Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

ЗООПСИХОЛОГИЯ[1] И ВРОЖДЁННЫЕ МОТИВАЦИИ

ЗООПСИХОЛОГИЯ[1] И ВРОЖДЁННЫЕ МОТИВАЦИИ Разбираясь с удивительным и многослойным психическим миром человека, мы замечаем, в первую очередь, что в нём сочетаются врождённые, гиперболизированные и собственно-цивилизационные мотивации. Врождённые коренятся в глубинах подсознания и роднят человека с животным миром. Они и наиболее очевидны и наиболее примитивны. Их происхождение понятно, для их проявления не требуется ни образования, ни воспитания, ни уровня развития личности. Например, вкусно покушать любят все. Правда, некоторые из тех, кто любит вкусно покушать, кроме этого, любят ещё и сложные книги. А другим достаточно вкусной жратвы: на большее они не претендуют.

Половой инстинкт тоже присущ всем: и тем, кто стремятся попасть на лекции по термодинамике, и тем, кто совершенно туда не стремится. Половой инстинкт оказывается смычкой, мостиком между людьми развитыми и примитивными – создавая несчастливые (а иногда даже и счастливые) браки. Есть мотивация, которая движет обоими участниками отношений, а есть мотивация – присущая только одному из них. Понятно, что наиболее общая мотивация – наиболее примитивная.

Цивилизация развивается не только путём возникновения собственных, чуждых животному миру мотиваций. В значительной степени цивилизованное мышление выстроено на гиперболизации врождённых (зоологических) мотиваций. Какое-то свойство, имеющееся у животных в зачаточном состоянии, развивается, гиперболизируется, из зачаточной формы переходит в развитую форму.

Таково, например, стремление Разума сделать мимолётное удовольствие постоянным, «праздником, который всегда с тобой». Животный инстинкт лишён трёхмерного представления о времени. Для инстинкта нет ни прошлого, ни будущего, его время – одномерно. Да и пространство его замыкается на биологической локации «Я».

Потому нельзя вдохновить животное идеей вечной сытости – гарантии сытости на длительное время слишком абстрактны для животного, живущего в режиме «здесь и сейчас». Попытки выстроить систему гарантированного снабжения (низший уровень коммунизма, «гуляш-коммунизм») отторгаются людьми с зоологическими приоритетами работы мышления.

Мечтать о системе, при которой ты сыт не только сегодня, но и всегда – может только человек. Для этого он и создаёт чуждое животному миру производительное и цикличное хозяйствование. Животные этого не понимают, они умеют наслаждаться только моментом, они всегда «надеются на авось» и живут милостями, подачками природы, не пытаясь их воспроизводить хотя бы в режиме «вечного цикла».

Хищник скорее умрёт от голода, чем задумается о воспроизводстве тех травоядных стад, которыми питается. Да и антилопа скорее погибнет, чем задумается о том, что подвергает экосистему опустыниванию. О том, что пожирая траву в неумеренных количествах, превращает луга Сахары в мёртвые пески.

Если стремление ко вкусной и здоровой пище – животное, врождённое, то стремление к упорядочиванию её воспроизводства – уже человеческая сложная мотивация, требующая умозрительных конструкций, предсказания будущего путём постижения причинно-следственных связей. «Я сажаю зёрнышко, из которого, вероятно (но не гарантированно) вырастет колос со множеством зёрен». Животное предпочтёт съесть зерно, чем думать о каких-то плодах, которых пока ещё и нет вовсе, которые лишь предполагаются через год (а в случае с садоводством – через многие годы). Мысль о «провоцировании» грядущего изобилия требует высокого уровня абстрактного мышления. Можно так изучить природу, что, включая причины – через длительное время добьёшься важных последствий…

+++

Так в мире человеческих мотиваций возникает то, что научная социопатология называет «гипериями».

