Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

КУЛЬТ ВЫГОДЫ И БЕЗУМНЫЕ ШАРАХАНИЯ

КУЛЬТ ВЫГОДЫ И БЕЗУМНЫЕ ШАРАХАНИЯ Служение Маммоне, культу личной выгоды, самому себе, собственным интересам и капризам не всегда строго осуждалось среди людей. Древнее, как мир, САМООБОЖЕСТВЛЕНИЕ породило духа Маммоны как вспомогательного бога язычников (Маммона – бог у сирийцев и других народов Переднего Востока, и лишь у христиан он становится демоном). Опыт цивилизации многократно доказал: народы, которые поддались соблазну сребролюбия и самолюбия вымирают, исчезают, истребляются с лица земли, культ личной выгоды НЕКОНКУРЕНТОСПОСОБЕН в состязании народов за место под Солнцем.

Почему же искреннее и вполне сознательное стремление к личной выгоде порождает в итоге крайнюю невыгоду и даже преждевременную смерть для своего носителя? Для понимания этого кажущегося парадокса придется обратиться к физической модели.

Сборка любой, сколько-нибудь сложной системы, любой упорядоченной конструкции, будь то дом или самолет, агрегат или государство, требуют последовательного, поступательного, целенаправленного, согласованного между собой движения многих. Ураган никогда не соберет самолета из деталей. Обезьяна, колотящая по клавиатуре ноутбука, не напишет романа. Непоследовательное, лишенное поступательности, устремленности к единой цели движение – это лишь хаотическое брожение, мечущаяся суета.

Все известные нам в истории общества религиозны. Социальная суть религии – это формирование целенаправленного, упорядоченного, последовательного потока действий очень многих, объединенных в единое тело какой-либо церкви. Без следования единому приказу, без подчинения единому командованию армия не может не только наступать, но и толком отступать.

Введем в новую науку – социопатологию – новый термин: САКРАЛИЗМ. Сакрализм – это нонконформистская, чуждая конъюнктуре и колебаниям мотивация поведения человека. Это движение в строго определенную сторону с преодолением всех препятствий на пути к неизменной цели. В народе говорят – «если долго мучится, что-нибудь получится!». Если человек идет всю жизнь в каком-то определенном направлении, то у него обязательно что-то выйдет. Может быть, не то, чего он ожидал, но что-нибудь значительное.

Тот, кто всю жизнь, невзирая на погоду и иные веяния, копал яму – выроет в итоге огромную яму. Тот, кто всю жизнь строил дом – выстроит в итоге огромный дом. Тот, кто всю жизнь зубрил биологию – станет самым компетентным экспертом в биологии, и т.п.

Никакой мистики в социальное понятие сакрализма мы, как видите, не вкладываем. Единая цель на всю жизнь = большой и значимый результат жизни. Но единая цель на всю жизнь – это священная (сакральная) цель. Иной она быть просто не может. С одной стороны сакральная цель совершенно равнодушна к личной выгоде: ведь если она священна, то ты движешься к ней независимо от того, бьют тебя за неё или награждают. С другой стороны – без сакральной цели у человеческой деятельности не может быть значимого результата.

Само слово «ВЫГОДА» происходит от «выгадывания» – т.е. метания между многими сущностями без сколько-нибудь конкретных ориентиров поиска. Есть некое множество, и я выгадываю из него элемент. Здесь очень велик элемент хаотической случайности, потому что иначе «выгадывание» превратилось бы в «выбор», а устойчивый и сознательный выбор – это нечто противоположное выгоде.

Происхождение слова «ВЫГОДА» в точности соответствует и его современному содержанию. КУЛЬТ ВЫГОДЫ ПОРОЖДАЕТ БЕЗУМНЫЕ ШАРАХАНИЯ, ИСТЕРИЧЕСКИЕ МЕТАНИЯ подверженного ему человека.

