВОЕЙ ТЕРРИТОРИИ, пустить в оборот полезные ресурсы, которые здесь находятся и лежат втуне. Государству нужно, чтобы реки вращали лопасти мельниц и турбин, чтобы ветры крутили ветряные двигатели, чтобы нефть изымалась из недр, чтобы степь колосилась пшеницей и т.п. Понятно, что и нефть в недрах, и целина в степи могут полежать втуне сколько угодно веков. И реки могут себе бежать спокойненько, никаких турбин не вращая – только такое их поведение – ВЕЛИКИЙ И ГЛАВНЫЙ УБЫТОК ДЛЯ ГОСУДАРСТВА!

---------------------------------------------------------------------------------

До революции 1917 года теоретики, кажется, понимали это яснее, чем сейчас. Например, в дореволюционной многотомной "Истории эллинизма" Иоганна Дройзена (цит. по Ростов, 1995, с.44) как само собой разумеющееся сказано: "Причины расцвета Египта после персидской эпохи легко объяснить; стоит только вспомнить об усилившемся тогда потреблении, какое возникло вследствие множества солдат, офицеров, чиновников, о дешевизне всех житейских предметов, о более широком в сравнении с персидской эпохой обращение денег, несмотря даже на тормозившее его в Александрии пристрастие копить казну...". Как видим, Дройзен напрямую увязывает непроизводительное солдатское потребление с дешевизной и расширением денежного обращения. Но как - спросит читатель, такое возможно? Ведь солдат ничего не производит - откуда же берется удешевление предметов потребления?!

Ларчик открывается просто: чем больше партия товаров, тем дешевле для производителя каждый отдельно взятый товар. С расширением потребления (даже в самом паразитарном его виде) расширяется производство - и снижается цена издержек на каждый отдельный экземпляр товарного продукта.

Производитель подобен богатырю древности, который взвалил на плечи новорожденного теленка. День за днем вес теленка растет - но растут и силы богатыря, привычного к ноше. Вскоре на плечах богатыря уже здоровенный бык - но богатырь не почувствовал перемен, происходивших постепенно, рост нагрузки компенсировался ростом натренированной силы...

-------------------------------------------------------------------------------------

Государство не может потерять деньги – ибо деньги конкретно для государства ничего не стоят. Государство может потерять ВРЕМЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕСУРСНОГО ПОТЕНЦИАЛА – порой потеря этого времени для государств смерти подобна. Ведь державы-соседи зорко смотрят, не ослабела ли страна, не слишком ли глупо она пользуется дарами своей природы?

По закону обязательного присутствия противоположностей экономности, как разумному поведению семей и фирм, обязательно должна противостоять противоположность. Иначе система сколлапсирует – под действием тех самых рыночных законов, которые, нормально используясь, приносят самое точное удовлетворение потребностей покупателю.

Экономности семей и фирм противостоит во избежание коллапса – ПОСТОЯННО РАСТУЩАЯ ЗАТРАТНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРОГРАММ СТИМУЛИРОВАНИЯ СПРОСА НАСЕЛЕНИЯ. С развитием экономики государственные расходы не сокращаются, а, наоборот, растут. Это совершенно непостижимо тому, кто видит в государстве просто «самую крупную фирму», игрока рынка, который ничем, кроме степени силы и возможностей, не отличается от других игроков.

На деле все не так! Семьи и фирмы, независимо от величины и силы, оплачивают реализуемые ими товары (включая и рабочую силу). Фирма, которая имеет продаваемый товар бесплатно и в неограниченном количестве – нонсенс. Любой фирме (и это главное отличие фирмы от государства, а не величина) – прежде, чем продать товар, нужно потратиться на него, произвести издержки.

Фирма вначале терпит убыток – и только потом получает с лихвой в виде прибыли этот свой убыток обратно (и то, если повезет).

Государство же в силу суверенитета имеет свои товары БЕСПЛАТНО. Оно имеет бесплатно те товары, которые являются сырьевыми – земли и леса, озера и реки, недра и пространства, климат и генетику и т.п. Оно имеет бесплатно и те товары, которые, фактически, КОНФИСКУЕТ у производителей путем налогообложения или путем простой конфискации.

Если кому и быть щедрым – то только государству, потому что оно издержек никаких не несет, за исключением случаев РЕСУРСНОГО ПРОСТОЯ. Этот самый ресурсный простой (неумение поставить у себя на территории производство) – единственная причина банкротства государств.

Ещё проще говоря: семье нужно заработать деньги, и фирме нужно заработать деньги, это их экономическая задача, а государству нужно, чтобы люди работали, были заняты полезными делами – и это его особая, лежащая в совершенно другой плоскости экономическая задача.

Любящий отец, заставляющий сыновей делать школьное задание – не прибыль извлекает из этого школьного задания, а организует полезную занятость своих детей. То же самое относится и к государству. В получении денег государство не заинтересовано, оно в любой момент их может выпустить вагон, а вот полезная занятость граждан – то, для чего государство присутствует в экономике.