Гиперия – изначально присутствующее свойство, искусственно увеличенное, принявшее чрезмерные для дикой природы формы. Например, профессиональная исследовательская наука – гиперия природного любопытства, свойственного в зачаточной и неявной форме любому живому существу. Большое и сладкое яблоко – гиперия дикого, мелкого и кислого яблока. То есть некоторые свойства предмета доведены в гиперии до непостижимого в дикой природе масштаба. Селекционер от урожая к урожаю отбирает самые лучшие яблоки, гиперболизирует их зачаточные свойства, и в итоге создаёт нечто новое.

В отличие от зоологической мотивации, понятной любому зверьку, гиперия, как мотивация, требует сложного уровня развития мышления. Примитивный человек увидит в «запойном» чтении лишь порчу зрения и странный паралич тела, воспримет страсть к чтению не как жажду познания, а как нездоровое и нелепое поведение. Именно так (и совершенно искренне) либералы сегодня воспринимают рачительных «совков» - в качестве людей, не умеющих жить, как самострелов и членовредителей.

Чем гиперия отличается от мутации, от уродства, вроде горба или сухорукости? Ведь и то, и другое искажает и деформирует организм и присущую инстинкту форму жизни. Но гиперия отличается тем, что она – полезная мутация, она неразрывно связана с целеполаганием, идеалами и святынями данного общества.

Например, селекция садовых яблок создаёт яблоки-уроды, отличающиеся неестественной величиной и сладостью. Если не понимать, в чём смысл величины и сладости плодов – то мы увидим лишь издевательство над яблонями, которых делают нежизнеспособными, корявыми, нестойкими под ударами дикой природы и т.п. То же самое относится и к селекции собак (в итоге получаются такие, которые порой даже и сами размножаться-то уже не умеют), и вообще всего цивилизованного образа жизни.

+++

Гиперии цивилизации – мостик, соединяющий зоопсихологию с собственно-человеческой психологией. С одной стороны – гиперии ещё животные мотивации. С другой – их чрезмерная развитость уже не свойственна дикой природы, требует культвации. Понятно, что Мичурин не создал с ноля свои сорта яблок. Но понятно и то, что в диком лесу яблони Мичурина быстро утратят гиперии свойств. Эти чрезмерные (с точки зрения естества дикости) свойства они могут сохранять и передавать только в искусственных условиях возделывания.

Выше гиперий (естественного происхождения, но чрезмерных для естества объёмов качества, свойства) находятся собственно-человеческие или цивилизационные мотивации психики. Они не просто преувеличивают естественное свойство дикого аналога, но и порой перечёркивают его, «отменяют инстинкт». А порой – совершенно чужды и «параллельны» естественно-животным мотивациям. То есть не враждебны – но и ни в чём не родственны.

Например, героизм идеологически-заряженного воина (фанатика идеи) на войне перечёркивает инстинкт самосохранения животного. А стремление увековечить себя после смерти, обратиться со словом к далёким, неведомым потомкам – «параллельно» зоологическим мотивациям, необъяснимо с точки зрения биологического естества.

Мы уже установили в предыдущих работах, что источником очеловечивания животного является не какая-либо деятельность[2], а единственно и только способность воспринимать категории вечного и бесконечного. То, что церковь называет «образом и подобием божиим» в человеке, а психологи – «зрением Бога».

У человека есть не только биологические глаза (которыми он видит реальность вокруг себя, насколько хватает зрения), но и «глаза Бога», способность видеть невидимое, запредельное или ещё не существующее, способность окинуть мысленным взглядом всю Вселенную, вместить её в себя. Когда человек смотрит «глазами Бога» - то себя он воспринимает отстранённо, как посторонний объект, а не как центр всего мира. Он видит себя со стороны, уравнивает себя с другими, себе подобными, оценивает своё поведение объективно, а не с точки зрения шкурных интересов особи.

Выходя за рамки особи и её локаций, человек обретает способность жертвовать собой ради чего-то большего. Того абстрактного, идеологического, что ему представляется более важным, чем он сам.

Собственно, только в рамках этого процесса он и становится «человеком разумным», особым, удивительным, уникальным существом. Вне этого процесса, в рамках своих телесных биологических локаций – он лишь животное, и, кстати сказать, не самое высшее.

