Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Январь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

​О ЦЕРКВИ СО СМЫСЛОМ - И БЕССМЫСЛЕННОЙ

​О ЦЕРКВИ СО СМЫСЛОМ - И БЕССМЫСЛЕННОЙ Современная свобода вероисповеданий без дна и берегов. Она легко позволяет всем желающим создать свой Содомо-Гомерический Трансвеститохат и обрести в его рядах всё, чего они там желают обрести. Тем более странно и безумно выглядит попытка поклонников Гейропы примазаться к Православию, которая выставляет их в смешном и глупом виде. Зачем вам примазываться к тому течению, которое вы же сами и ненавидите? Какой смысл в «патриархате», отрицающем патриархальность? Какой смысл в «православии», проклинающем единственную Православную Державу, и каким образом такое «православие» собирается отстаивать себя в иноверческом мире? Какой смысл в «православии», прославляющем американские сатанизм и содомию? И как можно такое прославление сочетать с базовыми ценностями?

Ведь сливаться с Западом легче без Православия, а противостоять ему – как можно, сливаясь?

Каков вообще сам предмет у «православной» церкви, для которой единоверцы – враги и агрессоры, а открытые и последовательные враги Православия – друзья и покровители? Зачем играть словами, смысл которых вами давно проклят, да и попросту утрачен? Ведь православие – не брошка, которую может носить любой на груди: это совокупность вполне определённых идей, которые вам ненавистны!

Что это за движение «пчёлы против мёда?» Ведь в нём же нет ничего, кроме лжи, и, наверное, какой-то доли самообмана наиболее примитивных идолопоклонников, которым легче идти на предательство самих себя в привычной одежде…

+++

О том, как и почему появилась религия, есть множество теорий. А я вам озвучу ту, которая примиряет их все! Религия появилась изначально как борьба человека со смертью. И во что бы потом её ни пытались превратить – исходный смысл именно в этом. Вот я, и я конечный, следовательно, бессмысленный. А вот Вечность, и в ней смысл. Почему смысл в Вечности? Потому что в ней ничего не пропадает бесследно, а всё пропавшее бесследно – по определению бессмысленно. Любое действие, не имеющее продолжения, умершее в самом себе – бессмысленно, и даже ребёнок это понимает. Ребёнок, кстати, острее, чем взрослый – у него восприятие яснее и категоричнее…

Борьба ума (рациональности) за Вечность в области чувств (сердца) стала борьбой за смысл жизни. Ум понимает Вечность и Бесконечность математически, логически-доказуемыми, сердце алчет их – чтобы выйти из самоубийственного отчаяния бесплодности и тщеты земных дел.

Из этой точки веером раскрывается человеческая культура. И письменность (я умру – а мои слова нет). И живопись (миг прошёл – но сохранился в рисунке, фотографии, видео). И наука (изучать имеет смысл только то, в чём признаёшь смысл, и это не тавтология). И обобщающая мысль о человечестве (я не сам по себе, я часть рода, народа) и т.п.

Вся человеческая цивилизация исходит из поступательности и преемственности, то есть из замаха на посмертное бытие – в памяти потомках, в книгах, зданиях, делах и преданиях. И громада цивилизации демонтируется у нас на глазах через смертопоклонничество. Есть смерть – нет смысла, нет смысла – зачем тогда… (подставить нужное). Что бы вы не поставили в эту формулу – она сработает. Она демотивирует любое ваше занятие – от чтения романов до деторождения. Она обесточит всякую энергию действия – ибо человек так устроен, что любая бессмысленная работа его тяготит.

В социальной сфере невозможно переоценить базовый смысл религии и церкви: она собирает прежде просто пожиравших и истреблявших друг друга автономных особей в единое тело, единый организм по имени «человеческое общество». Единоверчество преодолевает отталкивающие, центробежные силы зоологической сиюминутной выгоды, преодолевает неизбежные в материальном мире конфликты распределения по формуле: «убью соседа – поселюсь в его доме». Это же не блажь жестоких, это чистая арифметика: чем меньше людей на пирог, тем больше пирога каждому из них!

