Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Март
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

БИТВА С РЕАЛЬНОСТЬЮ

БИТВА С РЕАЛЬНОСТЬЮ ​Все мы живем мечтой о мире. Все мы не хотим (да чего греха таить – и боимся) войны. Всем нам хотелось бы, чтобы люди стали братьями, любили и уважали друг друга. Нам отвратительно разжигание межнациональной розни и вражды, противопоставление народов, сталкиванием их лбами в битве за чужие интересы. Мы видим в ненависти путь в никуда. И если была бы возможность жить в мире с УГ (Укро-Государством) – при всём его жутком виде, мы предпочли бы мир. Худой мир – лучше доброй ссоры, говорят у нас. Но не у них. Главный вопрос после Минска – А СМОЖЕТ ЛИ УКРАИНА ЖИТЬ БЕЗ ВОЙНЫ И РАЗЖИГАНИЯ НЕНАВИСТИ? Вопрос отнюдь не праздный, ибо речь идёт о системном образующем элементе УГ, сформировавшем и поддерживающем его соеобразие. Попробую объяснить простыми примерами – как же так могло получиться…

Была раньше такая штука – пейджер. Это устройство позволяло передавать текстовую информацию. Потом появились мобильные телефоны. А потом в мобильных телефонах появилась функция СМС – возможность передать текстовую информацию с мобильника. И пейджеры исчезли. Они исчезли не потому, что пропала нужда в передаче текстов. Они исчезли потому, что тексты можно передавать с того же устройства, что и голосовое сообщение…

Для того, чтобы пейджер не слился с мобильным телефоном – нужно было бы обладать очень сильной ненавистью к мобильникам. Для того, чтобы отвергнуть очевидное решение – совместить взаимно дополняемые функции в одном приборе – нужны были бы раскалённые религиозно-догматические истерии.

При отсутствии ненависти к мобильнику пейджер слился с мобильником. При отсутствии ненависти к пейджеру мобильник слился с пейджером…

Теперь другую аллегорию приведу. Рядом с вашим домом – магазин с низкими ценами и высоким качеством товаров. Но вы упорно ходите далеко, в магазин с высокими ценами и низким качеством продуктов. Почему вы это делаете? Можно таким заниматься без острого предубеждения, ненависти к близкому и удобному магазину?

Когда мы говорим о преодолении вражды, ненависти – мы говорим о преодолении Украины.

Когда мы говорим о преодолении межнациональной розни – мы говорим о преодолении Украины. Украина может существовать только в условиях раскалённой ненависти. 

Много раз в истории хорошие люди удаляли ненависть из малоросской композиции, рассуждая здраво, что ненависть и раздувание вражды, межнациональной розни – не красят. Что происходило в этой ситуации? Исчезала и сама Украина…

Где была Украина в эпоху Н.Гоголя или В.Шульгина с его самой русофильской из всех газет империи по имени «Киевлянин»? Что, кроме имени, оставалось от Украины в советский период дружбы народов?

Она, конечно, исчезала не бесследно; все её жители и материальные, и духовные богатства оставались с ней и на ней. Но они одним махом, словно по волшебству, переставали быть украинскими…

Украина – это ненависть. Она не может существовать без ненависти. Утратив ненависть, она немедленно сливается с Россией, украинцы – с русским народом, и так сливаются, что не различишь и не разделишь.

Потому что – НУ НЕ НУЖЕН, ОБЪЕКТИВНО НЕ НУЖЕН ОТДЕЛЬНО ВЗЯТЫЙ ПЕЙДЖЕР – ЕСЛИ ЕСТЬ ФУНКЦИЯ СМС В МОБИЛЬНОМ ТЕЛЕФОНЕ!!!

Исчезновение пейджеров, вовремя не поддержанных иррациональной ненавистью к мобильникам – вовсе не продукт имперской политики или коварного заговора. Это естественный результат, неизбежный в естественных условиях.

Точно так же растворение украинцев в русском мире – естественный результат, неизбежный в естественных условиях.

Нужно быть одержимым ненавистью, чтобы этому противостоять. Нужно быть одержимым ненавистью, чтобы ходить в дальний магазин за дорогими и некачественными покупками – и упорно обходить стороной близкий магазин, где всё доступнее и лучше.

Эту ненависть, выразил второй президент Украины Леонид Кучма, когда оформил «государственную идею» Украины.

В рамках пресс-конференции, посвященной выходу его книги «Украина — не Россия», он сделал заявление, которое спустя десять с небольшим лет приобрело зловещие очертания:

«У нас на повестке дня стоит задача, о которой в этой книге я сказал, перефразируя выражение известного итальянца: создать украинца. Опасность не вернуться к своему украинству актуальна для миллионов граждан Украины».

Очевиден бешенный и иррациональный страх перед естественным положением вещей и обыденным ходом процессов. Странная задача – создать из тех, кто есть, тех, кого нет. Странная задача – «вернуться» к давно пройденному, даже если оно ДЕЙСТВИТЕЛЬНО когда-то было (хотя ясно, что вовсе его не было).

Вообразите, что выступает президент России и говорит так:

- У нас на повестке дня стоит задача - создать язычника, поклонника Перуна. Опасность не вернуться к кровавым жертвоприношениям у фаллических столбов актуальна для миллионов русских».

Но ведь, по сути, Кучма сказал то же самое, только на окраинном материале. 

Создать из тех, кто есть, тех, кого нет.

Вернуться из того, что есть – неизвестно куда в прошлое, которое к тому же и выдумано (да хоть бы и не выдумано было!) – это как? И зачем?

