Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

А.ЛЕОНИДОВ: О ТУПИКЕ И ВЫХОДЕ...

А.ЛЕОНИДОВ: О ТУПИКЕ И ВЫХОДЕ... Главная ошибка властей в том, что нормальное психическое состояние большинства homo sapiens они принимают как некую константу, которая всегда в кармане по умолчанию и по определению. «Большинство всегда нормально» - вот та аксиома, из которой исходят теоретики власти – да, впрочем, и оппозиции тоже, потому что на фундаментальный уровень проблемы человеческих отношений они не спускаются, скачут по верхушкам.

Но хотя они считают нормальность большинства «праздником, который всегда с тобой» - они никаких внятных определений нормальности и ненормальности не знают. Яркий пример – считался гомосексуализм психическим расстройством лет сто или больше, а потом проголосовали его таковым не считать… То есть – давайте уж будем честны: ни современная власть, ни современное экспертное сообщество просто не знают, что есть нормальность и откуда берётся ненормальность. Психическая жизнь общества для них – это данный «от производителя» запечатанный блок механизма, который считается навечно отрегулированным, вскрытию, а тем более ремонту не подлежит.

Возникают наивные аксиомы, на которых пытается устоять разваливающаяся цивилизация:

1. Большинство населения страны – всегда нормально, психически адекватно.
2. Ненормальное меньшинство – изолировано от большинства, НИКАКОГО влияния на общественно-политическую жизнь не оказывает.
2. Норма психической жизни – это что-то вроде дыхания, инстинкт, который человек получает при рождении. Это не конструкт созданный упорным трудом воспитателей в рамках становления цивилизации – а «дар природы».
4. Общественно-политические процессы НИКАКОГО влияния на рост или сокращение психопатии не оказывают, это сугубо биологическое явление, оно имеет органический характер, от разного рода социальных потрясений не зависит (что опровергается самой статистикой динамики психических расстройств – но тем хуже для статистики).

Я повторюсь, для властей и теоретиков, для нашей пустозвонной академической науки это не итог раздумий, а бездумно, изначально принятые аксиомы. Им неуютно было бы чувствовать себя в зыбком мире колеблющихся психических фонов – и они хотят заменить его на мир, где всё устойчиво, грубо, зримо, материально. Такой мир, в котором 200 тыс. москвичей выходят на площади не потому, что им «моча в башку ударила», а потому, что им колбасы в свободной продаже не хватило

Многие из участников шабаша живы и сегодня... Найти бы их, расспросить - хоть сейчас-то они чего-нибудь поняли, или по прежнему полагают своё поведение рациональным?

+++

Я тоже хотел бы жить в мире, где всё решает выраженная в граммах рациональность доступности колбас, а не приступы массового иррационального бешенства. Мне нравится этот мир Адама Смита и Карла Маркса, в котором проблемы можно взвесить на весах и высчитать в копейках. Но я понимаю, что к живой объективной реальности этот мир не имеет никакого отношения.

Он может возникнуть там и тогда, где социопсихика отлажена до такого уровня, что всякая мотивация человека рациональна в рамках общепризнанных норм поведения. Там его и застали Смит, Рикардо и Маркс, там и описали – как стремление человека к получению максимальной порции колбасы и негодование человека – который видит, что его колбасу съел другой.

Но этот мир экономических мотиваций – не начало, а конец пути.

Он – итог огромной работы по формированию коллективного сознания, ответственного перед собственным (и общественным) символом веры, играющего строго по правилам, как у каждого члена общества в отдельности, так и у всех вместе. Это – итог долгого очищения общества от «желающих странного» социопатов.

Потому что прежде чем начать удовлетворять потребности людей – экономика должна их сформировать. Точнее, эти строго в граммах вымеренные потребности должны быть сформированы ещё до всякой экономики, наивно названной «базисом отношений». Но на самом деле формирует потребности людей не экономика, а культура. Если в этой культуре, например, начисто отсутствует потребление молока (как было в старой китайской культуре) – кто и зачем станет обсуждать в ней проблемы молочного животноводства, удои да надои?!

Нужно ответить на главный вопрос: какие потребности считать нормальными (а потому обязательными к удовлетворению), а какие – извращенными и безумными, а потому подлежащими подавлению?