Посмотрите со стороны на модель поведения искателя наживы. Вот он идет в определенном направлении; вдруг – он «почуял что-то в воздухе» – и развернулся на 180о, пошел обратно. Вот вдруг увидел что-то выгодное на обочине дороги и прыгнул вообще вбок. Оттуда он почему-то поспешил наискосок, потом по дуге, потом вернулся в исходную точку и т.п. Так кружат в поисках объедков дворняжки по городу. Конечно, для самого искателя наживы его действия как-то объясняются, однако со стороны он смотрится как совершенный сумасшедший.

Его движения и устремления непредсказуемы, как и у настоящего сумасшедшего, от которого он, в общем-то, недалеко ушел. Он крайне опасен окружающим, потому что его выходку в следующий момент предсказать (как и у клинического психа) невозможно. Поэтому его боятся и сторонятся. Если искателей наживы в обществе становится много, то в этом обществе распадаются все социальные связи, все отношения, строящиеся на доверии, общение людей становится эпизодическим, холодным и отчужденным.

Пример тому – девяностые годы в России. Это был период, если можно так выразиться, – «чистого эксперимента», когда, как на ладони, проявились все характерные черты судеб искателей «выгоды»: многие из них просто погибли в междоусобной войне…

Но и «цивилизованный рынок», порой, не слаще. Никакого поступательного, последовательного движения в поисках выгоды осуществлять невозможно. Постоянно меняются конъюнктурные показатели рынков, постоянно дуют новые ветра и открываются новые возможности. Выгадывая, человек мечется из стороны в сторону, а мечущийся из стороны в сторону человек никакого значимого результата своей деятельности иметь не будет.

Так было бы даже в том случае, если бы метания искателей выгоды всегда были бы безошибочны с точки зрения выгадывания личной пользы. Но – человеку свойственно ошибаться, и часто метания из стороны в сторону связаны (у будущих банкротов) с ложным расчетом, с ложными представлениями о личной выгоде, что ещё больше запутывает в паутине хаоса всю общественную жизнь.

Мошенники, вопреки всеобщему заблуждению, работают не с честными простодушными людьми, а с другими мошенниками. Почти невозможно обмануть того, кто не ищет своей личной выгоды. Если человек сам не намерен мухлевать и играть крапленой картой, то мошенник практически ничем не может его соблазнить. В хрестоматийной паре «Мавроди-Лёня Голубков» Лёня даже в рекламе, оплаченной Мавроди, получал предупреждение от брата: «Халявщик, ты, Лёнька! Забыл, чему нас отец с матерью учили? Честно работать! А ты бегаешь, суетишься, акции какие-то покупаешь…» На что Лёня Голубков радостно отвечал, что он не халявщик, а партнер, хотя именно его жажда халявы привела к тому, что в итоге его символический гробик пронесли (после краха МММ) по Москве студенты – квнщики.

Повторю: даже в оплаченной мошенником рекламе показано, что обманут «халявщик» Лёня, сам думавший обворовать других с помощью акций, а не его честный работящий и чуждый шулерских игр с бумагами брат.

Поэтому мошенники всегда и везде делают свой бизнес на других мошенниках, воры воруют у того, кто сам хотел или смог украсть. Ну чего, скажите, вору воровать в обычной квартире или келье монаха? Он туда и не полезет: нашли, скажет, дурака, за три копейки головой рисковать… Другое дело – дом богатея: чем больше в нем нахищенного разными способами, тем больше шанс вторжения воров, грабителей, прихода мошенников и т.п.

Внедренный в массы культ выгоды (как сегодня в России) делает общество ПО ВИДУ БЕЗУМНЫМ, а ПО СУТИ СЛАБЫМ. У этого общества нет будущего, потому что для великого будущего нужны великие жертвы, и в настоящем нужно во многом отказывать себе. Общество, в котором каждый норовит взять больше, чем отдать – истощается и погибает.

