Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

АВАГЯН О СТИГЛИЦЕ, СТИГЛИЦ О ЛИБЕРАЛИЗМЕ...

АВАГЯН О СТИГЛИЦЕ, СТИГЛИЦ О ЛИБЕРАЛИЗМЕ... Неолиберализм – доминирующая последние 30 лет экономическая система на Западе, на последнем издыхании, считает лауреат Нобелевской премии, экономист и бывший советник экс-президента США Билла Клинтона Джозеф Стиглиц. В своей последней книге «Евро: как единая валюта ставит под угрозу будущее Европы» он рассуждает о том, что основные недостатки евро и европейской экономики в целом создают огромные проблемы для всего континента, и в конечном счете грозят привести к краху. Впрочем - дополняет наш постоянный автор и обозреватель В.Авагян - либерализм лишь слово. Нужно понять, что за словом стоит.А за ним стоит утилитарное отношение к жизни. Есть жертвенное сакральное служение - а есть утилизация. Первое накапливает блага для грядущих поколений, второе - проедает запасы, сделанные предыдущими поколениями.

Естественно понять, говорит Авагян, что утилизация – выгодна утилизаторам, когда есть что утилизировать.

А когда нечего утилизировать – то и утилизаторам делать нечего.

Допустим, стоит у вас гигантский агрегат, в котором много металла. Его сделали давным-давно, он может работать ещё очень долго, но выпускает он какую-нибудь дешёвку. Не то, чтобы он совсем не давал прибыли. Но ежегодная прибыль от гигантского агрегата - значительно меньше, чем разовая выплата от сдачи его в металлолом.

То есть можешь сразу получить 100 тыс. рублей (или долларов, неважно) – а можешь получить 10 тыс. и ждать следующего года, чтобы получить ещё 10 тыс.

Теоретически, если агрегат достался вам бесплатно (очень важное условие – вычет изначальных вложений в его создание), то вам выгоднее сдать агрегат в металлолом. Вы получите 100 тыс. сразу, перестанете получать по 10 тыс. в год. Но на 10 лет вперед вы прибылью в любом случае обеспечены (даже если будете свою выручку только тратить, не получая с неё никакой ренты), а что там будет через 10 лет – вам неинтересно. Слишком долгий срок, чтобы о нём думать. Будем ли мы сами через 10 лет – даже и на этот вопрос нет однозначного ответа…

Весь неолиберализм, он же неоконсерватизм, строился именно на этом принципе: УТИЛИЗАЦИИ ЦИВИЛИЗАЦИИ. Если начать разбирать с точки зрения утиля то, что нагромоздило 40 поколений предков, то очень много выгодных сделок по утилизации можно единовременно заключить, разом взяв огромную прибыль, и обеспечив разовую высочайшую рентабельность сделки.

Неолибералы предлагали делится деньгами от утилизации с бедными, а неоконсерваторы предлагали ни с кем не делиться, всё себе оставлять.

Но суть их спора на Западе – была только о том, как ДЕЛИТЬ. Со времен сворачивания проектов космической колонизации никто на планете не «заморачивается» идеями УМНОЖЕНИЯ, ПРИБАВЛЕНИЯ основного капитала, основных фондов мирового производства.

Но такая стратегия и в США и в ельцинской России (Россия и сегодня во многом продолжает оставаться ельцинской) – на самом деле не стратегия, а всего лишь тупое и бездумное, лишенное представлений о будущем и о перспективах ПРОЕДАНИЕ НАСЛЕДСТВА.

Оно приносит прибыль там, где наследство есть. И оно никогда не работало (что и неудивительно) в странах бедных, странах третьего мира, не изведавших урбанизации и индустриализации. Либералы могли чего-то добиться для части населения в Англии, даже в России (хотя тут одаренная от щедрот часть населения существенно меньше) – но они ничего, ни на один день, не смогли добиться в странах, не имеющих запасов стратегической прочности.

Вот с такими комментариями - почитаем нобелевского лауреата по экономике Стиглица:

С конца 1980-х годов неолиберализм — идея свободной торговли, открытых рынков, приватизации, дерегулирования и сокращения государственных расходов, направленных на повышение роли частного сектора, что, якобы, является лучшим способом для стимулирования роста — доминирует в системе крупнейших экономик мира и международных организаций, таких как МВФ и Всемирный банк.