Обобщая человека до человечества (особь до вида) церковь содержит в себе изначальный, неотменный и очевидный социализм, связанный с преодолением вражды людей. А как можно преодолеть вражду людей? Только сделав так, чтобы они взаимно не мешали друг другу жить. Если этого не сделать – конфликты неизбежны.

Когда мы говорим о «церкви со смыслом» - мы упрощаем дело, потому что нельзя представить церковь в виде коробки, внутри которой лежит некий посторонний для коробки предмет (смысл жизни). Настоящая церковь – не упаковка для смысла, а собственно смысл. Она и есть смысл, потому что рождена в борьбе за смысл. И она же есть жизнь – потому что рождена в борьбе человеческого разума со смертью.

Поэтому вообще-то церковь – не только отдельно взятое место, куда мы иногда ходим, а весь, взятый целиком, наш образ жизни. В чём мы живём, чем мы живём – то и есть наша церковь. Зеркало жизни и мышления.

Язычество, родившееся много позже[1] единобожия, вопреки мифам о нём – попыталось упростить дело, выделив отдельные капища для религии, отделить религию от жизни.

То есть в язычестве, а потом в философской концепции «двойной истины», популярной в угнетательских обществах, человек попытался выйти из церкви, выстроить свою жизнь вне и помимо церкви.

Но это была глупая затея, которая изначально не могла воплотиться.

Находя себе смыслы жизни на стороне, человек просто находит себе иную церковь, вливается в иную конфессию, но не более того. Что я считаю правильным, необходимым, обязательным – то и является моей церковью. Не вымороченные ритуалы, смысл которых давно утрачен, и которые тождественны магическим пассам шамана!

А живой, живущий в уме и двигающий всем поведением человека смысл. Пока он есть в человеке – в человеке есть и вера. Какая она, во что она – другой вопрос. Предположить же человека живого, но абсолютно ни в чём смысла не видящего – я даже теоретически затрудняюсь…

+++

Бессмысленность в церкви возникает вместе с появлением т.н. «нецерковных» дел. Чем их больше, выходящих за круг вероисповедания, тем бессмысленнее церковь.

Чем больше времени и усилий человек затрачивает вне своей веры – тем бессмысленнее символы его веры. Как доказала жизнь, формальная принадлежность к КПСС и даже высшие посты в КПСС ничего не говорят о коммунистических убеждениях (равно как и титул Вселенского Патриарха не сделал турецкоподданного Варфоломея (папу Остапа Бендера) ни православным, ни просто верующим).

«Вера без дел мертва» - не просто красивая фраза. В этой фразе – вся суть религиозности.

Специалист по религии инков может блестяще, лучше жрецов, знать все тонкости изуверского культа инков, и при этом он современный человек, совершенно чуждый инкским смыслам жизни.

Точно так же как специалист, много лет изучавший религию ацтеков, не является прихожанином храма ацтеков, специалист, способный отправлять какой либо культ со всеми деталями, от одного этого не становится адептом культа. Именно поэтому партии коммунистов порой возглавляют люди, ненавидящие коммунизм, а православные церкви – люди, ненавидящие христианство и православие.

Они обучены отправлять культ, и надо думать, обучены неплохо (как попугай порой неплохо учит человеческие слова). Но речеговорение не делает попугая человеком, а хидиотия[2] внешней обрядности неспособна сделать человека верующим.

Когда у человека есть целостное понимание смысла жизни – то у него нет действий вне и помимо этого смысла.

У святых, что ясно из житий, не было дел вне богослужения, у них дела не делились на большие и малые, как и людей они не делили на важных и неважных. У верующего коммуниста всё подчинено коммунистическому служению: и сбор урожая, и написание стихов, и прокладка трубопровода, и война, и мир, и речь с трибуны и мелочи быта. У него нет «беспартийных» занятий, как нет у верующего занятий вне его веры и её ценностей.