Зашкаливающая и безумная ненависть к, говоря по-старославянски, ЯВИ, Явному с позиций НАВИ, нежити, мира призраков и химер – заставляет обходить в быту удобный магазин ради неудобного. Ненависти не нужны немыслимые без русских АЭС, космическая отрасль, тяжелая промышленность. Ненависти не нужны уголь Донбасса и российский ядерные сборки для атомных реакторов.

Ненависть из принципа будет покупать уголь… в ЮАР, в Австралии и США! Экономически это совершенное безумие – но ненависть закрывает глаза на любые экономические неудобства.

По данным языкового комитета ООН после столетия принудительной украинизации, не гнушавшейся и не гнушающейся никаким террором – итоги жалки для украинствующих. 86% жителей современной Украины, страны победившего нацизма – продолжают в быту и переписке говорить на русском языке, потому что украинский новодел им неудобен, да и попросту нелеп. Несмотря на самое лютое вдалбливание – на Украине свободно владеют украинским лишь 57%. 11% вообще не говорят по-украински, будучи гражданами Украины!

Сто лет насилия – большевистских расстрелов и бандеровской «расчлененки» - а в итоге Украина так и не перестала быть Россией!

Рука об руку с ненавистью к русским идёт жуткий страх.

11 февраля 2015 года, нагромоздив уже гору трупов, и даже гору детских трупиков – глава хунты П. Порошенко демонстрирует свой страх перед «русским поветрием», которое пугает его сильнее, чем самая кровавая война: «Украина останется унитарной", - подчеркнул Порошенко. И единственным государственным языком в ней будет только один, украинский язык.

За этими истерическими воплями – ненависть к русским и страх перед ними. Day.kiev.ua ещё в 2011 году вопило: «Конечно, будут вновь и вновь пытаться или узаконить второй государственный язык (русский), или так урезать сферу использования украинского, чтобы русский стал вторым государственным по факту»[1].

Откуда эти страхи? К примеру - по Конституции государственными языками Швейцарии считаются немецкий, французский, итальянский и ретороманский. 

Почему швейцарцы не воют, как Порошенко? Потому что никто не верит, что французский язык вытеснит немецкий или наоборот. Потому что это два живых полноценных языка, не умирающих в условиях языковой конкуренции.

Что же касается украинствующих, то их неверие в силу и жизнестойкость собственного языка просто зашкаливает и вызывает изумление. И невольно даже друзья проекта «УГ», расположенные к Украине, задают себе вопрос: неужели украинский язык ДО ТАКОЙ СТЕПЕНИ НИКОМУ НЕ НУЖЕН, что умрет сразу, если рядом станут говорить и писать по-русски?

Но отсюда и другой вывод: если он ДО ТАКОЙ СТЕПЕНИ НИКОМУ НЕ НУЖЕН – значит он искусственный, он «пятое колесо в телеге», лингвистический паразит, усложняющий жизнь людям, без него прекрасно обходившимся.

+

Люди тратят бездну сил и энергии, чтобы ВЫУЧИТЬ какой-либо язык. Но впервые в истории тратится бездна сил и энергии, для того, чтобы люди ЗАБЫЛИ общеупотребимый и удобный язык!

За принудительной сменой языка очевидно зловещее – и одновременно идиотское – конструирование совершенно противоестественной реальности, подмены исторически-сложившегося искусственно-выдуманным. Это как если бы в Австралии запретили английский «язык колонизаторов», заставив всех говорить и писать только на языке аборигенов. Или как если бы то же самое сделали в США… в Индии… да мало ли!

+

Нельзя сломить вражду и ненависть, нельзя прекратить разжигать межнациональную рознь – если не сломить проект «УГ», выстроенный на ненависти и страхе перед собственными корнями и перед языком, на котором сами же носители ненависти и говорят в быту!

Нам наивно возражают: но если устранить вражду и ненависть между народами, не разжигать пламя русофобии – тогда ведь Украина прекратит существование! Она сольётся с Россией – ибо только бандеровская беспочвенная и иррациональная ненависть удерживает её от слияния…

Но отсюда вытекает вопрос: значит, ради поддержания жизни нежизнеспособного геополитического уродца нужно постоянно поощрять межнациональную рознь и возбуждение ненависти? Но ведь в этом случае – проект просто античеловечен, и все люди доброй воли должны это понимать…

Украина – это война. Она существует только там, где война, а где мир – она слишком неудобна в бытовом отношении и слишком нелепа в теоретическом смысле. Способ возникновения Украины – война и оккупация. Способ её существования – тоже война и оккупация.

Украина строится строго по заветам З.Бжезинского – на обломках России, за счёт России и против России. В этом её человеконенавистническое отличие от Белоруссии – которая тоже строится «на обломках» и «за счёт», но уж хотя бы не «против».

Разница между укро-проектом и белорусским проектом в том, что из белорусов стремятся сделать просто нерусь, а из украинцев – «антируссов», этнос, специализированный на охоте за русскими. Согласитесь, есть большая разница между нерусью и антирусью, между теми, кто просто ушёл из родного дома, и теми, кто пытается его поджечь вместе с родителями и братьями.

Уберите ненависть – и вы уберёте Украину. Она останется в истории чем-то вроде Дальневосточной республики ДВР или Уральской республики Росселя. Было – и сплыло.

По той простой причине, что природа не терпит слабых дублей, и они природе не нужны. Не нужен мне отдельный пейджер, если текстовую записку я могу послать с мобильного.

А вам?


[1] 8 ноября 2011

Александр Леонидов; 25 февраля 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.