Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

ПРОГРЕСС КАК "ХРАМОВАЯ ЛЕПТА"

ПРОГРЕСС КАК "ХРАМОВАЯ ЛЕПТА" Воспроизводство цивилизации, суть которого – в воспроизводстве цивилизованных отношений между людьми в постсоветскую эпоху оказалось во всём мире под большой угрозой. Осуществляется глобальная антиреформа – которая не просто находится в стороне от цивилизации, а прямо противоположна ей. Суть этой мировой антиреформы – В ПОДМЕНЕ ПРАВА ВОЗМОЖНОСТЬЮ. Человеческие отношения строятся на праве, а звериные – на возможностях. Чтобы понять механизм происходящего, мы должны рассмотреть схемографику строения цивилизации и анатомию антицивилизационных процессов.

Для начала задумаемся, какие основные виды продукции производит цивилизованное общество?

Фундаментальные для цивилизации вещи.

Прикладные для цивилизации вещи.

Простое доцивилизационное биологическое поведение в рамках животной матрицы.

Чтобы понять попроще, возьмём конкретную эпоху. Допустим, времена Сервантеса… «Дон-Кихот», роман – абсолютный, фундаментальный для цивилизации продукт этой эпохи. Это единственно-актуальное, что остаётся от неё для последующих эпох. Разведение овец, строительство ветряных мельниц – прикладной продукт эпохи. Он нужен, чтобы организовать производство продуктов, которые помогут Сервантесу кушать, одеваться – и, следовательно, создавать фундаментальный, абсолютный продукт. Изготовление шашлыка в конкретный день эпохи - простое доцивилизационное животное поведение. Шашлык будет съеден и через день превратиться в кал. Безусловно, шашлык нужно кушать всем, и Сервантесу в том числе – иначе он не создаст абсолютного продукта. Но!

«Дон-Кихот» живёт вечно.

Ветряная мельница живёт длительное время – скажем, до смены паровой или какой-то иной новой конструкции.

Шашлык живет один день, после чего переходит обратно в доисторический гумус.

Наблюдается попытка превратить прикладные вещи из служебных в самодостаточные. Фетиш денег именно об этом и говорит: СРЕДСТВО (деньги – платёжные средства) теряет свою цель и само превращается в самоцель.

Но невозможно (и это уже моё открытие, как мне кажется) – удержатся на прикладном этаже, если разрушен верхний этаж, «сняты» фундаментальные цели цивилизации. Прикладное не может стать фундаментальным.

Оно становится… лишним. То есть рачительный, хозяйственный капитализм, построенный из накопительного самоограничения, вкладывающийся преимущественно в потенциал потребления, а не в потребление само по себе – разлагается, вполне логично (и диалектически) перерождаясь в доцивилизационное потребительское общество.

Цивилизованный человек Отечество строит, полуцивилизованный капиталист (от термина «капитальные вложения») – приспосабливает построенное к расширенному потреблению, а животное просто потребляет, проедает, во что носом уткнётся. А во что носом не уткнётся – о том и не думает, не воображает его себе…

Приоритет капитальных вложений в развитие производства предметов потребления (капитализм) без приоритета святынь и вечной истины – неизбежно вырождается в приоритет торопливой и краткосрочной прожорливости.

В самом деле: зачем производить средства производства? Если с какой-то сакральной целью – тогда понятно, «служение есмь», что-то вроде «послушания» у монахов. А если только с целью увеличить потребление? Зачем нужен посредник созидательной деятельности между человеком и потреблением, если можно перейти к непосредственному потреблению?

К.Маркс не понимал роли сакрализма и элементов социализма внутри современного ему капитализма (Вебер понимал их лучше). Маркс думал, что капиталист придумывает машину расширенного воспроизводства только для увеличения личной прибыли. Маркс не понимал служения религиозно и социально заряженных капиталистов – и думал, что это просто лицемерная маска их звериной жадности.

На самом деле (и уникальность технического прогресса христианской цивилизации это доказывает) – простая звериная жадность удовлетворяется более прямым, простым и коротким путём, чем выдумывание машин расширенного воспроизводства. Для технического прогресса одной алчности фабрикантов мало: нужен сакрализм, настаивающий на облегчении ВСЕОБЩЕГО доступа людей к материальным благам.

