Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

За протест! Против дегенератов!

За протест! Против дегенератов! ​В области высшей психической деятельности есть два основания для протеста, имеющих рациональный характер. Наиболее развитое сознание реагирует протестом, сопротивлением «на дальних подступах», при символическом оскорблении священных для общества символов. Символы – охранная сигнализация общества: оберегая их, наиболее развитые представители человеческого рода могут предотвратить беду до подхода, до того, как она случилась. Сбить, так сказать, на взлёте.

Поэтому мы и говорим, что протест против оскорбления святынь народа – наивысшая форма рациональности, в которой меньше всего зоологического содержания, и максимальное содержание чистого разума, абстрактного сознания.

Если человек проморгал покушение на базовые основы своей жизни на уровне высших сигнальных систем (оскорбления святынь) – он имеет шанс рационально среагировать на ближних подступах: в случае падения своего уровня жизни, разрушения систем снабжения. Здесь беду не предотвратишь до беды: беда уже случилась (жизненный уровень упал) – и реагируют по факту, восстанавливая обрушенное. Но это тоже рациональная мотивация протеста.

Вообще любой разумный протест с необходимостью предполагает Образ Будущего, синхронизированный во множестве сознаний. На советском языке это называлось «партийность культуры»: люди понимают друг друга ТОЛЬКО ЛИШЬ потому, что хотят одного, несмотря на то, что их много. У них есть образ победы, «одной на всех». Тогда их протест имеет смысл. А иначе он вырождается в безумное брожение, в «войну всех против всех», где, как в огне – брода нет.

Революция от гниющей мятежевойны отличается своей ОДНОРАЗОВОСТЬЮ. Слом происходит не ради слома, а согласно проекту. Поэтому что не мешает – того не сносят. А что сносят – сносят один раз, и точка. И дальше – только строят.

Если этого нет, если протест деструктивен, то он растягивается и превращается в гниющую десятилетиями мятежевойну. В идеальное для мировой стратегии США состояние неамериканского человечества. Хаос во всём мире, горы трупов и пепелища руин, а посреди этого – США, как град на холме, куда стремятся от нестабильности все капиталы и все лучшие умы, куда попасть из ада вечной резни – высшая мечта и ценность каждого…

+++

Либералы никогда не могли, и не могут дать толпе рациональные поводы для бунта. Ведь и ежу понятно, что «оскорбление святынь» возможно лишь по итогам сакрализации, что нельзя оскорбить святыни, которых не возвели в сей ранг. А поскольку либералы специализируются на развенчивании всего священного, на чёрном глуме надо всем, что выше пупка и промежности – никакого высокого пафоса своим бунтам они придать не могут. Нет святынь – нет и их оскорбления.

Поднять людей на борьбу за повышение уровня жизни либералы тоже не могут. И ларчик просто открывается: как бы ни свихнулась власть, либерализм никогда не является лекарством, даже от тяжких форм её безумия.

Конечно, уровень жизни, уровень обделённости человека в историческом обществе может быть низким и даже очень низким. В этом случае диагноз ясен: элементы цивилизации в системе слабы, в зародышевой форме, нужно их брать за стартовую линию и развивать.

Например, низкий уровень законности «не лечится» полным беззаконием: нет иного уровня его повысить, чем дополнять уже существующие принципы законности. То же самое касается низкого уровня оплаты труда, низкого уровня социальных гарантий и т.п. Нельзя повысить зарплату – снизив её или вовсе отменив (и заявив цинично, что это «освобождение[1]»). В основе любого повышения доходов лежит сохранение прежнего уровня доходов: не может же повышенный доход быть меньше предыдущего!

Цивилизационное строительство связано с осознанием и удалением элементов хаоса из жизни. Этим оно прямо противоположно либерализму, которые эти элементы первобытного хаоса насаждает и раздувает.

А потому либерализм органически и сущностно неспособен улучшить ситуацию – потому что по сути своей является продуктом разложения той системы, в которой действует.

А как можно улучшить систему продуктом её собственного разложения? Допустим, сливы или яблоки гнилые – но их же невозможно освежить добавлением их же собственной гнили! Хорошо или плохо живут люди при Путине – в любом случае либералы не смогут улучшить этой жизни. Ухудшить (как на Украине после Януковича) – запросто. Улучшить – никогда.

