Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Январь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

ПроИНФЛЯпили всё!

ПроИНФЛЯпили всё! Центральный банк России, как сообщает агентство Блумберг, предупредил о том, что для контроля за инфляцией возникла серьёзная угроза. Причина – растёт неравенство и исчезают семьи со средним уровнем дохода, что может привести к неконтролируемой инфляции и росту цен. Сообщение крайне неожиданное. Оно может означать только одно: Банку России стали известны некие данные о состоянии экономики, согласно которым инфляция в ближайшее обозримое время может сорваться в масштабный рост по классической спирали, несмотря на жесточайшие ограничения в кредитовании и финансировании экономики. Для руководства ЦБ такие перспективы означают не только оценку их личных профессиональных качеств, но и крах финансово-кредитной политики последних лет, стержнем которой был отказ финансировать реальный сектор материального производства посредством высокой ключевой ставки.

Но ещё больший удар может ждать экономику, низкий уровень инфляции в которой с высоких, преимущественно правительственных трибун в последнее время объявляется несомненным достижением – свидетельством того, что избранная монетаристская модель в российской интерпретации всесильна и верна. Правда, о других высотах, взятых с помощью этой модели, пока не слышно, скорее наоборот – ключевые экономические показатели оставляют широкие возможности для улучшения.

Так в чём же Центробанк видит причины того, что инфляция может выйти из-под контроля? Оказывается, в росте социального неравенства или, говоря конкретно, в увеличении разницы в доходах не только между богатыми и бедными, но и между теми, кого принято называть средним классом и наиболее обеспеченными семьями. Эта ситуация, по мнению регулятора, «уменьшает гибкость цен при спросе и усложняет задачу контроля над инфляцией».

При этом «менее состоятельные семьи» (хороша формулировка!) без сбережений и без доступа к кредитам тратят деньги в первую очередь на предметы первой необходимости, а семьи с большим доходом не чувствительны к росту цен, поскольку тратят незначительную часть доходов на жизненно важные товары.

Переведём на общепонятный язык: «гибко» приспосабливать цены на товары первой необходимости к спросу становится невозможным, так как у «менее состоятельных семей» попросту нет денег, чтобы их купить в необходимых объёмах, а богатым все равно, сколько платить – пятьсот или тысячу рублей, к примеру, за килограмм мяса.

Следствие упавшего платежеспособного спроса – сократившийся за почти два года примерно на 30 процентов розничный товарооборот. И процесс этот нарастает.

А нет товарооборота – не поступают деньги промышленникам, развитие сменяется упадком, сокращается производство, возрастают издержки, повышаются соответственно затраты на единицу продукции и её цена. Выше цена – выше инфляция, которая накапливает потенциал, чтобы выйти из подавленного в открытое состояние.

Но почему упал платежеспособный спрос? Да потому, что сократились реальные доходы населения. Оценки разные – от примерно 6 процентов ежегодно, как считает Росстат, до 11,5 по данным экспертных расчётов. Очевидно, что этот показатель может быть и больше, учитывая наиболее объективное косвенное свидетельство – тридцатипроцентное падение розничных продаж, которое учитывает и теневые доходы. А люди стали получать меньше в подавляющем большинстве случаев потому, что стали производить меньше продукции.

И здесь мы возвращаемся к любимому занятию ЦБ – борьбе с инфляцией, которая сводится в основном к тому, чтобы сохранять высокой ключевую ставку, которая делает недоступными долгосрочные инвестиционные банковские кредиты. Три года назад предприятия (но далеко не все!) могли ещё позаимствовать деньги на Западе под 3–5 процентов годовых. Сегодня такой путь исключён. А громадные внутренние инвестиционные ресурсы – на 24 триллиона рублей депозитов физических лиц – остаются недоступными. Потому, кстати, и в банковской системе, как констатирует ЦБ, растёт избыточная ликвидность: денег столько, что банкиры не знают, куда их девать, чтобы получить хотя бы минимальную прибыль.

Вот и получается – с одной стороны, избыток денежных ресурсов, с другой – экономика, которая не может подняться без инвестиций, а между ними – стена высокой ключевой ставки, которую укрепляет Банк России, мотивируя необходимостью бороться с инфляцией.

Итог таков: промышленное производство падает минимум на один процент, увлекая за собой реальные доходы работников, дефицит бюджета к концу года может вырасти на 0,9 процента, сокращаются инвестиции в основной капитал, что означает – завтра износ производственных фондов достигнет закритического уровня…

Высокая цена за низкую инфляцию, если учесть, кстати, что в результате такой борьбы она только крепнет: если к официальному уровню примерно в семь процентов добавить шесть процентов падения реальных доходов – а это по существу та же инфляция, только в другом измерении – получится 13 фактических процентов. Очевидно, такого роста можно ожидать, если сбудутся опасения регулятора по поводу утери контроля за инфляцией.

Выход в том, как утверждают многие экономисты, в том числе и некоторые руководители социально-экономического блока Правительства, чтобы, не фетишизируя «таргетирование инфляции», использовать и другие экономические инструменты, кредитуя под доступный процент производство товаров и услуг.

Это не только насытит потребительский рынок, но и позволит повысить доходы людей, занятых в производстве. Деньги вернутся в казну и банки через налоги и увеличившийся розничный оборот.

Об этом свидетельствует пример сельского хозяйства, которое, получив в общем-то не самые большие суммы госкредитов, сумело за год-полтора нарастить производство практически всех основных видов продовольствия и не только успешно их импортозамещать, но и экспортировать на миллиарды долларов.

Но, видимо, простые и эффективные решения традиционно принимаются с большими усилиями. Легче исследовать социальное расслоение и прогнозировать, что инфляция вот-вот рванёт вверх, несмотря на все усилия ЦБ.

Юрий Скиданов, "ПГ"


27 октября 2016

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Подписка

Поиск по сайту

  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше
  • Геноцид армян: новая глава

    Геноцид армян: новая глава Карабахский конфликт - это одна из глав чёрной книги геноцида армян, которым с XIX века занимаются турки. В их понимании армяне "недобиты", и хотя армяне потеряли большинство своих земель, всё-таки небольшой анклав армян остаётся в турецком море Закавказья. Геноцид армян обрёл второе дыхание в годы "перестройки", в конце 1980-х, когда турки вырезали армян в ряде населённых пунктов, но снова не везде. Военное сопротивление побудило турок прекратить резню.

    Читать дальше
  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин