Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Май
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

В. Авагян: США как инсульт планеты

В. Авагян: США как инсульт планеты ​У читателя, настроенного на объективность, может возникнуть подозрение, что в нашем лице он имеет дело со злопыхателями и завистниками, которые ловят каждый слух о крахе США, и упиваются пророчествами их скорого конца. Как будто делать нам больше нечего, кроме как им зла желать! Ну, живут они там, за океаном, и живут – чего мы к ним привязалась?! Как будто своих проблем нет! Однако если смотреть с объективной точки зрения, на которую настроен вдумчивый читатель, то ясно: при всём разнообразии наших экономических проблем – именно они, заокеанские, главная наша экономическая проблема!

Недавно американский политический экономист Майкл Хадсон в своем очерке[1] высказал мысль о том, что нерушимому глобальному экономическому господству Америки приходит конец, причем быстрее, чем ожидалось. "Конец придет быстрее, чем ожидалось": Венесуэла станет очередным шагом США на пути к глобальному краху. Хадсон полагает, что именно Дональд Трамп ускорил конец американского денежного империализма.

Скажут: но вот вы опять за своё! Сто лет уже мы слушаем, как «загнивает» Америка – а она всё никак не загниёт! Надоели вы уже со своим злопыхательством – сами не живёте, и другим через океан беды желаете!

Но если внимательно прочитать Майкла Хадсона, то становится понятно, почему они так долго «загнивали» и так держатся за своё «загнивание». Дело в том, что сто лет вместо них гниют все остальные, в чём и заключается загнивание системы в целом. А им самим в этом загнивающей системе было так хорошо, что лучше и не придумаешь. Оттого и разваливаться ой как не хочется!

Хадсон рассказывает с большой иронией как “конец американского денежного империализма” был ускорен правым бывшим магнатом недвижимости президентом Дональдом Трампом, окруженным обществом неоконсерваторов в администрации Белого дома. Случается именно то, чего эти круги больше всего боятся.

Автор, чья предыдущая книга "Суперимпериализм" предопределила большую часть современной геополитической конфигурации, утверждает, что “международные финансы и иностранные инвестиции стали ключевой горячей точкой и в мировой политике власти сегодня”.

Главной причиной потери глобального экономического господства США стало неизбежное падение доллара как основной международной валюты, вследствие чего, использование доллара в качестве денежного оружия Вашингтона стало невозможным.

Последним взрывом в международных отношениях послужил план оппозиционеров Венесуэлы и администрации США по смене режима. Он стал ключевым международным событием, которое обострило напряженность и конфронтацию в мире. Причиной же этого всего стала отчаянная попытка Америки сохранить свою глобальную гегемонию.

За последние 12 месяцев многие страны сбросили свои запасы долларов и казначейских векселей США. Россия, Китай, Япония, Турция и другие страны «выгружают американскую валюту лопатами»[2].

Своими действиями американские правители невольно роют себе могилу. Как отмечает Майкл Хадсон, прежняя гегемония США вступает в стадию ускоренного упадка, который во многом вызван ее собственным высокомерием и односторонней агрессией, даже по отношению к предполагаемым союзникам.

Похоже, что в отчаянной попытке самоутвердиться и предотвратить крах власти, США лишь наращивают свою агрессию и милитаризм.

Уход от договора о ядерных ракетах средней и меньшей дальности (РСМД) с Россией – это еще один безрассудный шаг в политике США. Многие эксперты по контролю над вооружениями во всем мире, включая американских, глубоко обеспокоены тем, что администрация Трампа наносит серьезный удар по глобальной безопасности и “приближает мир к ядерной войне”[3].

Драматическая эскалация напряженности в отношениях Америки и Венесуэлы за последние две недели - это еще одна страница из той же книги.

Агрессия Вашингтона в отношении России, Китая, Ирана, Европы и грубое поведение в отношении Венесуэлы, усиливает то направление, которого США больше всего опасается: многополярный мир, где гегемония США больше не преобладает.

Конфигурация хаоса и конфликта очень опасна. Взрывоопасная смесь может перерасти в глобальную военную конфронтацию. Отчаянное стремление Вашингтона предотвратить свою гибель может привести к одной безрассудной агрессии. А не менее безрассудное вторжение в Венесуэлу может сыграть роль «детонатора».

Венесуэла - это еще одна демонстрация более широкой структурной проблемы, сосредоточенной на крахе американского капитализма.

