Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Август
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

А.ЛЕОНИДОВ: ОСНОВЫ ТЕОРИИ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А.ЛЕОНИДОВ: ОСНОВЫ ТЕОРИИ ЦИВИЛИЗАЦИИ Социопсихический кризис второй половины ХХ века – это превращение мыслительной деятельности в аморфное и децентрированное «бултыхание образов».​Ведь изначально мыслительная деятельность – это же не просто бултыхание образов в голове. Она некогда имела у хомо сапиенс вполне направленный характер – велась для обустройства жизни и отодвигания смерти. Но для такой направленности мыслительная деятельность должна быть центрированной, должна иметь приоритеты, в ней второстепенное должно служить и подчинятся главной цели.

Когда мыслительная деятельность подчиняется цели – она центрирована, гармонизирована и это называется жизнью. А когда мыслительная деятельность сама ставит цели – тогда она и это называется игрой.

Игра полезна для моделирования – но она не может заменять собой жизнь. Жизнь – нечто, данное человеку извне, от того, что больше человека, а игра – нечто, подчинённое человеку и внутреннее.

Неудивительно, что заигравшиеся – вымирают. Они подменяют законы объективной реальности своими выдуманными, из пальца высосанными игровыми правилами – не зная жизни, они беззащитны перед её реальными, объективными проявлениями.

Почему не было в истории народов без религии? Да потому (в том числе), что религия – не давала мысли человеческой громыхать и болтаться, как картофелине в ведре, она вводила мыслительную деятельность В РАМКИ и подчиняла мыслительную деятельность ОБЩИМ ПРАВИЛАМ.

Человек – безусловно, господин своей мысли. Он может думать о чём угодно, воображать, что угодно. Но он, столь же безусловно, не господин реальности. И если он может думать, о чём угодно, то иметь реальность, какую вздумается, он не может. Это и обуславливает разницу между игрой (выдуманной человеком псевдореальностью) и жизнью (объективной реальностью, подчиняющей себе человека и не подчиняющейся человеку).

Понимая это – мы понимаем и природу социопсихического кризиса в мире во второй половине ХХ века.

Выживание людей стало столь отлаженным и налаженным, что стало казаться людям нерушимым, небьющимся.

Норм и правил выживания стали не замечать – как не замечают воздуха, которым дышат (его, воздуха, как бы и нет – мы автоматически назовём «пустой» коробочку, в которой нет ничего, кроме атмосферного воздуха).

Началась патологическая экзотика мыслительной деятельности – завораживающая своей смертоносной «свободой», скинувшей с мысли необходимость ПОДЧИНЯТЬСЯ реальности и подарившая мысли возможность ПОЛНОГО ПРОИЗВОЛА.

Это, в свою очередь, дало возможность всяким «древним украм» запустить целую череду произвольно, без оснований, избранных игр и породило реальность, в которой сектанты сами себя не осознают сектантами и окружающие не видят в них сектантов.

А ведь в сущности, сектант – тот, кто целиком, до фанатизма, подменил жизнь игрой, а неразрывно связанную с внешним для человека миром истину – собственной выдумкой, досужим домыслом, праздной игрой ума, принявшей окостеневшие формы.

Это не вчера началось. Очень много сектантства, упёртого, фанатичного и самодовольного – мы находим уже в марксизме и большевизме. Но там-то центрированность сохранялась - просто центр был произвольно смещён, ось вращения накренили - однако притяжение второстепенных мыслей к главной сохраняли...

Потом пришла пора стадии полного распада. А это уже вопрос поддержания систем цивилизации в рабочем состоянии.

Штука в том, что системы поддерживать не может кто угодно и как угодно. Это могут делать только специально подготовленные люди и только вполне определённым в инструкциях способом – иначе сложные системы развалятся и выйдут из строя.

У человека второй половины ХХ века родилось странное представление о цивилизации – как о квартире, в которую может поселиться любой, лишь бы была квартира.

Вопрос содержания подменяется вопросом местоположения. Но на самом-то деле совершенно очевидно, что цивилизация – это сам человек, его нутро, а вовсе не квартира, в которой он живет.

Если вы поселите обезьян (одних, без дрессировщика) в самый современный коттедж, то они, наверняка, подумают: «какие странные джунгли!». Но не более того. В комнатах этого коттеджа, оборудованных по самому последнему слову техники, они будут вести себя точно так же, как в самых девственных и первобытных джунглях. Преимуществами техники они воспользоваться не смогут. Равно как и не смогут соблюдать меры техники безопасности.

Понимание того, что цивилизация – это не предметы вокруг человека, а собственно сам человек, который является единственным носителем цивилизации – во второй половине ХХ века было совершенно утрачено.

Цивилизацией стали считать вещи. Есть вещи – есть цивилизация. Нет вещей – нет цивилизации.

Но любая вещь сама по себе – это всего лишь искалеченный элемент дикой природы. Так, например, книга – если её никто не читает – это перетёртая в труху и переваренная древесина, и ничего больше. Книги не разговаривают с нами – это мы разговариваем друг с другом посредством книг.

Человек ХХ века всерьёз решил, что можно быть глупее обезьяны – и при этом (с помощью простейших навыков) – пользоваться всеми благами высокой цивилизации вокруг себя.

Прекратилось внутреннее развитие человека, обнищала его духовная жизнь – чего же мы удивляемся деградации технической и социальной сферы?

А что должен был делать мир предметов и отношений – если он лишь отражение внутренней духовной жизни людей?

А. Леонидов-Филиппов.; 17 мая 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..