+++

Либерализм не может поднять протест против оскорбления святынь (он сам их оскорбляет, причём все, вместе взятые), и не может поднять протест против ухудшения уровня жизни (он сам её ухудшает[2]).

Но если в либеральных бунтах (цветных революциях) нет рациональных смыслов, продукта высшей умственной деятельности, тогда что в них есть?

Общество есть механизм, который может быть (как и любой механизм) улучшен или сломан.

Можно заменить ручную мясорубку в хозяйстве на электрическую: это торжество прогрессивной техники над примитивной. А можно просто сломать ручную мясорубку, ничем её не заменяя, просто выключив эту функцию из кухонного быта.

Для того, чтобы машина общества была сменена на более прогрессивную «тоже машину» - нужен умственный перевес низов над верхами. Это когда простые люди знают и понимают больше, чем их начальники. Прогресс требует:

1) Проекта (это чёткое видение новой жизни, а не просто смутное недовольство старой).
2) Проводников (большого количества людей с синхронизированным целеполаганием).
3) Конструктивности мышления.
4) Понимания преемственности и поступательного развития цивилизационных форм.

Ничего этого у либералов нет, да и быть не может: это безумцы, придумавшие ЕГЭ + их жертвы, «поколение ЕГЭ). Они не то, что новый механизм придумать не в силах, они и работы старого-то уже не понимают! Они – продукт разложения того порядка, в котором родились; каким бы ущербным не был порядок (с точки зрения шкалы цивилизованности) – продукт его разложения всегда ниже него.

Если вы думаете, что дезертир из плохо организованной армии – хороший боец, то вы сильно заблуждаетесь. Организацию армии можно и нужно улучшить – но, конечно же, не силами дезертиров! Равно как и законности не укрепить – передавши власть в руки тех, с кем она борется, в руки криминала (сценарий 90-х, когда на это сделали ставку).

Как можно усовершенствовать систему – ломая её?

Но чем же тогда является либеральный бунт? Он является борьбой за ликвидацию остатков цивилизационных институтов в деградирующем обществе.

+++

В тёмных глубинах иррационального бессознательного у бунта есть свои привлекательные стороны. Разуму совершенно непонятные. Зато очень понятные для рептилии, обитающей в спинном мозге.

Например, бунт – это весело.

Скучать он явно не даст: он и страшен, и переменчив. Так сидишь, тоскуешь, вокруг ничего не происходит, и чувство опасности притупляется пресными буднями. А тут вдруг ба-бах! Что-то взорвалось, что-то загорелось! Зеваки во все времена бегали смотреть на пожары – не потому, что зла желали погорельцам, а потому что это зрелищно.

Бунт – зрелищное событие.

Для того, кто ищет пощекотать нервы – безразлична и причина бунта, и его последствия. Бунт-развлечение выступает самоцелью, лишь бы он был.

Далее – бунт, с точки зрения Зверя – шанс.

Мало того, что тебе весело-страшно и страшно весело, но есть ещё и возможность проскочить через несколько ступенек, а то и одним прыжком через всю карьерную лестницу. Был рабочим муравьём – и вдруг волна вынесла тебя в министры! В спокойном обществе ты бы дотуда дошёл, в самом лучшем случае, лишь к старости, а тут – одним прыжком.

Бунт – дело фартовое.

Он – как налёт на сберкассу, только более масштабный. Для азартных игроков любой бунт – шанс сорвать «джек пот», самый крупный выигрыш в своей жизни. При таком отношении (визг личных амбиций) – причины бунта и его итог опять же не важны. Какая, по большому счёту, разница, отчего он вспыхнул и чем закончится? У тебя появляется личный шанс потеснить зажравшихся хозяев жизни и самому сесть на их место.

При таком подходе бунтарям совершенно не нужны, да и попросту непонятны перемены по сути. Для них важны лишь кадровые перемены, перемещение персон: «было ваше, стало наше». Пусть, мол, всё будет, как было, или ещё хуже – лишь бы я наверху…

Есть принципиальная разница между теми, кто:

-Сносит старое здание по проекту строительства нового
-Поджёг старое здание ради забавы
-Поджёг его же – чтобы удобнее было растащить выносимые из пожара вещи.