Простая звериная алчность не пошла бы путём расширения производства. Она пошла бы (и везде пошла) – более простым путём ЭЛИТАРИЗАЦИИ потребления, когда богатство каждого наращиваются путём сокращения всех.

Собственно, от современного, пост-христианского капитализма мы только это и видим: перебить младенцев в утробах матерей, отнять у соседей всё их имущество, и присовокупить к своему, снижать зарплаты, урезать социальные пособия, сокращать людей с работы, заставлять одного делать то, что раньше делали двое… Где конец у этой ЭЛИТАРИЗАЦИИ ПОТРЕБЛЕНИЯ?

Я убеждён, что конец его даже не в древневосточном рабовладении (тоже имевшем каких-то богов Мардуков), а непосредственно в первобытных джунглях, в зверином, дочеловеческом стаде.

Том самом, что абсолютно ориентировано на текущее потребление (животное только и делает, что ищет – где пожрать, или спит), в котором управляют законы животного доминирования альфа-самцов, которое не ставит силе «административных барьеров» - потому что ни государства, ни законодательства просто не знает, и писать-читать попросту не умеет…

В цивилизации изначально заложен острейший конфликт между всеобщим благом и личной выгодой. Отказ от личной выгоды во имя всеобщего блага является базовым условием цивилизации.

Иначе очередь за благом, за продуктом, упорядоченная идеей равенства – сменится дракой за продукт. В ней сильные заберут себе всё и без очереди, а слабых отгонят от прилавка (что и вышло в современной РФ после гайдаровских реформ).

Очередь же к прилавку, та самая, многократно проклятая советская очередь – представляется мне теперь молекулой цивилизации и цивилизованности. Есть личный интерес – взять продукт или благо. Но есть и другие люди, у которых такой же личный интерес. Всеобщее благо заключается в том, чтобы все получали блага в порядке очередности и хотя бы примерно поровну. А животно-зоологическая жажда доминирования требует забрать сразу, всё, силой…

Конечно же, «альфа-самцы», которые всех прогнали и себе всё нахапали вне закона, правил, порядка - одной лишь силой своей – в этой ситуации чувствуют «упоение в бою у страшной бездны на краю». Они наслаждаются своим биологическим торжеством, и это грубое чувственное наслаждение является основой тяги рыночников к «свободному рынку».

Но можно ли в таких условиях говорить о цивилизации? Что в этой звериной «альфа-омега» системе, прекрасно знакомой зоопсихологам, собственно-человеческого и цивилизованного? Всякий самец сражается за лучший корм и лучшую самку, торжествует, победив – причем здесь род homo sapiens? Разве у козлов или гиен по-другому?

Цивилизация начинается там, где человек наступает на горло собственной песне (похоти) – уступая священным скрижалям, заповеди (завету, закону). Иногда человек это делает под влиянием насилия: его принуждают вести себя по-человечески органы правопорядка и общественное мнение. Из этого сугубо вторичного факта либералы делают ошибочный вывод о возможности «диктатуры закона», понимаемого сугубо юридически: мол всех можно заставить вести себя по-человечески, а во что они там верят, что у них внутри головы – неважно…

Но широко разрекламированная «диктатура закона» даже теоретически невозможна. Принудить человека силком к чему-либо может только силовое большинство. То есть группа, сильнее которой нет в данном обществе. Конечно, сотня мускулистых христиан может заставить одного каннибала не кушать человечины силком. Это будет тяготить каннибала – но он побоится наказания и не осмелится…

Но может ли один христианин силком принудить к чему-нибудь сотню мускулистых каннибалов? И как он это сделает? Сжимая в одной руке резиновую дубинку, а в другой – Конституцию? Очень они «испугаются» этой дубинки и очень их «устыдит» какая-то скучная книжка с набором чужих правил из чужой жизни…

Понятно, что никакого закона быть в принципе не может – пока не сформировано ДОБРОВОЛЬНО защищающее его силовое большинство.

Все юридические законы – явления сугубо вторичные и несамодостаточные. Они могут быть силовым большинством как отменены за минуту, так и просто проигнорированы. Кто, например, где и когда отменял Конституцию СССР? Формально она и сегодня действует, если рассуждать юридически… Иногда силовое большинство настолько презирает неугодные ему законы, что даже не отменяет их, просто «забывает»…

Основа цивилизации – это именно «вложения в вечность», оторванные человеком от своего бюджета потребления без всякой окупаемости (как лепта в храм). Ради них существуют долгосрочные вложения в инфраструктуру потребления, долго окупающиеся. И ради них существуют сугубо-зоологические вложения в собственно-потребление, которые делает всякий кот, тратящий силы на ловлю мыши (при этом совершенно не задумываясь о «расширенном воспроизводстве мышей»).