Если вся вода течёт по одному руслу, то река полноводна. Если начинаются отводки и сливы – то река мелеет. А если вся вода ушла в боковые ответвления, то русло реки перестаёт быть руслом! Понимаете? Пересохшая река – вообще не река, даже если ещё обозначена на карте…

Чем больше наших дел не соответствует нашей вере – тем формальнее и выхолощеннее становится наша вера. И неизбежен тот момент, когда жизнь её перечеркнёт, как анахронизм, ничего не объясняющий и ничему не служащий в жизни.

Приведу такой бытовой пример: если патефон каждый день слушают, то у него есть большая реальная практическая ценность. А если его вытеснила новая музыкальная техника, если он стоит в углу и не включается даже по большим праздникам, если он стал практически ненужным – то поклонение ему нелепость. Рано или поздно люди осознают нелепость поклонения предмету, которым не пользуются, и выбросят этот предмет на помойку. Устарел!

Абсолютна реальная ценность только у того инструмента, который вообще не выпускаешь из рук. Инструмент, который вышел из употребления – обречён обрастать пылью.

+++

В исходном смысле религия – хранилище всех знаний, которыми обладало человечество, всех его искусств и ремёсел.

Вначале-то от неё ничего не отделялось и ничего не выделялось! А если и выделялось – то только для удобства классификации, на правах отдельного ящика в едином шкафу. Религия учила человека быть человеком, и всё, что делал человек – имело религиозный смысл, отражённый в поговорке «пахать-значит, молиться».

Потому изначально религия – это совокупность всех материальных и духовных потребностей человека, выделяющая его из животного мира.

Человек ждал от религии обучения, исцеления, объяснения всему, что он видит, и что его интересует, ждал от религии хлеба насущного (видел, и не без оснований, в неурожае гнев божий), ждал от неё же организации досуга в часы, свободные от труда. В деревне без театров и телевизоров богослужение в храме было и спектаклем и телепередачей, и художественным фильмом и программой новостей о положении в мире. Церковь же была и редакцией местной газеты – именно она доводила царские указы до мужика.

Книги родились и писались в монастырях, агрономия родилась в монастырях, и даже порох придумал монах. Именно церковь замещала современную комиссию по лженауке, решала, что научно, а что ненаучно во взглядах современников. Государственная пропаганда тоже велась через церковь, как и все образовательные или лечебные программы государств старого типа.

Церковь не должна становится сектором знаний (сектой). Её законное место – обнимать собой всю совокупность человеческих знаний и представлений о мире. То есть включить в себя все достижения духа, мысли – параллельно отделяя их от движений «духа нечистого», от того, что атеисты называют церковным словом «мракобесие», признавая в корне слова отрицаемых ими бесов.

Если церковь не даёт ответа на все вопросы – то она перестала быть церковью и движется в сторону секты. Как же может, например, прогресс, идти вне церкви, если он именно церковностью и порождён? Потому что в тех местах, где нет церквей – нет и никакого прогресса, а каменный век доселе?!

Увы, современный человек очень слабо понимает всеобъемлющую роль истинной церкви. Он плохо понимает бесконечную широту религиозного типа знания, которое, по сути, синтез всех видов познания мира: научного, эстетического, чувственного, интуитивного, синтез представлений о всех законах природы и о чудесах, которые преодолевают иногда законы природы.

То, что говорит тебе один орган чувств, только зрение или только слух, только рассудок или только сердце – тебе говорят либо наука, либо культура, либо нравственность, либо таинство. То, что тебе говорят все органы чувств, вместе взятые, проверяющие друг друга – высший синтез знания, он же – религиозное знание. Религия осуществляет сверку истин опыта с добродетелью, добродетели – с истиной (чтобы не была глупой), чувства с расчётом, расчёта с чувством, и т.п. Для такой сверки нужно владеть всеми типами познания мира, не быть «специалистом, подобным флюсу» - то есть перекошенным на один бок.