Для того, чтобы рынок не сколлапсировал в РЫНКОЦИД – нужно, чтобы гуманистическая идеология блокировала и отбрасывала костлявую руку буржуазной бережливости, частной экономности, весьма разумной, и даже приветствуемой у частного лица. Но не у государства!

Приведу пример, чтобы всем было ясно, как НА ЛЮДЕЙ и ПРОТИВ ЛЮДЕЙ может работать рыночный закон.

Предположим, у некоего пекаря есть противень и печь, рассчитанные на выпекание 10 караваев хлеба. Но пекарю не нужно 10 караваев. Если он печет на себя, то зачем ему потом черствые сухари? Он больше каравая с семьёй не съедает… Если он печет на продажу, то ему выгоднее продать один каравай за 10 рублей, чем 10 караваев по рублю.

Так пекарь думает не о расширении, а о сокращении производства. Те 9 нищих, которые могут дать за каравай только 1 рубль, пекарю неинтересны. У него есть один, но богатый покупатель, который платит 10 рублей за один каравай. Этот богатый покупатель – не дурак. Он перестанет платить 10 рублей за каравай, если пекарь наделает много караваев, и станет продавать их по рублю. Он, как умный человек, заплатит за каравай столько же, сколько и нищие – т.е. 1 рубль, и не копейкой больше.

Поэтому пекарю экономически выгодно, чтобы караваев выпекалось мало, богатый плательщик платил много, а нищие не получали бы вообще ничего.

Более того: пекарь начинает думать – а не переделать ли печь и противень под более малый формат? Зачем мне, говорит пекарь, такой здоровенный противень и такая большая печь? Не лучше ли мне иметь маленькую печурку и противень на 1 каравай?

Как вы понимаете, в нашей аллегории мы подошли к ПРОБЛЕМЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ ДЕГРАДАЦИИ ПРОИЗВОДСТВ ПРИ РЫНКОЦИДАХ.

Чем выпускать и держать оборудование, которое будет выпускать много дешевых товаров – лучше выпускать и держать оборудование, которое будет выпускать товаров мало, и соответственно, сделает их дорогими…

Что в нашей схеме производит ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ?

Она взламывает естественную экономность пекаря самым жестким и беспардонным образом. Более того, скажу, что её действие сильно смахивает на шантаж и террор! По сути, гуманистическая идеология государства терроризирует производителей, заставляя их идти навстречу нуждам прежде выключенных из товарооборота слоев населения.

-Ты ведь хочешь кушать свой каравай? – спрашивает государство у пекаря. – Или, неважно, продать его за большие деньги? Но я не дам тебе сделать этого, прежде чем ты не выпечешь каравай для безногого Ганса, старой Хельги и меня заодно! Сперва выпеки нам всем, а потом уже получишь право кушать свой каравай…

Только при таком подходе у пекаря появляется смысл увеличивать загрузку противня новыми буханками. Выпекая четыре каравая вместо одного (голод – не тетка!) пекарь в 4 раза увеличивает производство, а вместе с тем растут и производительные силы данного общества.

До либерального переворота, случившегося в мире после крушения СССР, напуганные капиталисты действовали именно в рамках выше нарисованной схемы. По тогдашним законам «социального государства» на себя они могли потратить лишь малый процент выручки собственного предприятия. Например – на роскошь не более 5% чистого дохода, остальное – инвестировать!

Чтобы потратить в ресторане 5 марок или долларов, чтобы заправить личный лимузин на 5 франков или гульденов – капиталист вынужден был вкладывать в развитие производительных сил своего общества 95 марок, долларов, франков, гульденов. Он ел свой личный каравай только после того, как выпек чертову уйму караваев для Бог знает кого и где!

Этот шантаж, общественный террор и позволял рыночному обществу расти вверх в ХХ веке. Без такого шантажа, как мы, историки, хорошо знаем, рыночное общество никуда не растет, напротив – начинает пожирать и переваривать самое себя. Конкуренция регулярно ополовинивает состав победителей в самой себе, обменивают товар на деньги только победители, а побежденные выводятся за скобки (в кровавое законодательство Тюдоров). У проигравших конкуренцию нет уже ни денег, ни товаров, они либо живут, нищенствуя, либо вымирают.

Дело в том, что рыночный закон совершенно очевиден: нельзя и невозможно так сократить сумму общих денежных расходов, чтобы при этом не уменьшилась сумма выручки с цикла. Если вы сэкономили доллар, то это значит, что кто-то этот доллар недополучил (а ведь раньше получал!). Следовательно, он не вложит этот доллар в ту покупку, в которую раньше вкладывал. Следовательно, производство через вашу экономию съежилось на доллар! У вас на доллар больше – а у товарооборота нации – на доллар меньше…

А. Леонидов-Филиппов.; 30 августа 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше
  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..