Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

ДЫХАНИЕ ПО СЧЕТЧИКУ?

ДЫХАНИЕ ПО СЧЕТЧИКУ? Экономическая наука в кризисе. У этого кризиса много причин, но самая фундаментальная причина, самая основная – это попытка экономистов выработать единые правила товарооборота для ресурсных и трудовых товаров. Ресурсные товары – это стартовый капитал человечества от природы: земля, недра, вода, свойства живого и неживого вещества, воздух, наконец! Трудовые товары – это товары, появившиеся в результате человеческого труда. С одной стороны, любому нормальному человеку (включая сюда и экономиста Фому Аквината XII в., и экономиста П.А.Флоренского ХХ в.) понятно, что воздух – это одно, а картина Рафаэля – совсем другое. И потому к аналогам воздуха – воде, земле, нефти, рудам и т.п. нельзя применять те формы товарооборота, которые применяются к астролябиям и скульптурным композициям.

Но с другой стороны – игнорируя экономическую мысль Аквината и Флоренского – большинство экономистов рассуждали так: земля продается за те же самые деньги, что и картина художника; они продаются в одной и той же форме договора, зачастую одними и теми же лицами. Значит, и земля, и картина – товар, и можно отыскать единую форму товарооборота, которая была бы единой и для земли, и для картины.

Выдающийся экономист нашего времени М.Делягин с иронией говорил о том, что нужно различать бегающих по полю игроков и само поле: ведь к полю неприменимы те правила игры, в которую на нем играют...

Иначе говоря, узурпация человеком ресурса была приравнена в классической экономике к труду, и, вопреки всякому здравому смыслу, природные ресурсы и продукты труда загнали в единый цикл товарооборота. Для современного магазина и форм отчетности вообще нет разницы между книгой, как товаром, лопатой, как товаром или мешком земли, как товаром. Существующая форма отчетности вообще игнорирует тот факт, что книга – продукт с преимущественным преобладанием труда над ресурсом (бумагой и клеем), лопата – равновесное сочетание труда и ресурса (металла и его обработки), а мешок земли – вообще никто не производил, землю взяли в готовом виде, и засыпали в мешок.

Соблазна уравнять ресурс, данный свыше и труд – дело собственных рук избежали только христианские мыслители. Для остальных этот соблазн оказался слишком непреодолим. Но если мы уравняем воздух и картину Рафаэля – то, значит, мы либо дадим право торговать воздухом, как картинами Рафаэля, либо дадим обратное право – разбирать бесплатно и бесконтрольно картины Рафаэля, как забирают по мере потребности воздух.

Первое извращение экономической мысли (торговать воздухом наравне с картинами) – называется ЛИБЕРАЛИЗМОМ, второе извращение (разбирать бесплатно картины, как воздух) – называется КОММУНИЗМОМ.  Несмотря на свою противоположность и вражду, обе доктрины очевидно  бесплодны и заводят человечество в тупик.

Идеи коммунизма вдохновляли все мое советское детство. Теоретически мы должны были прийти к обществу, в котором от каждого берется по возможностям, а дается по потребностям. Нетрудно увидеть в формуле ВОЗДУХ – первый из коммунистических товаров, который каждый дает по возможности (кто-то садит деревца, кто-то нет), а потребляет по потребности. Нигде ещё не додумались (кроме, может быть, космоса) поставить на рот счетчики и взимать плату согласно количеству потребленного кислорода.

Коммунисты хотели, чтобы все товары стали, как воздух. Они и становились таковыми уже в пору моего детства. Я жил в уфимской квартире, где не было ни водосчетчиков, ни газосчетчиков. Вода и газ распределялись по коммунистически, то есть без всякого учета, по потребности. Соседка, чокнувшись, экономила на спичках – не выключала газа, потому что газ ничего не стоил при любых объемах горения. Приближалось к коммунистическому потребление жилищно-коммунальных услуг (чисто символическая плата), бензина (он был так дешев, что водители автобусов, чтобы не возится с отчетностью, выжигали на конечных остановках лишний бензин на холостом ходу).

Почти коммунистическим стало потребление хлеба (символическая цена, в совдепе хлебом кормили свиней, а сколько взял в столовой с тарелки хлеба – тоже никто не считал). Человек вообще без денег мазал дармовой столовский хлеб т.н. «профсоюзным маслом» - т.е. горчицей, тоже выставлявшейся бесплатно, без контроля и по потребностям.

Иначе говоря, коммунисты не только провозгласили «воздушность» всех товаров, но и упорно к ней шли, достигая на практике нешуточных успехов на этом пути. Другое дело, что путь оказался в никуда, и нельзя, нелепо, безумно применять ко всем товарам правила потребления воздуха и воды.

Мои студенческие годы пришлись на разгул идей либерализма. Это строго обратное коммунистическому извращение мысли: если в коммунизме (в теории) ни за что платить не нужно, то в либерализме (тоже в теории) платить нужно за все, включая и воздух (в 90-е годы в Японии даже стали продавать порции чистого воздуха в центрах сильно загазованных мегаполисов).