Без этого мы навсегда застрянем в мире, где бомжи питаются гнилью из помойки, а Р.Абрамович соединяет галереями особняки на Манхеттене[1]...

Для того, чтобы экономика просто начала работать – нужно, чтобы общество определилось с нормальными и ненормальными потребностями, признало за каждым право получить нормальные, и установило для каждого запрет на ненормальные. Без этого экономика вообще не начнётся – потому я и говорю, что сегодня у нас экономики нет, и в мире её больше нет.

Нельзя наращивать позитивные явления, если не знаешь, чего считать позитивным. Нельзя также и сокращать негативные явления – если не знаешь, чего считать негативным.

А наше общество умудряется осуждать воровство и завидовать олигархам-мегаворам одновременно – как же оно будет наращивать позитив и сокращать негатив?

Первое, с чего начинается общество и цивилизация – это жёсткое и непротиворечивое определение нормы. Вначале проект – потом сооружение. Нельзя построить ничего – если не знаешь, чего строишь…

Суть дикости, как явления – как раз в том, что нас окружает: в сведении нормальности к удовольствию.

«Нормально то, что мне нравится… Мне нравится брать взятки – это нормально. А когда Иван Иванович берёт взятки – мне не нравится, это для меня неудобно, поэтому это не нормально… Если я украл миллион – это хорошо, потому что мне хорошо. А если у меня украли миллион – это плохо, потому что мне плохо…»

Нужно ли объяснять, что никакой цивилизации не может быть без хотя бы приблизительной УНИВЕРСАЛИЗАЦИИ оценочного инструмента? Потому что у дикаря – «всё можно и всё нельзя» - можно всё, когда он разрешил, а нельзя ничего – когда он запретил.

То, чего в упор не видит академическая наука – прекрасно видит практика, да ей и нельзя иначе. В бытовой речи давно и прочно поселилось определение «долбанутый» (и его матерный аналог) – которое всё чаще и чаще применяется в обиходе. Практика вынуждена как-то – пусть грубо, матерно – но маркировать то, что в жизни встречается, а теоретиками игнорируется.

«Долбанутые» потому и «долбануты», что их требования к людям и жизни, их поведение иррационально, его нельзя описать в рамках классового интереса или высчитанной в твёрдых единицах личной выгоды. Гнев «долбанутых» не зависит от сокращения потребления колбасы, равно как и позитивные их эмоции не зависят от роста оного потребления…

Именно поэтому мировые процессы не могут объяснить ни марксисты, ни западные политологи-социологи, ибо «долбанутость» в их методологиях лишена всякой измерительной шкалы. Но в определённый момент именно «долбанутость» вершит судьбы исторического процесса, разом опровергая все наивные аксиомы обществознания:

- и про то, что психов всегда меньшинство;

- и про то, что они непреодолимо изолированы от нормальных граждан;

- и про то, что психи не влияют на общественно-политический процесс;

- и про то, что существует пропасть между нормальностью и ненормальностью…

Эти «аксиомы» не работают, рулевое колесо, сделанное из колбасы и прочих деликатесов – перестаёт работать, жизнь течёт мимо обществознания и его «законов», оказавшихся выдумками аутистов, погруженных в свою, воображаемую вселенную…

Никакой природной, врождённой данности в виде психической нормы – нет! Психическая нормальность – это созданная цивилизацией условность, принятая внутри цивилизации между своими. Она поддерживается веками поощрений и наказаний, беспощадным истреблением лиц с отклоняющимся поведением – и в итоге иногда кажется (как людям в ХХ веке) чем-то само собой разумеющимся, до того она становится привычной.

Но её вид константы – коварная обманчивость. Достаточно переставить в символе веры, на котором она базируется, несколько букв или знаков препинания – и она начинает разваливаться на глазах, моментально создавая как бы из ничего толпы маньяков, садистов, чудовищ, преобразуя спокойную реальность в резню, погром, войну всех против всех…

Теоретики, полагавшие рационализм самодостаточным, не видевшие его неразрывной связи с вероисповеданием – думали, что люди преследуют свои интересы, и в этом суть жизни. Эти теоретики не учитывали, что частные интересы человека прямо противоположны его общественным интересам, интересы зверя в нём – противоположны интересам воспитанной, социализированной личности.