+++

Что же происходит? Нам не столь важно, что происходит у них за океаном, сколь важно – что у нас в Евразии. Поясняю так, чтобы всем было понятно.

Натуральное хозяйство обрекает человека жить трудно и бедно. Когда сам делаешь всё, что тебе нужно, собственными руками – это очень тяжело и продуктивность низкая. Таков закон экономики[4].

Поскольку люди не хотят жить трудно и бедно – они вступают в разделение труда. Производственная кооперация помогает в разы, многократно увеличить продуктивность производственной системы.

Но – одна загвоздка. Попав в разделение труда – уже не ты устанавливаешь правила. Ты уже не хозяин, а наёмник (пролетарий) – даже если ты глава корпорации. Не ты решаешь, что нужно производить, а заказчик.

На первый план выступает проблема, которую должен был снять (но не смог) советский социализм: произвол оценщика.

А ну как он, наплевав на твоё трудолюбие, усердие, стремление быть полезным делу – оценить тебя очень низко? Или вообще никак? Это же не шуточки – это жизнь!

И вы, и ваша семья, и дети, и весь быт – в чужих руках, которые что хотят, то и воротят.

Причём снижение вашей оплаты – им прямая и очевидная выгода. Чем меньше они вам заплатили за работу на них – тем больше у них осталось…

+++

Мы уже подробно раскрывали тему, что в условиях разделения труда[5] важен не столько трудовой вклад, сколько статус человека[6]. Оценивающая система может оценить большой труд дёшево, а малый очень дорого (чем она всё время и занимается).

В итоге и получается, что те, кто меньше всего полезны делу – более всех вкусили от его итогов, и наоборот: те, кто вырабатывают основную долю продукта – нищенствуют и утопают в долгах.

Неэквивалентный обмен в рамках производственной кооперации, как, собственно и в торговле, может быть только в трёх случаях:

1. Если обобранные не догадываются о схеме обмана, понятия не имеют, сколько стоит ведро золотого песка, и радуются, что получили за него стеклянные бусы. Это, как вы понимаете, ненадолго: сам не догадаются, так найдутся добрые люди подсказать.

2. Если система выстроена и монополизирована так, что никакого иного выхода, кроме предлагаемого, недооцененный труд не имеет. Обман раскрыт, но обманутому от него некуда деваться.

3. Если система нормальных обменов сломана военным путём, неэквивалентный обмен осуществляется под дулом револьвера, к нему принуждают вооружённые конвоиры.

США использовали для себя все три пункта и вместе, и попеременно. На примере Венесуэлы особенно ясно видно (и это прокол мировой власти) – как наказывают народ, включённый в мировое разделение труда, выбивая за свободолюбие из «цепочки»: «мы прекратим ввоз и вывоз, и вы там сдохнете, как мыши в бочке».

Но – раз они это всему миру демонстрируют, то ясно, что и цены диктуют в мире тоже они, а никакой не рынок! Следовательно, и труд и образование, и производство, и развитие технологий как источники дохода аннулируются – ты никто, пока не попал в фавориты мирового гегемона. Или в фавориты его фаворитов…

Оценочный произвол стал новой формой угнетения, уже мало связанной с описанными Марксом классическими формами угнетения. Маркс работал в мире твёрдых денег, разменивавшихся на золото (а чаще попросту изготавливавшихся из золота и серебра, меди). Таких денег нельзя было напечатать неограниченное количество – по причине ограниченности запасов драгметаллов.

В мире новых денег и угнетение сменило формат. Хозяева денег, за которыми не стоит ничего, кроме воли и произвола этих же хозяев денег, могут кого угодно утопить в деньгах – или разорить в дым, лишив всех благ.

Объективность полностью и окончательно покинула оценку реального вклада в этом, новом, мировом разделении труда.

Как сам труд, плоды производства, так и производственные возможности, потенциал выпуска реальных благ – стали не важны. Уже не важно, можешь ли ты сделать тонну масла, или не можешь, никакое производство, не «смазанное» долларами, само по себе – не работает и не нужно, разорительно.

+++

Почему именно далёкие США – обгадили нам все подъезды? Как это они дотянулись струёй – помочится так далеко (аж через океан)? Объясняю, как экономист.

Первопричиной всех наших бед, включая и обгаженные подъезды – является затяжная и безысходная бедность. А бедность эту создаёт катастрофическая недооценка труда[7] в РФ и тем более прилегающих к ней пост-советских бантустанах[8].