У этого общества нет способности защитить себя, потому что защита чужого добра требует жертвенности, а не гешефтмахерства, а личная защита имущества (когда никто из соседей не пришел на помощь) – безнадежная затея перед лицом любой сплоченной группировки.

Результаты деятельности такого общества либо нулевые, либо отрицательные: человек не только ничего не оставляет после себя, но и других стремится с собой в могилу утащить. Кругозор члена такого общества очень узок, потому что кратковременность жизни человеческой заставляет искателя наживы ставить перед собой крайне краткосрочные цели. Ничто, не способное дать выгоду уже завтра, неинтересно этому обществу. Его формула уже не «товар-деньги-товар», а «тюрьма-деньги-тюрьма». Члены этого общества не вылезает из судов и свар, конфликтов на межах. Если даже сильные государства-соседи каким-то чудом не поработят такое психически больное и беспомощное общество, то жизнь в нем – вопреки прагматизму всех его членов – будет крайне дискомфортной, переполненной нищетой и бедствиями, нехватками и скандалами.

По сути, прагматизм – это верный путь ввергнуть себя и всех, кто тебе поверит, в БЕЗУМНЫЕ ШАРАХАНИЯ, в хаотическое кружение, в бесконечное психопатическое стремление поймать себя за хвост. Потому-то общества, в которых человек живет не священной целью, а собственными интересами, убивают людей.

Мыслители, от Мальбранша и Адама Смита, включая и К.Маркса, которые видели в личной наживе творца всеобщего благополучия, глубоко заблуждались. Они принимали паразита за созидателя общества, не осознавая, что возможность урвать возникает только там, где есть чего взять, где эти блага заранее положены бескорыстными  человеколюбцами.

Экономисты прошлого описывали злобного капиталиста, который нанимает, а потомистязает рабочих при производстве сукна. Но никто из них не задавал вопрос о том, откуда возник спрос на большие партии сукна. А ведь этот спрос КТО-ТО (понятно, что не сам рвач, ибо он берет, а не отдает) должен сперва обеспечить на рынке – зарплатами, пособиями, пенсиями, подачками, наконец. Маркс и сам описывал схему СВОРАЧИВАНИЯ деятельности рвачей в обществе, где рвачество (а не благотворительность) получило преимущественное  развитие, но не захотел сделать выводов. Во втором томе «Капитала» Маркс описывает, что снижение зарплат на всех предприятиях разом снижает платежеспособный спрос, падение спроса сокращает рабочих, их становится меньше, а труд дешевле, следовательно, и покупателей ещё меньше. Так рвачи капиталистического рынка попадают в замкнутый круг, в котором чем меньше рабочих – тем меньше покупателей, а чем меньше покупателей – тем, соответственно, ещё меньше рабочих. И капитализм, построенный на рвачестве, без служения и благотворительности, сжимается до крайне архаических форм производства.

А. Леонидов-Филиппов.; 24 апреля 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • Наш сайт (ЭиМ) глушат!

    Наш сайт (ЭиМ) глушат! Одно дело - слышать про такое со стороны. Другое - лично столкнуться.В РФ начиная с 30 сентября сего года неизвестными лицами произведено техническое веерное отключение сайта ЭиМ, который для большинства пользователей вдруг стал "недоступным". У нас он работает, как ни в чём не бывало, но мы - в локальном пузыре, а с мест сообщают, что сайт нигде не открывается.

    Читать дальше
  • ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ...

    ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ... Можно спорить о художественных достоинствах или философских идеях романа «Апологет» А. Леонидова, на днях опубликованного замечательным издательством «День Литературы»[1]. Об одном спорить не приходится: с такой стороны революцию и советский строй ещё никто не осмыслял! Ни сторонники, ни противники таким образом её не рассматривали, факт. Остальное – спорно. Как, в общем-то и должно быть с художественным произведением, главное требование к которому во все времена – свежесть и оригинальность. И это есть…

    Читать дальше
  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.