Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Декабрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

МЕЧ И МОЛОТ

МЕЧ И МОЛОТ Лицемерное осуждение бедности как «лени», рассуждения в стиле «нет денег – иди зарабатывай» и тому подобный идеологический хлам из арсенала «хозяев жизни» связаны с незнанием экономической науки. Иначе говоря, они антинаучны. Комплекс экономики существует только в целостном единстве, он неразделим. И если мы вырываем из него какую-то часть (например, отрываем труд от пространства) – мы мешаем человечеству научно понимать мироздание…

В начале любого экономического процесса всегда лежат ресурсы. Если их нет – то и говорить не о чем. Ленив человек или не ленив, хочет он заработать денег или не хочет – при отсутствии доступа к ресурсам он ничего сделать не сможет.

Только там, где есть ресурсы, более или менее адаптированные для потребления, может начаться процесс извлечения ресурсов.

В просторечии его называют то «трудом», то «бизнесом» - по той причине, что ресурсы бывают разными, и их извлечение тоже ведется разными способами. Сути дела это не меняет: доступные ресурсы так или иначе извлекаются, недоступные не извлекаются. Это – живая и начальная душа экономики, как науки. На начальном этапе из процесса рождается фигура кустаря-одиночки (в широком смысле слова) – т.е. лица, ведущего индивидуальную работу с имеющимися дарами.

Следующая ступень экономического познания: инфраперация. Как доступность ресурсов порождает извлечение, так и извлечение порождает из себя инфраперацию. Инфраперация – этот термин произведен мной из двух слов («инфраструктура» + «кооперация»), и означает внеприродный, социальный дар общества человеку в его экономической деятельности. Инфраперация умножает доступность потребительских благ[1].

Там, где инфраперация создает за счет коллективизации усилий стоимость (+Х), возникают и условия для системной экспроприации стоимости (-Z). Условие только одно: (-Z) должен быть меньше (+Х), тогда его будут терпеть и система не развалится.

Ситуация, когда экспроприация выше инфраперации – это грабеж. Он уничтожает социальные связи и ликвидирует общество. Для предотвращения этого явления требуется ещё один неотъемлемый компонент экономической системы – ОБОРОНА.

Как извлечения не было бы без ресурса, так и экспроприации не было бы без инфраперации (она, по сути, то же самое извлечение благ из ресурса, но на уровень выше). А без обороны вообще ничего бы не было – потому что все ценное грабители и мародёры растащили бы в считанные дни.

В связи с этим в число непреложных законов экономики необходимо вписать и такой: «Человек, не обладающий силовой доминантой, не может ни владеть собственностью, ни распоряжаться деньгами». И действенность этого закона легко доказать.

Вообразите, что вы начали управлять, распоряжаться, входить во вкус хозяйственной жизни и т.п. Но ведь всё это можно делать только до первого набега печенегов или американцев! Если вы не обладаете средствами отразить их грабительский набег – то получается, что как деньги, так и материальные блага вы копите не для себя, а для них.

Единственное, что вам по силам без силовой доминанты – это спрятать что-либо от сильного. Это действие с формально-экономической точки зрения равноценно воровству. Вы, конечно, полагаете, что прячете «своё», однако человек нагим приходит в этот мир, и нагим уходит из него, и потому «своё» бывает только у обладателей силовой доминанты. А у того, кто слаб, не может быть ни личной собственности, ни самостоятельных решений – и это тоже закон экономики…

Вот она (экономика) – вся как на ладони:

Ресурсы => Извлечение => Инфраперация=> Экспроприация => Оборона

Если мы не понимаем этих взаимосвязей – то горе нам, с экономической точки зрения!

Одной из самых слабых сторон коммунистической (да и вообще левой) идеологии было непонимание важности имперского мышления в деле построения справедливого общества. Никто и никогда и никому не даст «просто так» трудиться и обогащаться без войн, аннексий и контрибуций. «Мир без аннексий и контрибуций» - это сиропная вода демагогии, на сахарах которой (как в питательному бульоне) вырастают монстры вроде фашистской Украины.

Говоря о важности имперского мышления, я ни в коей мере не отрицаю значимости таких вещей, как местное самоуправление, автономия краев и областей, хозяйственная независимость малых территориальных единиц, права и даже льготы малых народов.

