Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Империя под ударом

​Дональд Трамп в настоящий момент запоздало ищет выход из своей же собственной стратегии жёсткого поведения в отношениях с Китаем, поскольку его подход не приносит желаемых результатов, пишет обозреватель The National Interest Дэннис Хэлпин. Более того, по мнению автора, Поднебесная пока побеждает в торговой войне, которую развязал Трамп. Китай побеждает в торговой войне президента США Дональда Трампа, пишет в своей статье для The National Interest бывший кадровый дипломат и бывший высокопоставленный сотрудник конгресса Дэннис Хэлпин.

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) 19 сентября сообщила о том, что «мировая экономика будет расти самыми медленными темпами со времён финансового кризиса на фоне того, что бизнес-инвестициям и торговле мешает набирающий обороты спор между США и Китаем, который может нанести ещё больше вреда в ближайшие годы».

Как отмечает автор, эта новость определённо не предвещает ничего хорошо для президента Дональда Трампа, которому предстоит непростой год, когда он попытается переизбраться на второй срок. Последним американским президентом, который разыгрывал «пошлинную карту», был Герберт Гувер. Именно он подписал закон Смута — Хоули о тарифах и заплатил за это горькую цену в ходе выборов 1932 года, говорится в статье.

Теперь Дональд Трамп, похоже, запоздало ищет выход из своей стратегии жёсткого поведения в отношениях с Китаем. Большой вопрос заключается в следующем: есть ли у Пекина серьёзный стимул помогать американскому президенту или же он применит выжидательную тактику, чтобы после выборов 2020 года заключить с возможным преемником-демократом более выгодную сделку?

Противоречивый стиль ведения переговоров Трампа, кажется, теперь поставил его перед дилеммой. Хотя его политическая база любит наблюдать за «избиением Китая», продолжат ли они поддерживать президента, несмотря на болезненные экономические последствия его шагов?

Переговорный стиль Трампа, описанный в широко известной книге 1980-х годов «Искусство заключать сделки», предусматривает жёсткий подход, который используется в сфере недвижимости в Нью-Йорке. Его суть — определить уязвимые места противника и сыграть на этом. Также этому стилю характерна такая манера поведения, при которой вы действуете показательно агрессивно, доводите ситуацию практически до отчаянного положения, а затем идёте на попятную в надежде на то, что благодаря такому запугиванию ваш противник согласится на сделку, которая больше выгодна вам, чем ему.

В самой книге Трамп описывает свою манеру ведения переговоров следующим образом: «Мой стиль заключения сделки довольно прост и прямолинеен. Я целюсь очень высоко, а затем я просто продолжаю давить, чтобы получить то, к чему я стремлюсь».

Трамп, которому никогда не была свойственна скромность, в своей книге также утверждал, что за несколько десятилетий прочитал сотни книг о Китае.

«Я знаю китайцев. Я заработал много денег с китайцами и понимаю их образ мышления», — заявлял он.

Дэннис Хэлпин пишет, что в 1990-х годах работал в посольстве США в Пекине. И тогда переговорный подход к Китаю заметно отличался от нынешнего напористого стиля Трампа. Большинство китайских переговорщиков — это прирождённые ловкие торговцы, которые готовы заключать сделки в стиле «рука руку моет», когда удаётся соблюсти необходимый уровень приличия и обе стороны могут уйти, «сохранив лицо».

«Я никогда не забуду один случай, который произошёл, когда я исполнял обязанности генерального консула в Пекине. Я вёл переговоры с китайским Министерством иностранных дел о выдаче визы видной американке китайского происхождения, которая хотела посетить очень больного члена семьи, но Пекин запретил ей въезжать в страну за её правозащитную деятельность. Мы заключили сделку за закрытыми дверями, и гражданка США смогла увидеть своего умирающего дядю», — пишет Хэлпин.

В отличие от этого, подход Трампа, который состоит из напыщенных твитов и внезапных разворотов на 180 градусов в переговорных требованиях, напоминает многим китайцам западное варварское издевательство над Поднебесной во время китайского «века унижения».

Низкопоклонство перед западным варваром, по всей видимости, нельзя считать приемлемым вариантом для председателя КНР Си Цзиньпина. Автор отмечает, что спросил одного китайского друга, могут ли произойти демонстрации, наподобие событий на площади Тяньаньмэнь, в том случае, если Си уступит требованиям Трампа.

«В этом не было бы никакой необходимости, — ответил ему знакомый. — Генералы Народно-освободительной армии застрелили бы его за предательство родины».

Кажущаяся уверенность китайского руководства в том, что они могут обыграть Трампа в его же игре, берёт истоки из другой китайской культурной концепции «поедания горечи» — 吃苦 (на пиньине — chīkǔ). Ныне две крупнейшие экономики мира вовлечены в противостояние, которое потенциально может приобрести колоссальные размеры, кроме того, после трёх десятилетий теснейшего взаимодействия между ними происходит разрыв связей. Итогом всего этого может стать то, что экономические последствия ударят по обеим сторонам Тихого океана.

Однако руководство КНР уверено, что даже 400–500 млн китайцев, то есть примерно треть населения Поднебесной, живущие в прибрежных городах и претендующие на звание представителей среднего класса, легче перенесут трудности «поедания горечи», чем, как они считают, «мягкие» американцы.

Пекин уже нанёс стратегический ответный удар по Трампу и по его самым болезненным местам. Например, с помощью ответных пошлин Китай ударил по выступающим за Трампа фермерам в таких ключевых штатах, как Айова и Висконсин, которые необходимы ему для того, чтобы иметь надежду на переизбрание.

«Подходящим текстом для американо-китайской торговой войны может быть не «Искусство заключать сделки» Трампа, а двухтысячелетняя классика китайского генерала Сунь Цзы «Искусство войны». Последний, как известно, отметил: «Если ваш противник по характеру холерик, старайтесь раздражать его. Притворитесь слабым, чтобы он стал высокомерным», — пишет в завершение своей статьи для The National Interest Дэннис Хэлпин.

По сообщениям информационных агентств;

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..