Политика Рональда Рейгана и Билла Клинтона в США и Маргарет Тэтчер в Великобритании часто приводятся в качестве золотого стандарта неолиберализма. Кроме того, в последние годы в экономической политике Джорджа Осборна и Дэвида Кэмерона в Великобритании продолжают доминировать неолиберальные традиции.

Тем не менее, после финансового кризиса 2008 года в экономических и политических кругах все чаще прослеживается мнение о том, что неолиберальные идеи – явно не самый правильный путь развития: последние несколько лет резко вырос разрыв между богатыми и практически нищими, о низком экономическом росте во многих странах и говорить не приходится.

Стиглиц, получивший в 2001 году Нобелевскую премию «за анализ рынков с несимметричной информацией» стал одним из самых ярых критиков неолиберализма, заявляя, что «неолиберальной эйфории», охватившей мир в 80-х годах прошлого столетия, уже давно нет и в помине.

Я могу рассуждать об этом либо с точки зрения политика, либо с научной точки зрения. Однако, как мне кажется, в научных кругах эти идеи были бы отвергнуты. Молодежь не заинтересована в установлении неолиберальной системы, она пытается понять основную ошибку рыночной системы, понимая, что подобная экономическая система провальна. Это касается и микроэкономики и макроэкономики. Я бы не стал говорить, что это проявляется повсеместно, но это сейчас явно доминирует. Думаю, что в политических кругах придерживаются того же самого мнения. Многие понимают, что рыночная система работает далеко не так хорошо, как хотелось бы, но власти не в силах это исправить.

Стиглиц продолжает утверждать, что опровергнут один из центральных принципов неолиберальной идеологии — рынок действует лучше, если его оставить в покое, нерегулируемый рынок гораздо быстрее приведет к экономическому росту, а в конечном итоге, это пойдет на пользу всем.

Мы ушли от неолиберальной эйфории, когда были уверены, что «рынок будет хорошо работать всегда». Все, что нам сейчас нужно – это дать понять властям, что «рыночная система не работает». И сейчас уместнее всего было бы решить, как справиться с этой ситуацией.

Иными словами, Стиглиц заявляет: «Неолиберализм умер в развивающихся и развитых странах».

И Стиглиц в своем убеждении не одинок. Экономисты МВФ, остававшиеся в течение долгого времени ярыми поклонниками неолиберальных идей, поставили под сомнение эффективность некоторых их аспектов, особенно когда речь зашла о росте неравенства.

«Рост неравенства порожденный финансовой открытостью и жесткой экономией может сам по себе сократить рост. Сейчас есть убедительные доказательства того, что неравенство может значительно снизить уровень и долговечность роста», отметили экономисты Джонатан Остри, Пракаш Лунгани и Дэвид Фурсери.

«Многие начинают понимать сейчас, что некоторые аспекты неолиберальной идеологи стоит переосмыслить. Наши прежние убеждения оказались в корне неверными», — заявил Остри в Financial Times.

Падение неолиберализма особенно очевидно в Великобритании, где был установлен режим жесткой экономии, после того как к власти в 2010 году пришла Консервативная партия. Премьер-министр страны Дэвид Кэмерон и канцлер казначейства Джордж Осборн резко сократили бюджетный дефицит благодаря шестилетней программе жесткой экономии.

Тем не менее, после отставки Кэмерона на фоне Brexit финансовое стимулирование в Великобритании начало набирать обороты в качестве средства по стимулированию роста. Ожидается, что новый канцлер Филипп Хэммонд объявит о той или иной форме финансового стимулирования.

«Период жесткой экономии для Великобритании окончен», — заявил в середине июля Оскар Уильямс-Грат из BS.

По другую сторону Атлантики оба кандидата в президенты Хиллари Клинтон и Дональд Трамп выступают за расширение государственных заимствований для финансирования инфраструктурных проектов. Рэндал В. Форсайт на прошлой неделе заявил:

Мы все сейчас кейнсианцы, лихо заявил президент Ричард Никсон после того, как был утвержден его Новый экономический план в 1971 году. Сейчас ситуация повторяется, кандидаты обеих партий призывают к увеличению государственных расходов, в частности, тех, которые нужны на реализацию инфраструктурных проектов.

Стиглиц утверждает, что неолиберализм не может быть полностью разрушен, хотя, конечно, это можно оспорить с разных точек зрения.

Искренне Ваш, редакционный коллектив газеты «Экономика и Мы».; 24 августа 2016

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.