Второй и третий мотивы слишком уж очевидны и выпирают как в екатеринбургских «антихрамовых» протестах, так и вообще в либеральных протестах всех «ихних» форматов.

+++

Любой разумный человек, способный мыслить и анализировать, легко обнаружит в нашей сегодняшней жизни сотни причин для самого решительного протеста. И будет симпатизировать социальному протесту – если протест действительно социален, а не асоциален.

Но когда люди, не возмущавшиеся (молча и бездумно глотавшие) всё, что действительно заслуживает возмущения, вдруг взбеленились, как коньки-горбунки, и пошли защищать пустое место от храма (ибо храм скверу не помеха, гуляйте себе вокруг храма, среди той же растительности!)… Когда этот протест принял яростный и оголтелый характер – как будто кроме этого нет вообще ничего, достойного внимания у города цареубийц и ельцинистов… Когда вся энергия негодования была слита в повод нелепый, бессмысленный, никчёмный – стала очевидна вся асоциальная природа такого (чисто либерального) протеста.

Это не те люди, которые хотят восстановить разрушенное: это те люди, которые хотят доразвалить недоразваленное. То есть – добить последние, и без того поломанные бурей ельцинизма ростки цивилизации. И погрузится в тёмные и звериные пучины бессознательного.

Организаторы протеста умело обошли все деструктивные стороны нашей современности, всё то, что мешает нам жить, дышать и развиваться. Они решили одним выстрелом убить двух зайцев – государство и церковь, сразу лишив жизнь и материальной, и духовной опоры. К вопросам зарплат и пенсий, к вопросам внешней агрессии они совершенно равнодушны, и проявляют животный уровень непонимания проблем. Кроме «нам будет негде гулять» - ничего не знают и слышать не хотят.

У них в головах сидит «проклятый режим», который мешает им безобразничать, «сросшийся с церковью», откуда он, собственно и взял мотив запрета на безобразия. Этот режим нужно уронить, вместе с церковью, и вообще всем идеологическим – чтобы потом предаться хорошо знакомой нам по «перестройке» оргии первобытных плясок.

Перед нами – дикари, у которых одна претензия: из их бесформенности власть пытается что-то формировать (как школа из бесформенности неграмотного формирует личность образованного человека). В сущности, это «школьники против уроков»! Мотив прогульщика хорошо известен, понятен, и понятно-деструктивен.

Давайте сравним с большевиками. Большевизм боролся прежде всего за новый мир, и лишь потом – против старого. Большевики знали, чего хотят, их не устроила смена надоевшего лица «проклятого режима» ни на Львова, ни на Керенского (Зеленских того времени). Жёсткая борьба с церковью укладывалась у большевиков в их концепцию будущего, в целом жёстко сформулированную. Это не борьба идиотов под лозунгом «запрещается запрещать». Это борьба людей, жаждущих строить, и отвлекающихся на разрушение только по необходимости.

В основе большевизма – рационально сформулированная альтернатива существующему обществу. Её можно считать ошибочной, чрезмерно радикальной, излишне детализированной – но приписать ей размытость и расплывчатость не могут даже её враги. Язык декретов ВКП(б) – ясный и чёткий. Власть (включая и церковную) они ломают не ради того, чтобы сломать, а ради построения новой власти. По поводу которой для себя всё уже решили – что и помогает им ломать сопротивление противящихся воле их партии.

А что такое либеральный протест? Это свальный грех всех видов недовольства, какие только бывают в физиологии человеческой! Тут, как в Ноевом ковчеге, каждой твари по паре, от социалистов до чисто-криминального элемента, и все работают на разрушение. Созидать-то они не могут, потому что у них не только разные программы – они у них зачастую противоположные.

+++

Так рождается деструктивный бунт – который ни «за», а «против». Эта деструктивность достигает своего апогея, когда закручивается вокруг… строительства храма! Мрачная, подсознательная, инфернальная повестка для людей, которых не волнует собственная жизнь (то, например, что либералы во всём мире лишили их пенсий, РФ сделала это последней) – а волнует только «насаждение веры» в «неокрепших душах».

А вдруг, несмотря на ужасное состояние современных попов – дети вырастут добрыми, и будут увлекаться не только зоологической грызнёй и низшими отправлениями?! Ужс, ужс!