+++

Поэтому цивилизацию можно представлять себе, в том числе, и как мучительный, долгий, непрямой процесс выделения, вырывания человека из животной, зоологической среды. Из животного мира с его особыми, «естественными» (дикими) логикой и мотивацией поступков.

Человек поднимается над миром животных, но не может окончательно разорвать связи с ними. Это проявляется, прежде всего, в конфликте его воображаемого мира, идеального – с текущей реальностью. Человек, в отличие от животных, не воспринимает текущую реальность, как необсуждаемую данность. Он отталкивается от неё, осуждает её, и даже проклинает, он ищет средства переделать её на собственный идеал.

С одной стороны, на этом строится прогресс и наука. Величайшая сила, обретённая человечеством за 5 тыс лет цивилизации – продукт несогласия идеалистов с текущей реальностью, продукт их проклятия миру, в котором они родились. Если бы человек не искал выхода из пещер – он бы его и не нашёл. Кстати, и сегодня ещё есть на планете племена, которые умудряются жить в каменном веке, то есть проспали, пропустили 5 тыс лет мучительных и искусственных поисков идеализма.

С другой стороны, конфликт идеалов с реальностью несёт в себе явно недооцененный КПСС и очень опасный раздражитель живого существа. По этой дороге (имеется в виду прогресс) ходят и ездят в обе стороны. Человек, уставший подниматься – может покатиться вниз, и не будем забывать, что катиться вниз на порядок легче, чем карабкаться вверх!

Играть с человеком в сверхскоростной прогресс, игнорирующий животное в человеке, животные страсти и страхи, зоологические врождённые мотивации – мягко говоря, опасно. Ведь высшие идеалы цивилизации – не только высшие, но и наиболее оторванные от зоологических инстинктов, от низа, от естества дикого мира.

Каждый уровень на шкале цивилизованности требует специально подготовленного к нему человека, у которого разрыв зоологических устремлений и хорошо обезболен, и в достаточной мере компенсирован. Это не шутки – рвать живую ткань, сформированную необозримым временем дикого выживания в естественной природной среде!

Приобретённые мотивации – для неподготовленного человека или непонятны, или даже ненавистны. В каждом человеке живёт более или менее хорошо обузданное животное. А оно руководствуется именно законами зоопсихологии. Это:

Инстинкт выживания, половой, хватательно-поглотительный, подражательный и игровой инстинкты и инстинкт доминирования.

Всякая биологическая особь, человек она или не человек – испытывает страх перед смертью и страданиями, жажду совокупления, жажду частной собственности (схватить и поглотить всё, до чего дотягиваешься; каждый младенец суёт в род и пытается попробовать на вкус любой предмет, какой бы ни попал к нему в руки). Биологическая особь, человек она или енот, подражает поведению среды, играет в навязанные средой игры, и мечтает доминировать (то есть о власти ради власти, без реализации каких-то перспективных проектов посредством своего руководства).

+++

Цивилизация – есть процесс созидательного восхождения поколений в котором человек немыслим в какой-либо роли, кроме служителя. Цивилизация с её преемственностью (при которой человек обязан не только передать потомкам всё полученное от предков, но ещё и с «процентами»[3]) – имеет лишь одну матрицу отношений.

А именно: человек для цивилизации, а не цивилизация для человека, частное служит общему, а не общее – частному. Бесполезно обсуждать, нравится это или не нравится: цивилизация не может сложиться иначе, при иных приоритетах.

При попытке человека не служить цивилизации во имя будущих поколений, а воспользоваться безвозмездно её достижениями моментально приводит к деградации как общего строя отношений, так и производительных сил. Локализуя достижения в своём биологическом пузыре места и времени, человек разрывает цепочку, отчего наследие предков утрачивается, а потомкам всё придётся начинать с ноля (если они вообще появятся после падения с высокой ступени лестницы).

+++

Современный либеральный глобализм с его потребительством, культом личной прибыли и эгоизма особи – является не только величайшей угрозой цивилизации, но и ярчайшей иллюстрацией описанных процессов.