Более того, экономическая замкнутость малых территориальных единиц ПОПРОСТУ НЕОБХОДИМА для благополучной и полноценной, счастливой человеческой жизни. Попробуйте натопить печь в доме, где высажены окна, попробуйте накопить богатства в квартире, где высажена дверь!

Попробуйте накопить блага в ситуации, когда нет замкнутости и изоляции места их накопления, когда туда может зайти любой с улицы!

Экономическая локализация, замкнутость, изолированность хозяйствующих систем – необходимое условие для успешного накопления благ и повышения уровня жизни. Но оно не единственное. Чем больше сокровищ накопит малый народ в ситуации замкнутости – тем больше потом отдаст колонизатору.

Все эти автономии, местное самоуправление, права и льготы малых этносов, экономическая независимость территорий – обязаны быть включены в общую имперскую матрицу. Не будет обороны – нет смысла ни в ресурсах, ни в труде, ни в кооперации. Врагу блага копить? – увольте…

Безусловно, существует диалектика противоречий между имперским силовым единством и необходимостью экономической самостоятельности малых территориальных единиц. Но оттого, насколько успешно люди осваивают эту диалектику – зависит успех государства, или его провал, закат, исчезновение.

В любом случае царство света может противостоять царству тьмы только в виде царства.

Оно не может противостоять царству тьмы в форме рыхлого конгломерата «независимых республик»[2], ни в форме аморфного сочетания анархических крестьянских общин, ни в форме анархических коммун, и т.п. И это факт, который нужно принять любому, кто хочет жить в реальном мире, а не в мире беспочвенных галлюцинаций.

Создав химеру «людей труда», баюкая в сознании масс мечты «жить трудом, а не мечом» - коммунизм, вольно или невольно, оторвал людей от почвы, от конкретики пространства. При всем уважении к коммунистической справедливости – её нельзя построить в пустоте. Нельзя, оторвавшись от вековечной борьбы народов за ресурсы, борьбы, в которой народы пожирают друг друга - непонятно где выстроить сообщество добродетельных коллективистов.

Хочешь строить – сперва отвоюй территорию. Царства справедливости это касается в той же мере, как и любого другого царства.

Потому что и для царства справедливости – каким бы прекрасным оно не было – никто не отменял зависимости экономики от ресурсов. Невозможно в этом мире «чужого не хотеть» - потому что в этом мире нет ни своего, ни чужого. «Своё» существует в тех пределах, в каких протянется силовая доминанта, и всё.

Хотя социализм в СССР (и всё прекрасное, что мы в нём с благодарностью помним) – строился на очевидной имперской основе, попытки очернить имперское мышление в нём никогда не прекращались. В итоге эти попытки увенчались успехом в виде развала СССР по ленинско-хрущёвским границам, что, собственно, и требовалось доказать. Химера «чужого не хотим, будем мирно жить своим трудом» жестоко своим создателям – кому за подлость, а кому – за наивность.

Потому что и труд ваш – на самом деле никакой не ваш. Он принадлежит тому, кто сумеет вас победить. Подчеркну: не только плоды труда, но и сам труд принадлежит не своему делателю, а его завоевателю. И это – научный закон, с которым бесполезно спорить (хотя желающие могут возле него поплакать).

+++

Мы должны были с вами, читатель, разобрать ошибки коммунистов – но не будем забывать, что они давно не у власти, и, следовательно, не являются самой главной для нас темой.

Из-за ошибок старого режима на свет прорвалось нечто новое, под именем «экономический либерализм», которое на самом деле просто хорошо забытое старое.

Сам по себе либерализм (без приставки «экономический») – это стремление к раскрепощению (освобождению) всего низменного, паскудного и осуждаемого в человеке.

Устанавливаемый либерализмом «запрет на запреты» создает тот характерный «запах», который преследует трупной вонью все либеральные режимы в истории.

Либеральный культ «свободы» и фашистский культ «воли» подходят друг к другу, как ключ к замку. Дело в том, что воспользоваться «свободой» может только сильный игрок, причем с очевидной целью: подавить слабого игрока.

Подавленному в «свободной конкуренции» в качестве компенсации разрешается всякая похабь и гнусное растление, чтобы подсластить пилюлю социального поражения.