А само понятие выгоды или невыгоды, оказывается, намертво привязано к системе приоритетов человека. Что он считает главным – то и достигается в первую очередь, и считается выгодным! Если же его представления о главном и второстепенном меняются – бывшее выгодное поведение становится невыгодным, и наоборот…

Это простые, простейшие вещи – которые мы каждый день встречаем в быту, и которые – вообще никак не осмыслены ни властью, ни её научной обслугой!

Но если вы не понимаете структуры и анатомии цивилизованного общества – то вы не в состоянии предотвратить его разложение и не можете его сохранять, поддерживать, не говоря уж о том, чтобы развивать! Человека не увлечь тем, что вам кажется выгодным – если сам он считает выгодным что-то другое.

Оттого и подкуп и угрозы проходят мимо кассы, когда власть и население разговаривают на разных смысловых языках.

Зачем нужна логика, знаете? Почему ей увлекались античные академики и средневековые схоласты – а гунны или монголы знать про неё не знали и думать о ней не думали? В чем причина востребованности – или невостребованности логики в обществе?

Я вам скажу.

Цивилизация начинается с договора между людьми о том, что считать главной, высшей ценностью. Этот договор защищает чтущих ценность, связывает их взаимовыручкой, вплоть до самопожертвования «за други своя». Одновременно он выступает приговором для тех, кто злостно отказывается чтить базовую ценность.

Когда Главная Ценность безусловно и фанатично установлена, и спорить о ней чревато – приходит пора иных споров: что нужно для вящей славы Главной Ценности, какие вспомогательные, служебные вещи для неё потребны? И какие потребны больше, в первую очередь, а какие – меньше, и с ними можно подождать? А какие вообще не нужны? И, следовательно - могут быть выброшены из жизни[2] (поскольку в разряд служебных предметов попали по ошибке). А какие вещи были ошибочно выброшены, и, следовательно, нужно пойти на помойку, их подобрать и вернуть?

Вот это и является предметом логики и как науки, и как базового шасси под РАЦИОНАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ. Бесконечные, уходящие во всё более и более узкую детальность споры насчет того – как бы нам получше обеспечить прославление Главной Ценности?

Уберите эту главную ценность – исчезнут и логика, и возможность рационального поведения. Какое поведение рационально – если приоритеты разрушены, главное от второстепенного не отделено? Цепочки умозаключений от чего тянуть, если базовой аксиомы нет? Ведь весь смысл умозаключений был в их привязанности исходной посылке. Нельзя ничего достоверно заключить – если первое основание сомнительно!

Означает ли это, что в мире циничного безверия нет места и логике? Безусловно, без символа веры не может быть и культуры доказательств, рациональности – как не бывает теорем без аксиом…



[1] Власти США запретили Абрамовичу объединить особняки на Манхэттене. Как сообщает Лайфньюс, соответствующее решение приняли городские власти Нью-Йорка, 8 апреля 2016

[2] Как обряд обрезания младенцев у христиан.

Александр Леонидов; 11 апреля 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • Наш сайт (ЭиМ) глушат!

    Наш сайт (ЭиМ) глушат! Одно дело - слышать про такое со стороны. Другое - лично столкнуться.В РФ начиная с 30 сентября сего года неизвестными лицами произведено техническое веерное отключение сайта ЭиМ, который для большинства пользователей вдруг стал "недоступным". У нас он работает, как ни в чём не бывало, но мы - в локальном пузыре, а с мест сообщают, что сайт нигде не открывается.

    Читать дальше
  • ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ...

    ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ... Можно спорить о художественных достоинствах или философских идеях романа «Апологет» А. Леонидова, на днях опубликованного замечательным издательством «День Литературы»[1]. Об одном спорить не приходится: с такой стороны революцию и советский строй ещё никто не осмыслял! Ни сторонники, ни противники таким образом её не рассматривали, факт. Остальное – спорно. Как, в общем-то и должно быть с художественным произведением, главное требование к которому во все времена – свежесть и оригинальность. И это есть…

    Читать дальше
  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.