Надо поскорее разрушить всё святое в душах детей, не надеясь, что попы сделают это своими «мерседесами» и лицемерием, собственными силами! Надо с пелёнок внушать «истины» дарвинизма: только бешенная борьба всех против всех, только взаимное истребление и подавление, только рыночная конкуренция за всё, для всех и во всех сферах! Тут-то и жизнь хорошая начнётся!

А вы, понимаете, храм строить задумали! Будить в душах «предрассудки» человеческого отношения к ближнему и жизни! Нет, нам сквер нужен, как в Европе – заваленный использованными шприцами наркоманов и с однополыми поцелуями на скамейках!

А что ещё может дать сквер без храма? Каковы – кроме оголтелого социал-дарвинизма и звериной грызни – те основы, которые заливают в головы либералы?

У нас нет никаких оснований восхищаться ныне существующим политическим строем и положением дел в стране. Прямо скажем – они из рук вон плохие.

Но, в отличие от одержимых и бесноватых – мы прекрасно понимаем, что из любого состояния есть два пути: наверх и вниз. Либералы РФ, как продукт разложения существующего строя – в случае успеха сделают его только ещё гаже и омерзительнее. Сделать его лучше они не могут – ибо специализированы на разрушении и деструкции.

Вряд ли власть, которая запрещает строить храмы[3] – будет лучше власти, которая, так или иначе, но храмы строит…



[1] Дело в том, что предоставление свободы без средств к существованию – есть худший из методов порабощения человека. Несомненно, что на современном заводе есть много дисциплинарных черт, делающим его сходным с тюрьмой. Однако человек, не имея иного заработка – не хочет «освобождаться» от этих черт своего быта. Уволенному говорят – «освобождён с занимаемой должности». Чаще всего это не праздник, а трагедия личности: «освобождённый» чувствует вовсе не радость свободы, а бесперспективность выброшенного из жизни, никому теперь не нужного человека.

[2] Например, пенсионная «реформа», на которой спекулируют сегодня либеральные баламуты – проведена ведь не в одной РФ. Аналогичную реформу (и даже хуже) провели практически все страны, где либералы дорвались до власти. Рассчитывать, что победивший либерализм отменит пенсионную «реформу», которую сам же много лет обосновывал и продвигал – верх наивности.

[3] Дело ведь в том, что наша цивилизация – христианская. Христианству она обязана не только шедеврами архитектуры (храмами) – но и своей системой нравственных ориентиров, своими критериями психической вменяемости, своими движущими силами научного и технического прогресса, классификации во всех науках, стимулами развивать эти науки (а не, например, забросить их нафиг, потому что недорослям за учебниками скучно). Христианство создало наши базовые представления о добре и зле, включая и советскую эпоху, оно создало наши представления о прекрасном и безобразном, о допустимом и недопустимом, приличном и неприличном. Христианство обосновало и осуществило прогресс данной формы цивилизации. Убрав этот «корневой каталог» из мышления современных людей, мы убираем всякую мотивацию вести себя цивилизованным образом, превращаем всё человеческое сверх звериного и безусловно-зоологического в «предрассудки тёмных старух». Мы тем самым плодим Раскольниковых с топорами и лакеев Смердяковых, что доказано ещё Достоевским.

Дмитрий НИКОЛАЕВ, обозреватель "ЭиМ".; 20 мая 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • Наш сайт (ЭиМ) глушат!

    Наш сайт (ЭиМ) глушат! Одно дело - слышать про такое со стороны. Другое - лично столкнуться.В РФ начиная с 30 сентября сего года неизвестными лицами произведено техническое веерное отключение сайта ЭиМ, который для большинства пользователей вдруг стал "недоступным". У нас он работает, как ни в чём не бывало, но мы - в локальном пузыре, а с мест сообщают, что сайт нигде не открывается.

    Читать дальше
  • ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ...

    ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ... Можно спорить о художественных достоинствах или философских идеях романа «Апологет» А. Леонидова, на днях опубликованного замечательным издательством «День Литературы»[1]. Об одном спорить не приходится: с такой стороны революцию и советский строй ещё никто не осмыслял! Ни сторонники, ни противники таким образом её не рассматривали, факт. Остальное – спорно. Как, в общем-то и должно быть с художественным произведением, главное требование к которому во все времена – свежесть и оригинальность. И это есть…

    Читать дальше
  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.