Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Декабрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

ЧЕМ ВЛЕЧЕТ ЖЕНЩИН ИГИЛ?

ЧЕМ ВЛЕЧЕТ ЖЕНЩИН ИГИЛ? ​Вся страна знает историю Варвары Карауловой, отправившуюся искать счастья в сторону восточных стран, где ИГИЛ играет первую скрипку. Как известно, девушку вернул в Россию ее папа. Зато до сих пор неизвестно, с какой целью богатая москвичка пыталась проникнуть на территорию, которую контролируют джихадисты. При этом журналисты почему-то акцентируют внимание на политической стороне этой истории. Мол, студентка философского факультета МГУ подалась за бугор, поскольку увлеклась идеями радикального ислама.

Да не исламом она увлеклась! А просто потусоваться поехала. Да, тусовка на грани жизни и смерти, но, что делать в Москве обеспеченной россиянке, которой отдых в Европе и Америке – не в радость… По одному из социологических опросов семь из десяти липецких выпускников мечтают учиться в Москве, и ровно столько же их московских сверстников жаждут сесть за парты заграничных вузов.

Ничего безумного в желаниях этих молодых людей, конечно же, нет, ибо кого не манили «огни больших городов»? Но неужели на экономистов и юристов нельзя выучиться в МГУ, а на инженера в липецком «политехе»? Можно. Но для юного москвича – Сорбонна круче «бауманки», а для липчанина педуниверситет имени Крупской престижней ЛГПУ.

Не за дипломом молодежь едет, а на тусовку. Кто-то скажет, что вон Ломоносов тоже ездил учиться за границу, да - ездил, но первое образование он получил в родных Холмогорах, а второе - в России…

…Впрочем, не о ломоносовых сегодня речь. Про Варю Караулову завтра забудут. А пока только ленивый не обсуждает ее бегство из России. Вот пример. На прошлой неделе отправили меня в командировку в Москву. В поезде вывалил на стол купленные газеты. В каждой - история про Варвару Караулову. Разговорились со спутниками по купе. Вдруг одна из женщин заявляет: «Да я такая же Варвара Караулова!» Купе вмиг притихло.

«Нас с тремя подругами относили к золотой молодежи Липецка, - начала рассказывать спутница, которой на вид было лет за сорок. - В стране - перестройка. Модно стало выходить замуж за иностранцев. Помните, вся страна пела: «Я мечтаю жить на Ямайке…». На Ямайке я не оказалась, нашлось другое место, где хлебнула лиха… В общем, как-то познакомились с турками, которые реконструировали заводоуправление НЛМК.

Они нам представлялись сплошь инженерами, красиво ухаживали, красиво пили кофе…

Ну и все в них повлюблялись, а замуж вышли двое, я да еще одна дуреха. Забегая вперед замечу, что в Турции у обеих сложилась одинаковая, как картошка, жизнь. Сыграли с моим усатым Мурадиком свадьбу. Приехали в Стамбул, а оттуда в его родную деревню.

Посадил он меня под замок. Нет, паранджу не одел, Коран читать не заставил, но на улицу только под конвоем его родственников, да и куда идти, кругом – горы. На третьи сутки этого житья я от тоски все глаза выплакала. Думаю, чем заняться. Начала язык изучать. За полгода по ихнему шпарила не хуже чем Роксалана, знала всех их знаменитых писателей, войны.

И именно тогда-то я по-настоящему поняла, какая я идиотка! Мой благоверный муж ничегошеньки из себя не представляет, как, впрочем, и все его окружение. На людях красиво пить кофе только и могли. Но разговоры при этом – скука смертная, кто, что сказал, кто, что купил…

У нас же последний двоечник в школе цитировал «Евгения Онегина». В общем, через год я сбежала в Липецк, еще через год вышла замуж за обычного в принципе человека, который не энциклопедист, но знает, чем, к примеру, занимались Страдивари и Карл Маркс».

- Скажите, а причем здесь Варвара Караулова? – спрашиваю я.
- А при том. Если бы мне было сейчас 20 лет, то не исключаю, что повторила бы ее судьбу.

Представьте, мой Мурадик был бы отмороженным экстремистом, я в него влюбилась, и вместо его родной деревни в горах, я оказалась бы где-нибудь в сирийских окопах…

ИСТОЧНИК

Соб. инф.; 28 июля 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше
  • Наш сайт (ЭиМ) глушат!

    Наш сайт (ЭиМ) глушат! Одно дело - слышать про такое со стороны. Другое - лично столкнуться.В РФ начиная с 30 сентября сего года неизвестными лицами произведено техническое веерное отключение сайта ЭиМ, который для большинства пользователей вдруг стал "недоступным". У нас он работает, как ни в чём не бывало, но мы - в локальном пузыре, а с мест сообщают, что сайт нигде не открывается.

    Читать дальше
  • ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ...

    ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ... Можно спорить о художественных достоинствах или философских идеях романа «Апологет» А. Леонидова, на днях опубликованного замечательным издательством «День Литературы»[1]. Об одном спорить не приходится: с такой стороны революцию и советский строй ещё никто не осмыслял! Ни сторонники, ни противники таким образом её не рассматривали, факт. Остальное – спорно. Как, в общем-то и должно быть с художественным произведением, главное требование к которому во все времена – свежесть и оригинальность. И это есть…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..