Главная культурная функция либерализма – превращать неприличное в приличное, избавляя массы от «комплексов и условностей», а вместе с ними – заодно и от культуры с этикетом.

Именно поэтому социопатологи ЕврАПИ называют либерализм «аллергией на цивилизацию», видя в нём вторичный внутренний откат от достижений культуры определенного уровня. Это привлекает человека, прежде всего, упрощенческим облегчением. Всякому дегенерату становится легче и проще, когда он может «проявлять себя» без оглядки на жестко навязываемые обществом правила поведения. Это – источник психологической привлекательности либерализма. Либерализм добивается того, что человек управляется не общей культурой – а своей внутренней культурой.

Экономический либерализм выступает неизбежным частным следствием общего либерализма, как мироучения.

«Высвобождение» человека от «условностей» приводит к освобождению от чувства долга, ответственности, утомительных обязанностей. Всё это относится к категории «несвободы» и по мере возможностей ликвидируется.

Начинаются процессы снижения наказуемости (смягчение наказания так и называется – «либерализацией закона») и повышения вознаграждаемости. Первое приводит к вполне предсказуемому всплеску криминала, всегда сопровождающему будни любой либерализации. Второе приводит к резкому социальному расслоению и выделению слоя сверхбогатых безответственных и капризных людей.

От чего «освобождает» экономический либерализм? Он не может освободить всех людей от экономических проблем, да и не ставит перед собой такой цели. Его экономическая свобода всегда ограничена ресурсной базой. Поэтому речь идет совсем о другом: о том, чтобы освободить владельца денег от принуждения делиться ими с бедствующими.

Из этого – снова с неизбежностью – зарождается т.н. «ЭЛИТАРИЗИМ»: это когда ядро ресурсо-потребителей добивается концентрации потребления за счет сжатия.

Такого рода подход к экономике крайне регрессивен и методологически враждебен всякому развитию. Почему и каким образом – мы рассмотрим в следующей статье этого просветительского цикла…


[1] Объясним это на примере гончарного круга. Допустим, гончар, производя полный цикл работ, производит 10 горшков в день. Объединившись с другими 9 гончарами и разделив труд, он добился производства 300 горшков в день. Это число делится на 10 участников инфраперации, тем не менее, на каждого все равно получается больше, чем было у кустаря-одиночки. Крупный коллектив может себе позволить себе приобрести или начать работы по созданию сложной техники, которая непосильна, да и по малости оборотов и не нужна одиночке. Инфраперация так выгодна человеку, что ради неё он готов терпеть угнетение и униженные социальные роли. Поскольку в условиях инфраперации (за счет разделения и оптимизации труда, а так же за счет недоступной малому производству - при его скромных оборотах - мощной техники) наш гончар имеет (+20), то любые конфискации вплоть до (+19), какими бы несправедливыми и обидными не были, терпимы во имя сохранения инфраперационных связей.

[2] Именно поэтому, например, московский деспотизм (даже с учетом отвратительных сторон его проявления) оказался жизнеспособен и перспективен, а новгородский городской демократизм – нежизнеспособеным тупиком истории. А потом, по той же схеме – железная рука большевистского деспотизма расправилась с атаманской вольницей казачьих областей, «круги» которых не желали идти дальше границ своей области.


Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 18 ноября 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • Наш сайт (ЭиМ) глушат!

    Наш сайт (ЭиМ) глушат! Одно дело - слышать про такое со стороны. Другое - лично столкнуться.В РФ начиная с 30 сентября сего года неизвестными лицами произведено техническое веерное отключение сайта ЭиМ, который для большинства пользователей вдруг стал "недоступным". У нас он работает, как ни в чём не бывало, но мы - в локальном пузыре, а с мест сообщают, что сайт нигде не открывается.

    Читать дальше
  • ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ...

    ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ... Можно спорить о художественных достоинствах или философских идеях романа «Апологет» А. Леонидова, на днях опубликованного замечательным издательством «День Литературы»[1]. Об одном спорить не приходится: с такой стороны революцию и советский строй ещё никто не осмыслял! Ни сторонники, ни противники таким образом её не рассматривали, факт. Остальное – спорно. Как, в общем-то и должно быть с художественным произведением, главное требование к которому во все времена – свежесть и оригинальность. И это есть…

    Читать дальше
  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..