В 1991 году всё человечество совершает роковой поворот, в силу очень многих причин «выплеснув с грязной водой младенца», выбив себе «глаз при подправлении брови». Человечество, конечно, было поражено и шокировано множественными маразмами, пришедшими из социалистической практики, начиная с Троцкого-Ленина и заканчивая Пол Потом.

При этом человечество забыло, что никакое пищевое отравление не отменяет необходимости приёма пищи – как бы тебя с отравы не рвало и не продристало. Да, у сильно отравившегося может возникнуть психологический страх перед пищей – но ведь, не кушая, он, извините, умрёт! Истощится и умрёт…

Теперь возьмём проблемы социализма. Были уродства и извращения в его практике? Да. Есть его направлению альтернатива? Нет.

В основе социализма лежит стремление человека работать на принципиально-нерентабельную для него лично культурно-цивилизационную тематику. Человек, пока он человек – хочет создавать нечто, кроме каловых масс из деликатесных продуктов.

Нельзя человека свести к тому, чтобы он работал только на канализацию – бесконечно расширяя свой анус (потребительство) и одновременно диаметр слива у канализации (материалистический капитализм, капитальные вложения).

Мы видим, причем во все века истории, что наиболее перспективные ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ деятели – были в производственно-потребительском отношении нерентабельны.

И что цивилизация формировалась этими людьми не за счет полученной прибыли, а за счет упущенной прибыли.

Почему Христос, которому сатана предлагает все царства мира оптом – не имеет даже гнезда и норы, как птицы и лисы? Сколько прибыли упустил банкир Д.Рикардо, из банкира став философом экономики? Книги, составившие основу человеческой цивилизации – никогда не были бестселлерами. А сколько прибыли от частной практики упустили гениальные врачи, вместо посещения богатых пациентов прививавшие себе страшные болезни?

Вся цивилизация в целом, всё, что мы имеем сверх зверино-пещерного уровня – сложена из УПУЩЕННОЙ ЛИЧНОЙ ПРИБЫЛИ ЧАСТНЫХ ЛИЦ. И в этом мы усматриваем ТОЖДЕСТВО цивилизации, человечности – и социалистической идеи (конечно, не сводимой, как у Берни Сандерса или в шведском социализме, к уравнительному перераспределению деликатесов для равной загрузки унитазов[1]).

Само это уравнительство нужно, конечно же, не для того, чтобы все поровну обожрались, а для того, чтобы насилие и шантаж в отношениях между людьми были вытеснены законом и правилами.

Но в секулярно-светском варианте законность – лишь торжество чужого маразма над твоим собственным. Ты хотел помочится в левом углу, а дядька-законодатель, который отнюдь не факт, что умнее и порядочнее тебя – гонит тебя в правый угол. И ты, подчиняясь светскому закону, принятому голосованием двух сотен не лучших людей в парламенте, делаешь не то, что хочешь сам, а то, что хочет чужой дядька. Разумеется, такая законность обречена, она обречена и формально, и фактически, её и неосмысленно станут обходить на практике, и потом осмысленно отвергнут. Не хочу, скажут, служить чужим похотям, а хочу служить своим!

Именно потому цивилизационная матрица включает в себя сакральный уровень, надчеловечески-священное, метафизическое, религиозное, и т.п. Именно эта метафизика в основе цивилизации даёт ту АКСИОМУ, от которой логическим путём потом выводятся все ТЕОРЕМЫ – в виде наук, дисциплин и практик, мотиваций и доводов.

В противном случае всё, что отличает человека от животного - становится рудиментом, атавизмом, постепенно (с определённой инерцией) отмирающей архаикой...


[1] Такое равенство в бездуховном и бездумном обжорстве названо было Э.Фроммом «гуляш-коммунизмом». В итоге воспитанное на «гуляш-коммунизме» поколение с легкостью пускает под хвост великую страну ради витрин супермаркетов.

А. Леонидов-Филиппов.; 19 мая 2016

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..