Задача религии – сочетать алгебру с гармонией, красоту с вычислением, гипотезы с твёрдо установленными фактами, личное мнение с объективной реальностью и многое другое, в том же духе.

Что же мешает этому процессу высшего синтеза всех видов познания?Прежде всего – его крайне требовательная к мыслителю сложность.

Есть «математические кретины» - которые в уме вычисляют кубические корни сложных чисел, но неспособны завязать себе шнурки. Математика таких терпит, будучи узкой, религия – нет, потому что предельно широка. Систематизация высшего уровня далеко не всем по зубам.

+++

А раз так, то именно в сфере религиозной жизни чаще всего возникают карго-культы, наивные адепты которых стремятся повторить вдохновляющий их эффект поверхностной имитацией действий чудотворца.

Дикари Океании строят из тростника контуры самолётов Второй Мировой войны, думая, что вместе с контурами вернутся и ящики с тушёнкой, коробки с чаем, которые привозили настоящие самолёты. Ничем не отличаясь от них, всякие солженицынствующие и украинствующие громоздят из всякой подручной дряни внешние контуры церковного богослужения, от которого видели чудеса, и которые надеются повторить, симулируя процесс.

Как в анекдоте: чукча купил себе холодильник, а когда стали спрашивать – как же будет работать холодильник в чуме без электричества, чукча гордо заявил:
-Я не дурак! Я, однако, розетку тоже купил!
То есть он понял, что штепсель холодильника вставляется в розетку, а дальше проводка была вмонтирована в стену, и дальше он уже не понял.

Такие вот «не-дураки», которые не забывают купить к холодильнику розетку без проводов, весьма размножились в нашу эпоху пост-компетентности, и особенно – в тончайшей из сфер, в религиозной сфере.

Несомненно, сонм святых наших скорбит и плачет, видя какое грубое язычество, какой примитивный магизм и знахарство валом валят в строения под крестом, именуемые «церквями»!

+++

От Бога колдуны ждут чудес напрямую – то есть таких чудес, от которых Бог ещё в Евангелие решительно отрёкся[3]. Исследуя как церковную, так и светскую историю, нетрудно заметить, что противоестественное – означает не только техническое нарушение причинно-следственной связи законов естества, но и нечто безобразное, отвратительное, отнюдь не приветствуемое с моральной точки зрения.

Бог сотворил законы естества вовсе не для того, чтобы каждый день их нарушать по заказу разных безумцев. Христианское чудо очень редко и всегда непредсказуемо. В каких-то крайних, особых случаях, на Его, а не на наш взгляд чрезвычайных – Бог вмешивается чудом в ход событий. Но вообще-то очевиден принцип всей истории чудес и житий: до тех пор, пока человек не исчерпает всех своих возможностей – помощи свыше не придёт. Вот когда человек потратил всё, что было, и всё равно не хватает – иногда на помощь приходит сверхъестественное событие. Но оно никогда не снисходит к лентяям, которые просто собственных сил использовать не хотят!

Этот общий принцип показывает нам и основы социальной политики, отрицающей обращение камней в хлебы на постоянной основе (хотя иногда и случается обращение нескольких хлебов во множество коробов с хлебом).

Истинная Церковь не хочет – и это её многовековая принципиальная позиция – затыкать чудесами все дыры от действий безответственных разгильдяев, циничных хищников и клинических идиотов во власти. Церковь требует, и настойчиво, много веков требует рациональности социально-экономической обстановки, хлебов в поте лица человеческого, а не с небес (и понятно почему: хлебы с небес развратили бы род человеческий окончательно).

А лжецеркви, которые громоздят власовцы и бандеровцы, в виде уродливых шаржей и грубых пародий на церковную суть – напротив, выстроены на иррациональности, как краеугольном камне.

