Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Август
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

РОСТ НАЧИНАЕТСЯ С ПРОЕКТА

Кейнс объяснил нам это

РОСТ НАЧИНАЕТСЯ С ПРОЕКТА В самом конце прошлого года, на саммите «двадцатки» ведущих держав в Канне, был согласован и принят План действий России, которую представлял уже новый министр финансов А.Силуанов. «По этому документу Россия взяла на себя ряд обязательств. Это сокращение бюджетного дефицита, уменьшение инфляции, удержание определенного коридора колебаний курса рубля по отношению к другим валютам, снижение уровня безработицы», — сказал он журналистам. И не заметил противоречия в собственных словах.

А надо бы! Ведь обозначенные меры противоположны друг другу по смыслу – как можно сокращать бюджет, инфляцию и при этом же – безработицу? В кейнсианстве, как наиболее реальной школе экономики, основным вопросом поставлен ШАГ НАРАЩИВАНИЯ ДЕНЕЖНОЙ МАССЫ.  Кейнс и кейнсианцы считали безусловным, что в мирное время, вне каких-то затмевающих воображение катастроф, денежная масса в целом и бюджет в частности НЕ МОГУТ СОКРАЩАТЬСЯ ИЛИ СТОЯТЬ НА МЕСТЕ.

То, что денежная масса и бюджет год от года должны нарастать, вообще не подлежит никакому сомнению. И это говорит не только Кейнс, но и вообще простой здравый смысл. Экономика, по определению, наука об улучшении материального положения людей. Но как можно его улучшать, если доходы сокращать?

Поэтому – наращивать или не наращивать денежную массу и расходы бюджета – в кейнсианстве даже как вопрос не стоит. Естественно, да. Вопрос в другом – КАКИМИ ТЕМПАМИ?

Поясню проще. Иван Петров тратил 100 рублей на свои нужды в какой-то период времени. Появилось предложение инновационной продукции. Но он не купит её, если оставить ему 100 рублей: ведь все эти деньги в семейном бюджете уже расписаны по статьям расходов. Новое покупать не на что!

Чтобы инновационная продукция начала раскупаться – нужно добавить Ивану Петрову сколько-то рублей к его сотне, чтобы у него появились новые деньги, которые он пока ещё не знает, куда потратить. Тогда лица, предлагающие новый товар, смогут продать ему свое новшество.

Если новшеств предлагается на 20 рублей, а Ивану Петрову мы на рабочем месте вручим вместо 100 сразу 200 рублей, то возникнет хорошо нам знакомая по «перестройке» ситуация товарного дефицита. Денег много, люди ими сорят, а что купить – пока не знают, предложение на рынке не дотянуло ещё до спроса.

Дефицит – штука неприятная, но не смертельная. В условиях рыночной экономики дефицит довольно быстро преодолевается предпринимателями, которые начинают удовлетворять имеющийся спрос тем или иным предложением. Недаром говорят: «ДЕФИЦИТ – ЛУЧШИЙ СБЫТЧИК».

Ситуация сокращения спроса куда хуже дефицита. Если наш Петров вместо 100 рублей получит 80, то ему придется отказаться от чего-то, к чему он уже привык. И привыкли его поставщики. Петров, например, не пойдет в парикмахерскую, и банкротство придет к парикмахеру. Или Петров откажется от газет – придет конец газетчикам…

На языке экономики этот вынужденный платежный саботаж называется «ДЕГРАДАЦИЯ СТРУКТУРЫ ПОТРЕБЛЕНИЯ». Как в биологии – где у организма-дегенерата отпадают ставшие «лишними» органы и члены. Человек учится жить скромнее, и это само по себе даже неплохо, но страшно побочным эффектом: архаизацией и дегенерацией обслуживающей человека техносферы и сбытосферы.

Сокращение оплаты труда порождает замкнутый круг: падают в целом и среднем продажи, из за этого сокращается оплата труда, и, в свою очередь, – снова сокращаются продажи… И так до летального исхода экономики, распадающейся на первобытные натуральные хозяйства.

При сокращении (сжатии, стерилизации) как бюджета, так и в целом денежной массы, люди в стране начинают как бы сжирать друг друга. При стабильности денежной массы (лучше всего описал процесс Кейнс) происходит естественное её вымывание, выветривание из оборота, то есть она все же сокращается.

Главная задача – определить, на сколько оптимально увеличить денежную массу страны в текущем году, чтобы стимулировать, но не затопить экономику лишними деньгами. Уровень жизни не вырастет, если сумма покупок сегодня равна сумме покупок вчера. Ему в таком случае просто не с чего будет расти. Монетарный стимул экономики по Кейнсу – это создание платежеспособного спроса под ещё не выпущенный, только готовящийся к выходу продукт.

Меньше расходов на социалку – меньше доходов на рынке, ниже сбор налогов, меньше продаж и т.п. Выплачивая большие и ранние пенсии, например, государство создает рабочие места, стимулирует производство. Меньше и позже выплачивать пенсии – сокращать рабочие места и рыночные предложения.

Именно поэтому Рузвельт и выводил США из великой депрессии путем СОКРАЩЕНИЯ рабочего дня. Искусственно создавалась ситуация, чтобы до обеда работал у станка один человек, а после обеда – другой. Так росла занятость, преодолевалась безработица, вычерпывались с рынка «лишние люди». Если же рабочий день наращивать, как предлагает РСПП и М.Прохоров, то безработных станет все больше и больше…

Рост нагрузки на наемного работника или социального иждивенца, ухудшение условий труда и быта только КАЖУТСЯ решением экономических проблем, но нигде и никогда не были ими на самом деле. И это пример смыкания нравственной максимы и экономической научной истины. Быть добрым выгодно. А вы что, полагали, нравственность придумали сумасшедшие?!

А. Леонидов-Филиппов.; 13 февраля 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..