Дворник, которому мало платят – метафизически несчастлив, и в депрессии, и не очень рвётся выполнять свою работу (а больше рвётся с горя напиться). Но и тот хулиган Вася, который помочился в вашем подъезде – сделал это не просто так, а в силу того, что глубоко несчастен[9].

А несчастен он потому, что ему негде заработать нормальных денег. А негде заработать ему потому, что это США (точнее, их долларовая система) установили такой порядок разделения глобального труда, что нам в нём место только «у параши».

Поэтому первопричиной даже обоссанных подъездов и порезанных кресел в общественном транспорте – выступают США, как источник нашей периферийной обделённости.

Они хотят, чтобы она стала вечной.
А мы, понятное дело, этого не хотим.

+++

Однако важнее технологии, с помощью которых они залезают в наш (и далеко не только наш) карман.

+++

Я озвучу этот диагноз:

Инвестиционная монопсония[10].

Это когда у многих аналогичных друг другу производств – один-единственный инвестор, который в одиночку и отвечает на бордельный вопрос – «продлевать будете?».

Поскольку однотипных конкурирующих производств много, а инвестор – по сути, один[11] – он легко может перераспределять заказы между конкурентами.

Одного «продлить», удвоив производство, а другого – закрыть, и площадку заровнять.

Следовательно, в его руках вопросы жизни и смерти. А это больше, чем револьвер у затылка. Это – чтобы сравнить – револьверы у затылка вас самих, вашей жены, ваших детей и всех, кто вам близок.

Инвестиционная монопсония - хуже, чем любая монополия.

Суть её в том, что готовых (под страхом смерти вынужденных) трудится много, а разрешающая инстанция одна: и это множество заискивает перед единственным покупателем, кто во что горазд, сбивая друг другу цену.

Единственный инвестор может наградить старательных, усердных, а может наказать строптивых. Проблема в том, что всё это он делает исходя из собственных представлений, ни с кем не советуясь, и никем не контролируемый.

Единственный в мире инвестор лишён конкуренции – от него нельзя уйти к другому инвестору (такового просто нет). А сам он запросто может уйти от производителя к другому производителю, и тем держит всех производителей в состоянии жуткого шантажа, доводя до стадии окончательной, пресмыкательской слизи.

Если множество продавцов конкурируют за спрос одного-единственного покупателя, то понятно, что такой покупатель может из них верёвки вить и с землёй смешивать. А теперь представим положение доллара США в нашем мире и концентрацию мировых денег в руках нескольких человек…

Он-то может покупать бананы и в Эквадоре, и в Экваториальной Африке, и на Суматре! А вот банановоды Эквадора, Африки, Суматры претендуют на одни и те же доллары, изнывая от необходимости их как-нибудь к себе заманить…

Удивительно ли, что заверченная вокруг доллара система превращает людей в пресмыкающуюся слизь? Жалкую в своём рабском бессилии, для которой оплата труда – не зарплата, а милостыня? И которая поэтому ведёт себя как самый последний побирушка? При этом работая полный рабочий день, как никто из побирушек не делает?

В современной экономике нельзя, как бывало в СССР, просто пойти и заработать себе зарплату трудом. Здесь нужно зарплату выклянчить, вымолить, участие в оплачиваемом труде тут не право[12] человека, и даже не обязанность[13] – а далеко не всем доступная[14] привилегия!

Тебя могут – в качестве милости и снисхождения – допустить до оплачиваемого труда, а могут, и запросто – не допускать. Таким методом рабочих людей превращают в подобие побирушек, в пресмыкающихся перед хозяевами жизни «нахлебников» - хотя именно эти «нахлебники» и производят непосредственным трудом все блага, которыми пользуются хозяева.

+++

В условиях инвестиционной монопсонии, играющей в свои глобальные и геополитические игры, невозможно улучшить своё материальное положение, повысить свой уровень жизни ни интенсивностью труда, ни его качеством, ни его виртуозностью, ни высокой квалификацией.

Поскольку оплачивается не сам труд, а присвоенный тебе статус – высокий статус позволяет вообще ничего не делать, и процветать, а низкий – обрекает на нищету, что бы ты ни делал и как бы ты это ни делал.

Поэтому совершенно бессмысленно рассчитывать, на «прибавку» от экономии на военных расходов (например), или любых иных, не идущих в твой карман, расходов государства. В современной стране остаётся людям не сколько они заработали, а сколько им глобальные хозяева расчётных систем оставляют. Любую экономию они просто выведут вместе с теми триллионами, которые и так выводят – а людям снова ничего не останется.

