Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

​Чем сильное государство отличается от большого?

​Чем сильное государство отличается от большого? Очередным вдохновенным шедевром порадовала «Новая газета». Автор статьи – Дмитрий Травин – решил разобраться, в чем разница между сильным государством и большим государством. По его словам, многие путают эти понятия, особенно по отношению к нашей России. Вот он и взялся расставить все точки над i в столь непростом вопросе. Травин делает вывод: нынешняя Россия являет пример большого государства, а вовсе не сильного, хотя позиционирует себя иначе. И тут с ним спорить в общем-то не о чем, вопросы же вызывают те принципы различия обозначенных им типов государств, которые он приводит.

Критические замечания к статье Дмитрия Травина «Слабосильное государство» («Новая газета» от 20.11.2019)

По глубокому убеждению автора статьи, сильное государство отличается тем, что берет ответственность всего за несколько важных сфер: защиту граждан от насилия; защиту частного бизнеса от мошенников (этот пункт на почетном 2-м месте списка); поддержку небольшого числа сирых и убогих; сбор налогов, которые обеспечивают выполнение первых трех задач. Могут добавиться и некоторые другие цели, только бизнес не тронь! – предупреждает автор, по всей видимости, хорошо им обласканный.

И еще один важный момент: все перечисленное заработает лишь при наличии демократических институтов. Такая характеристика – утверждает Травин – идеал сильного государства.

А в чем суть большого государства по Травину? В большом государстве все общие проблемы решаются указами сверху. Власть активно вторгается в экономику, берет ответственность за многие сферы, теряя при этом возможность их контролировать.

Другими словами, ни Римская империя, ни Британская империя времен расцвета не были сильными государствами, что бы по этому поводу не думали историки и современники тех эпох. Да и нынешний Китай, если и дальше будет так не соответствовать вышеприведенному идеалу, никогда не станет сильным государством, даже если в своем развитии далеко оставит позади себя США, не говоря уже о других странах.

Следуя логике автора, к большим государствам следует отнести Ватикан и монархии Аравийского полуострова. Размерами они, конечно, не удались, но что поделаешь!

Поневоле захотелось дополнить автора: государство может одновременно быть и большим, и сильным. Для поклонников либеральных свобод – это США, а из уважения к истине в этот список можно добавить те же Римскую и Британскую империи, Российскую империю времен Екатерины II, Советский Союз и еще ряд стран прошлого и настоящего.

Перечень вопросов, которые обязано решать государство, несоизмеримо шире того, что обозначил Травин. Ему, как и всем либералам, самое главное в жизни хорошо жить и чтобы никто этому не мешал. Либералы, как известно – самые махровые эгоисты в истории. Для настоящего же руководителя не существует второстепенных вопросов, ибо он испытывает ответственность за все, чем руководит.

Если бы королеву Елизавету I волновал только тот жалкий перечень вопросов, что привел Травин, Англия не стала бы великой страной. И Ли Куан Ю никогда бы так не поднял Сингапур, а Ден Сяо Пин – Китай.

Сильное государство – это не одни права и свободы с частной собственностью и высоким уровнем благосостояния. Сильное государство в первую очередь отличает грандиозность задач, которые власть ставит перед ним. С одной стороны – прорыв в космос первыми в мире, с другой – свобода гей-парадов. С одной стороны – лучшая система образования в мире, с другой – потребители и собственники с мозгами, заплывшими жиром.

Грандиозность задач производит грандиозных личностей. Но не потому, что они рождаются только в великой стране – в единичном количестве они появляются на свет всегда, – а потому, что дает им зеленый свет. А также инвестирует в них, понимая что вкладывает не только в отдельную личность, но и в развитие общества. В такой же стране, как нынешняя Россия, потенциальные Менделеевы, Тургеневы и Кулибины метут улицы или охраняют частную собственность. А кроме того являются главными кандидатами на потерю и такой работы. Потому что господам, их работодателям, до крайности неприятно терпеть подчиненных, которые умнее их.

Травин откровенно игнорирует все факты, которые противоречат либеральной доктрине. Его цель – не докопаться до истины, а пропагандировать набившие оскомину «универсальные ценности», дальнейшее оболванивание неокрепших умов, выращивание расы потребителей и собственников, которые заменят расу людей.

За такую деятельность по-хорошему следовало бы отдавать под суд, но «Новая газета» Травину, поди, еще и гонорар заплатила!

Игорь Вайсман, Уфа; 4 января 2020

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..