Они стремятся противопоставить церковный мистицизм (как профессиональное чудотворчество) земному практическому разуму, вместо обустройства жизни на началах ума – наоборот, способствуют хищническому разрыванию всех тканей социума и хозяйствования.

А в обмен сулят «знамения», о которых заранее известно, что их «не дастся», потому что Евангелие напрямую об этом предупредило.

+++

Дело не только в том, что разные тухлые «автофекалии», громоздимые усилиями преступных порошенок, начисто лишены социального пафоса справедливости (хотя церковь без социального пафоса смехотворна и нелепа).

Дело в том, что в этих лжецерквях, благословляющих хищничество приватизаторов, вообще нет никакого смысла.

Вопреки всей библейской традиции, даже ветхозаветной, эти липовые церкви выставляют Бога мелочным скрягой и безумным. Личностью, которой неважно, как и чем живёт человек, а важны лишь подсчёты закупленных в положенном месте свечей и количества ритуальных поклонов с прочими ужимками.

Оказывается – согласно их лжеучению – всевидящий Бог ничего не видит, кроме дыма жертвенников, не умеет читать в сердце человека, и судит о человеке только по его внешней постной мине. Их «бога» легко обмануть, да, впрочем, он равнодушен к обману, ибо судит не дела и мысли, не всю совокупность жизни – а явки и приводы по ритуальным поводам.

Но самое главное: в лжецеркви инструмент становится самоцелью, богослужение – самослужением (как и было у фарисеев). Театр у них не только начинается с вешалки, но гардеробом же исчерпывается. У них получается, что сборы в церквях – самоцель, а не совещание. Это как если бы люди сходились на собрание и там… молча сидели! Зачем вы собираете людей, что вы ходите до них довести, чего от них добиться? Нет ответа. Пришли – молодцы. Галочку поставим, что были.

А что это дало?

Бессмысленное действие, как мы помним – по определению есть действие, лишённое продолжения, умершее в самом себе.

Это касается и церковного действия, которое должно к чему-то вести, что-то предварять, настраивать, организовывать. Кратко говоря – человек должен выходить из церкви с намерением построить по мере своих сил справедливую и добродетельную жизнь. Он для этого туда приглашался, а не просто постоять!

А если церковь якобы Христова проклинает коммунизм наравне с фашизмом (то есть и апостолов, и монашеские лавры?!) – с чем из неё выйдет человек? Укрепившись в своих намерениях грабить и обманывать ближнего? Для такого эффекта церковь не нужна, и явно не для этого она создавалась…

В Деяниях Апостолов (глава 5) описывается жёсткий пример как коммунизма, так и репрессий со стороны апостолов. Когда члены первой христианской общины продавали свои имения и всё несли «в общую корзину», двое из христиан, муж с женой, Анания и Сапфира, продав имение, утаили его стоимость и принесли апостолам не всю сумму. Тогда Петр сказал Анании: «Ты солгал не человекам, а Богу. Услышав сии слова, Анания пал бездыханен». Через три часа пришла жена, ничего не знавшая, и «она упала у ног его и испустила дух».

Возьмите этот случай расправы с укрывателями общинных благ и сопоставьте с теми попами, которые прятали золотую церковную утварь от голодающих Поволжья, за что и были биты и мучимы советской властью. Но, согласитесь, Пётр поступает даже жёстче, чем комиссары, потому что он коммунист первозванный, и более уверенный в своей правоте по построению коммунистического общества.

Конечно, язык без костей, и это можно уравнять и с фашизмом, и с вудуизмом, и с чем угодно, однако если церковь отрекается даже от апостолов своих – с чем она останется?

Ответ очевиден: с грудой золотой утвари, свечной торговлей и мёртвыми, бессмысленными ритуалами, само происхождение которых давно забыто.