Поймите, я не пустые слова говорю – именно так живут 70% населения планеты, страны Азии, Африки, Латинской Америки.

Современный грек не успеет родиться – а уже «должен» европейским кредиторам больше, чем он зарабатывает…

Много ли тратит на оборону Молдавия? А живут там в 5 раз беднее, чем в обременённой глобальной гонкой вооружений РФ!

Некоторые наивно думают, что их заработок снижают только налоги – не понимая, что существуют сотни способов снижения зарплаты и доходов от предпринимательской деятельности, никаким боком не связанные с налогообложением.

Большая часть зарплаты изымается не в виде налогов, а в виде исходной недоплаты, связанной с крайне низкими расценками оплаты труда в рецессивной стране. Налоги ещё можно подержать в руках, а недоплату не подержишь, её вообще на руки не выдают…

+++

Этот порядок – когда, по сути, в пределе НИКТО владеет ВСЕМ (ибо число инвесторов стремится к нолю, а их капиталы к бесконечности) является первоисточником всех проблем современного мира.

Оттого так остро встаёт вопрос о сломе такой системы ИНВЕСТИЦИОННОЙ МОНОПСОНИИ, в которой у 90% населения планеты выбор лишь перед униженной крайней нищетой (труд по навязанным правилам) – и смертью (отлучением от всякого участия в разделении труда).

Потому мы и ловим любые сведения о крахе США, и может показаться, что мы его злорадно поджидаем.

Но это не так. Никакого злорадства нет – а есть лишь желание жить по-человечески, что под железной пятой Единого Инвестора Планеты невозможно.



[1] https://rueconomics.ru/376627-konec-pridet-bystree-chem-ozhidalos-venesuela-stanet-ocherednym-shagom-ssha-na-puti-k-globalnomu-krakhu

[2] Россия и некоторые другие страны активно накапливают запасы золота в качестве надежного стратегического актива.

Это, безусловно, признак систематической “дедолларизации”, вызванной всеобщим снижением доверия к американской валюте, а также негласным политическим решением незаметно разоружить “монетарный империализм” Вашингтона.

Другим важным показателем падения доллара служит деноминация, проведенная Китаем в сфере нефтяной торговли с Саудовской Аравией и другими нефтедолларовыми источниками. В этой сфере отныне оплата осуществляется в китайском юане. Что касается отношений между Россией и Китаем, то они уже ввели новшества в двустороннюю торговлю и используют национальные валюты друг друга. Это еще один пример того, как запугивание Вашингтона с применением санкций и контролем над международной платежной системой неизбежно ведет к созданию альтернативных, недолларовых торговых механизмов.

Одним из примеров таких механизмов служит создание ЕС новой недолларовой платежной системы для торговли с Ираном. Целью Евросоюза является намерение избежать американских санкций и получить независимость от американского доллара как бывшей международной резервной валюты.

[3] Разорвать договор о РСМД – это очередная попытка Вашингтона запугать Россию и Китай военным путем. Агрессия Вашингтона и угрозы в адрес Ирана также являются формой проявления разросшегося милитаризма как формы американской политической игры.

[4] Причина в том, что мелкосерийное производство не может догнать продуктивность крупносерийного. Оттого и опт всегда дешевле (и намного) розницы, что знает любой покупатель. Если производить миллионы экземпляров калош вместо сотен, то себестоимость пары калош будет стремиться к предельному минимуму. Тому есть технические причины, связанные с оборудованием, закупкой и установкой высокопроизводительных линий, которые нелепы и неокупаемы при мелкой серии. Есть тому и организационные причины, и накладные причины, и т.п. Поставив штучную продукцию на поток, одновременно и снижаешь себестоимость единицы и повышаешь, «шлифуешь» качество. Выпуская продукцию миллионами экземпляров, имеешь возможность нанять лучших технологов, рационализаторов, довести выпуск до автоматизма и т.п.

[5] В замкнутой системе, например при потреблении самим огородником им же выращенных помидоров, существует прямая зависимость от объективной ценности трудового вклада и вознаграждающей сумме благ. То есть огородник, который плохо выращивал помидоры – имеет мало помидоров, а который хорошо и умно трудился – вырастил их большой урожай. Но при разделении труда именно большой урожай чаще всего разоряет аграриев (падают закупочные цены на их продукцию). Если человек не сам есть свои помидоры, а выращивает их на продажу – для него цена, назначенная доминирующими силами рынка, гораздо важнее, чем физическое количество продукции.