Постсоветская Россия столкнулась не только со стократным ростом цены на прежде символически оплачиваемые услуги (в Уфе, например, перед реформами трамваи несколько лет вообще ходили бесплатно), но и с появлением платежей, о которых «совок» и помыслить в своей прежней жизни не мог. Например – платежи каких-то налогов, про которые «совки» вообще в прежней жизни не слышали[1] (чтобы индивидуально их идти куда-то платить и декларировать), платные парковки для автомобилей, автострахование и утилизационные платежи за авто, плата за порыбачить, пособирать грибы, позагорать на речном пляже…

Если подняться над деталями, то мы увидим ОБЩЕЕ ПРАВИЛО ЛИБЕРАЛИЗМА: узурпация любых природных ресурсов в нем продается на тех же самых основаниях, что и труд, и продукты чистого труда. Нефтяник продает нефть с таким видом, как будто он её сам произвел, и ничуть не стыдится своим соседством на рынке с художником, продающим картину СОБСТВЕННОГО изготовления.

В молодости мне все уши прожужжали в Университете, что социалистическая уравниловка не стимулирует труда и бережливости. В самом деле, чокнутая соседка, которая, чтобы лишний раз не зажигать спичку, злоупотребляла своим коммунистическим правом брать газ по лично намеченной потребности – не лучший пример для апологетики коммунизма.

Однако, взрослея, я убедился, что либерализм тоже не стимулирует ни труда, ни бережливости. Узурпация группой лиц жизненно-необходимых ресурсов и последующий ШАНТАЖ сограждан своим монопольным положением – никоим образом не стимулирует ни желание больше сберегать, ни желание больше трудиться.

ИСТИНА ОДНА: НЕЛЬЗЯ ТОРГОВАТЬ ВОЗДУХОМ, КАК КАРТИНАМИ; И НЕЛЬЗЯ ТОРГОВАТЬ КАРТИНАМИ, КАК ВОЗДУХОМ. Это совершенно разные вещи, и для них должны применятся совершенно разные экономические правила оборота.

Коммунистический подход, уравнявший труд с даром, и при этом стремящийся раздать дары всем и каждому – конечно, контрпродуктивен. Нельзя относиться к газу, воде и даже воздуху, как к мусору, который ничего не стоит, и должен в любых количествах выдаваться по первому требованию.  Ресурсные богатства планеты Земля – это общее достояние человечества, и их расходование должно осуществляться на строго-плановых, общественно-прозрачных (без всякой коммерческой тайны), строго-контролируемых основаниях.

Поскольку ресурсы никто не произвел – их никто и не имеет права присваивать. Ими управляет все общество в лице государства, стремясь, чтобы у каждого члена общества был равный доступ к ресурсам.  Кстати, не бесплатный, как в СССР к газу кухонной плиты. Нет,  пронизанный строгим учетом и контролем – но ДЛЯ КАЖДОГО НА ОБЩИХ ОСНОВАНИЯХ.

А в них – прописано: сколько ресурсов может получить человек, какие условия обязан соблюдать, чтобы их обратно не отобрали, какую цену (единую для всех) будет вносить за пользование, и т.п.

Но это социалистическое, социал-демократическое требование распространяется только на ресурсные товары. Если распространить его на трудовые товары, то получим чучхе и Северную Корею. Если необходимо вполне оправданное УРАВНИТЕЛЬСТВО в доступе к ресурсным товарам, то оно совершенно ни к чему в области трудовых товаров. Если я что-то сделал сам, а не украл у природы – то не нужно ограничивать сверху мою фантазию в назначении цены труда: её ограничат жизнь и рынок.

Производитель свободен в ценах в той мере, в какой он вложил свой труд. Иначе говоря, художник может затребовать любую плату за свою картину, если только он не монополизировал рынок холстов или красок.

В ТОЙ МЕРЕ, В КАКОЙ ПРИЛОЖЕН ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ТРУД – МОЖЕТ БЫТЬ ПРИЛОЖЕНА И ИНДИВИДУАЛЬНАЯ СВОБОДА.

Эти мои мысли я ежедневно подкрепляю наблюдением за живой жизнью. Где рынок и капитализм все испортили? Очевидно – в сфере сырьевых товаров. Узурпаторы природных богатств и территорий ухудшили все показатели по сравнению со временами советского Госплана. Они свернули геологоразработку, понизили показатели добычи, испортили природную среду, раздули управленческий штат, и вообще – превратились в тормоз развития страны, её позор и её разорение.

Стало очевидно, что государство разрабатывает любые природные ресурсы лучше и эффективнее, чем частный собственник: ведь в этом секторе он не труженик, а узурпатор природных даров, зловещий паразит, сожравший то, что природа подарила всем поровну.

Однако в сфере услуг положение с капитализмом и рынком вовсе не так трагично. Под огромными патогенными грибами нефтяных олигархов вырос рыночный подлесок промысловиков – рестораторов и извозчиков, пищевиков и механиков, ремонтников  и консультантов. Этот подлесок мал, подавлен – но он вполне здоров.