Карго-культ чистой воды: сверху изображение Христа, внизу правит бал Маммона[4]. Вместо того, чтобы собственными умом и силами организовать жизнь по уму и правде – ждут каких-то иррациональных чудес вне естества, чтобы жать, где не сеяли, и брать, где не клали…

+++

Мы уже в полной мере ощутили бессмысленность безрелигиозного социализма, буквально сжевавшего самого себя, именно за бессмысленность тезисов. Теперь видим нечто обратное, но симметричное: как в корчах безумия умирает религия без социализма. Полностью утрачена (как и в СССР) логическая связка между провозглашаемыми ценностями – и их практической реализации. Как у шизофреников: славим одно, делаем нечто совсем другое.

Как писал в Послании к Римлянам святой апостол Павел (7;1) «Разве вы не знаете, братия (ибо говорю знающим закон), что закон имеет власть над человеком, пока он жив?» (7;15) «Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю».

Но это он писал о человеке, и к тому же грешном. А если вся церковь станет так делать (прославляемое ею же отвергать, а проклинаемое ею – воплощать в жизнь) – разве останется она церковью?!

+++

Кратко говоря, у церкви есть смысл, вполне определённый и недвусмысленный заряд смыслов. Его можно принять вместе с церковью, или отвергнуть, но тоже вместе с церковью.

Третий же путь как раз и является карго-культом, строительством самолётов из тростника: смысл выплеснем, посуду оставим. И тогда начинается бредовая эпопея строительства бессмысленных церквей, которым придаётся самоценность, самозамкнутое самозначение, и которые существуют не для дела, не для идей, а только сами для себя. Как паразит существует рядом с органами – но не участвует в работе организма, а лишь истощает его.

Такие лжекульты так же нелепы, как завод без продукции, верфи без кораблей, издательство без книг, поле без урожая. Понятно, что и в таких учреждениях есть штат, и ему хотелось бы получать зарплату независимо от выпуска продукции, от спуска кораблей и т.п.

Но…

Подумайте сами, почему это невозможно. И тогда поймёте чем церковные смыслы жизни отличаются от бессмысленной «автокефали».



[1] Этнографы доказали, что даже у самых примитивных народов Земли вера в «праотца всего сущего» имеет приоритет над многобожием и анимическими верованиями. Уже в 1898 году это стало известно из исследований Э.Ленга среди австралийских аборигенов.

В 1910 году В.Шмидт обнародовал труды, бесспорно доказывавшие самобытность мифологии «праотца» у наиболее отсталых народов планеты. Воинствующий атеист Гоуитт вынужден был признать наличие на юго-востоке Австралии легенды о «всеотце» . Было доказано, что аборигены очень неохотно делятся своими знаниями о «всеотце» и попросту скрывают их от людей случайных, тех исследователей, которые не сумели снискать их доверия .

Гоуитт писал, что высшее существо не является Богом; это видно из отсутствия его культа. Ему не приносят жертв, ему не молятся. Но это – не опровержение, а прямое подтверждение библейской версии истории! Ведь, согласно Библии, первопредки аборигенов (как и всех людей) через грехопадение отверглись Всеотца, и в духовном разложении завели себе кумиров, т.е. опустились от монотеизма к политеизму.

Библейский рассказ о Райском саде, грехопадении женщины, повлекшей за собой мужчину и изгнании из рая – эхом отзывается у ВСЕХ народов планеты, даже у тех, которые, казалось бы, никак не могли контактировать с почитателями Библии.

[2] Хидиотия (хитрая идиотия) – способность человека точно и убедительно воспроизводить скопированные им у кого-то слова и действия при полном непонимании их смысла и назначения. Хидиот симулирует какую-либо практику в надежде на вознаграждение, не понимая что это за практика и зачем она была введена основоположниками.

[3] Евангелие от Матфея, 12:39. Но Он сказал им в ответ: род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка.

[4] «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне.» (Мф. 6:24, Лук. 16:13).

Виктор ЕВЛОГИН, обозреватель "ЭиМ".; 18 декабря 2018

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..