[6] https://economicsandwe.com/1CE58E5CD4D8DE14/

[7] Британский журнал The Economist выпустил очередной «индекс бигмака» и пришел к выводу, что официальный курс рубля к доллару занижен на 70 % по сравнению с реальным. Это заявление авторитетного экономического издания - уже не первое. На протяжении целого ряда лет журнал отмечает недооцененность рубля в пределах "плюс-минус" 70%. Впервые же об этом заговорил... Пентагон ещё в прошлом десятилетии. Там предупреждали, что размер российского ВОЕННОГО бюджета на 70% выше, чем кажется по соотношению курса валют. Генералы предупреждали, что финансисты обманывают сами себя: радуются малому военному бюджету РФ, попросту неправильно его подсчитав, то есть недооценивают противника!

[8] Международный финансовый сервис ValuePenguin сравнил цену на чашку кофе латте из кофейни «Старбакс» в разных странах. ValuePenguin предложил сравнить не просто номинальные цены, пересчитав их в общей валюте по официальным курсам, а сделал поправку на паритет покупательной способности.

То есть посчитал диспаритет цен через стоимость одинаковой для всех стран корзины товаров. И вышло, что самый дорогой в мире кофе – в России, а самый дешевый – в США. В США чашка латте стоит 2,75 доллара, а в России (с поправкой на ППС) – 12,32 доллара.
Если бы цена рубля была экономически-оправданной, то рубль стоил бы в три раза дороже – по ППС. Это исследование показало, насколько занижена в России стоимость труда.

То есть страна 30 копеек меняет на рубль, а рубль - на 30 копеек. При таком обмене, как нетрудно догадаться, страна разорится, и к бабке ходить не нужно!

[9] Зоопсихологи давно и убедительно раскрыли причины вандализма и хулиганства. Когда в обезьяньем стаде вожак наказывает геронтов, то геронты, чтобы выплеснуть зло и обиду – бьют рядовых самцов. Те, с тем же мотивом – дают затрещины рядовым самцам. Рядовые самцы агрессию выплёскивают на так называемых «подонков» стада. А подонкам уже бить некого – они внизу пирамиды. Тогда подонки в гневе и ярости ломают тростники, колотят палками по земле, по деревьям… Вот и разгадка – почему в городах процветает вандализм. Это выражение в хулиганских поступках обделённости и человеческого несчастья, обиды, которую не на кого выплеснуть, кроме неодушевлённых предметов!

[10] Монопсония (греч. μόνος — один, ὀψωνία — покупка) — ситуация на рынке, когда имеется только один покупатель и множество продавцов. Инвестиционная монопсония – это когда множество производителей конкурируют за право выстроить аналогичные производственные линии перед единым инвестором, которого некем и нечем заменить.

[11] Всего 1 процент населения владеет 99 процентами ценностей на Земле. Такие данные приводят эксперты международной организации Oxfam, работающей по заказу всемирного экономического форума в Давосе. Их исследование свидетельствует, что 62 человека владеют таким же объемом материальных ценностей, что и беднейшая половина населения Земли. Около половины самых богатых людей мира живут в США, 17 - в Европе, а также в Китае, Бразилии, Мексике и Японии.

Концентрация богатства в руках "клуба избранных" с каждым годом увеличивается. В 2008 году 85 человек в мире владели таким же объемом материальных ценностей, как и беднейшая половина населения, т.е. 5 млрд (!) человек. С 2010 года их число сократилось до 62, а состояние увеличилось на 44 процента. За это же время самая бедная часть населения потеряла 1 триллион долларов, что равняется 40 процентам состояния бедняков.

[12] В советском законодательстве право на труд трактовалось, как гарантированное трудоустройство, право на обучение любой избранной специальности.

[13] В законодательстве СССР в 1961—1991 годов — тунеядство было состав преступления, заключавшегося в «длительном проживании совершеннолетнего трудоспособного лица на нетрудовые доходы с уклонением от общественно полезного труда]».

[14] " В 1905 году, в разгар железнодорожной забастовки, Елецкое земское собрание приняло резолюцию: «Сытые бастуют, обездоленное население черноземных губерний голодает... Пусть те, кто не хотят работать, уходят с железных дорог и очистят место нуждающимся в работе крестьянам»

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 13 февраля 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.