Не секрет, что сегодня главный метод шоу-бизнеса, от Голливуда до Болливуда, и от Макаревича до Шнура – свести гиперию или приобретённую мотивацию к первичной, животной: она понятнее, и потому привлекательнее для дегрода. То есть выдвигается модель поведения, присущая животным.

На это же работают деградирующее образование, разваленная система идеологии и воспитания, дегенеративная буржуазная философия и т.п. Конечный пункт – утрата всякой «искусственной» сложности, объявляемой «заморочками» и «комплексами». И сведение всё к животной, каждому понятной, простоте.

Кто двинулся этим (либеральным) путём – тот ликвидатор рода человеческого (не говоря уж о том, что ликвидатор цивилизации).

И мы постоянно заостряем на этом внимание читателя, потому что более острой проблемы в современной жизни просто не знаем. Ведь выпав из «искусственного мирка» цивилизации человек попадает вовсе не в какой-то аморфный хаос с разными вариантами. Он попадает в давным-давно сформированный и отшлифованный миллионолетиями мир зоопсихологии, имеющей свои давно сформировавшиеся связи и закономерности, свою внутреннюю логику и мотивационнную систему.

Человек, отпадая от Неба, уходит не в пустоту, а в землю, в хтонические глубины звериного мрака, предсказать которые несложно – но очень страшно. Поверьте, там нет множества вариантов, альтернатив или свободы выбора: там всё сложилось до нас, без нас и не для нас, и если мы туда попадаем, то нас просто размалывает в этих жерновах.



[1] Зоопсихология — наука о психической деятельности животных, её проявлениях, происхождении и развитии в видовом и индивидуальном аспектах. В психической деятельности отражается восприятие мира животным и отношение к нему, проявляющееся во внешнем поведении, доступном наблюдению со стороны. Психическая деятельность предшествует наблюдаемому поведению и целиком обуславливает реакции живого существа на события во внешней и/или внутренней среде. В практическом плане под психической деятельностью можно понимать совокупность интеллектуальных процессов и эмоциональных состояний.

[2] Животные принципиально не отличаются от людей по языку – они имеют свои, животные, сигнальные системы, и порой сложные. Они не отличаются орудиями труда – порой они используют орудия, ведут производственную деятельность (бобры, пчёлы, муравьи), имеют проекты, строят жилища (птицы, медведи). Животные способны создавать подобие социума – рои, стаи, стада. Они ведут свою мыслительную деятельность, и порой весьма интенсивную. Животные тоже страдают, тоже способны на эмоции. Единственное принципиальное отличие человека от животных – его способность воспринимать Вечность и Бесконечность, совершенно чуждая животному миру. Способность думать о Вечности делает человека человеком. Стремление служить вечному – лежит в основе поступательной преемственности у поколений цивилизованных людей, при которой каждое предыдущее жертвенно и бескорыстно передаёт накопленные знания последующему.

[3] Притча о талантах - одна из притч Иисуса Христа, содержащаяся в Евангелии от Матфея. «…человек, отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение своё: и одному дал он пять талантов, другому два, иному один, каждому по его силе; и тотчас отправился. Получивший пять талантов пошёл, употребил их в дело и приобрёл другие пять талантов; точно так же и получивший два таланта приобрёл другие два; получивший же один талант пошёл и закопал [его] в землю и скрыл серебро господина своего.» (Мф. 25:14-23) По возвращении господин призвал к себе рабов и потребовал от них отчёта, как они распорядились со вверенными им деньгами.

Рабов, употребивших деньги в дело, он похвалил, сказав: «хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего».

Последним подошёл раб, закопавший деньги в землю: «господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал, и, убоявшись, пошёл и скрыл талант твой в земле; вот тебе твоё» (Мф. 25:24-25). В ответ господин обратился к нему и присутствующим: «…надлежало тебе отдать серебро моё торгующим, и я, придя, получил бы моё с прибылью; итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет; а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов». (Мф. 25:26-30). Речь идёт о том, что человек не только обязан принять на себя ответственность (талант), но и в течении жизни приумножить данное, чтобы потомкам передать больше, чем брал от предков.

Александр Леонидов; 25 февраля 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше
  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..