Введение рынка имело исключительно отрицательные последствия в сфере сырьевой; драматичные  и прискорбные последствия в сфере большой индустрии; но при этом скорее положительные, чем отрицательные, в сфере услуг.

Я выхожу на улицу Уфы, и что вижу? Исчезли безобразные давки в вечно опаздывающих автобусах и трамваях, частный извоз разгрузил поток пассажиров, стал удобнее и комфортнее, чем в советское время. В частном ресторане посидеть с друзьями удобно, весело, и, кстати, совсем недорого. Мы видим, что частная собственность очень по-разному влияет на крупный и малый бизнес: крупный портит, малый – мотивирует.

Ответ – в коренном различии между индивидуальным характером труда и общественным характером ресурсов. Труд нуждается в индивидуальном подходе и в индивидуальной оплате – потому что он продукт и плод индивида. Ресурс, наоборот, нуждается в стандартизации подходов и оплаты, потому что по природе своей есть собственность всего общества, а не частного лица.

Но – скажут мне – большинство продуктов есть комбинация ресурсов и труда. Та же лопата – это и доставшийся даром из горы металл, и труд по его выплавке-перековке. Но именно из-за этого и появилась мировая социал-демократия, то течение мысли, которое требует учитывать КОМБИНИРОВАННОСТЬ труда и ресурса в продукте рыночного обмена.

Частник неограниченно получает за свой труд – включая  и такую форму труда, как административно-организаторский труд и инновационное рационализаторство (т.е. предпринимательство). Но в то же время общество очень жестко спрашивает с частника за поглощаемые его трудами общие ресурсы – например, в виде прогрессивного налогообложения (больше ресурсов поглотил – больше налогов заплати) и иных форм общественного контроля за частной инициативой.

Никто не обрадуется, если обесценить труд уравнительной планкой (когда больше не дадут, да и стыдно просить больше, и меньше не дадут – потому что стыдно давать тебе меньше, чем другим).  Это породит общество, в котором за заслуги в деле достижения общественного блага ничем существенным, весомым не награждают.

Это свернет материальное стимулирование и трудовой, и умственной деятельности: в обществе, где все получают примерно одинаково, возникает отчетливая и возрастающая тенденция МИНИМАЛИЗАЦИИ ВКЛАДА В ОБЩЕЕ ДЕЛО[2]. Отсидел, сколько положено, в конторе, да и ладно…

Бизнес – есть поиск решений по улучшению быта. Как же и с чего будет улучшаться быт, если не вести поисков по его улучшению? Поэтому в основе своей частный бизнес (поиск) – незаменимый орган общественного организма. Однако патогенный процесс в бизнесе – это находка (в процессе поиска) форм и средств узурпации жизненно-необходимых ресурсов, «торговля воздухом» вместо продуктов собственного производства. Поэтому, в предельной простоте выражаясь, бизнес настолько полезен, насколько он торгует трудом, и вреден настолько, насколько он торгует нетрудовым ресурсом. Точно так же транспорт полезен, пока возит пешеходов, и становится вреден, когда сбивает пешехода. Поэтому и придуманы правила дорожного движения (дорожная социал-демократия) – чтобы транспорт как можно больше возил людей, и как можно меньше их сбивал.

США, например, добились всем нам известных достижений в экономике только тогда, когда (по сути, сталинскими методами) «раскулачили» (в обход всех буржуазных прав и законов) нефтяную сверхмонополию Морганов. Демократия в США выбила из под её ног возможность свободно торговать общеамериканскими природными ресурсами. Торгуй тем, что сам сделал: мы не лезем в твою цену на твой труд. Но если ты вздумаешь выставлять  СВОЮ цену на ПРИРОДНЫЙ ресурс – любая демократия окажется под ударом.

 


[1] Например, в моей школе 80-х учитель литературы долго и  упорно вынужден был объяснять моему классу кто такой фининспектор из стихотворения В.Маяковского. Мы все равно не поняли…

[2] Это, кстати, не только проблема Госплана СССР, но и проблема крупных частных корпораций, в которых, из-за отсутствия общественного контроля уровень бюрократического маразма на порядок выше, чем в советской экономике.

 

Александр Леонидов; 9 декабря 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • Наш сайт (ЭиМ) глушат!

    Наш сайт (ЭиМ) глушат! Одно дело - слышать про такое со стороны. Другое - лично столкнуться.В РФ начиная с 30 сентября сего года неизвестными лицами произведено техническое веерное отключение сайта ЭиМ, который для большинства пользователей вдруг стал "недоступным". У нас он работает, как ни в чём не бывало, но мы - в локальном пузыре, а с мест сообщают, что сайт нигде не открывается.

    Читать дальше
  • ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ...

    ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ... Можно спорить о художественных достоинствах или философских идеях романа «Апологет» А. Леонидова, на днях опубликованного замечательным издательством «День Литературы»[1]. Об одном спорить не приходится: с такой стороны революцию и советский строй ещё никто не осмыслял! Ни сторонники, ни противники таким образом её не рассматривали, факт. Остальное – спорно. Как, в общем-то и должно быть с художественным произведением, главное требование к которому во все времена – свежесть и оригинальность. И это есть…

    Читать дальше
  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.