Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

СМЕНА ВЕХ И СВИХИ "МЕНОВ"

СМЕНА ВЕХ И СВИХИ "МЕНОВ" Исследование либералов выявило глубокие противоречия в понимании слова «демократия» у разных страт и слоев населения РФ. Президент, председатель правления и первый вице-президент Центра политических технологий Игорь Бунин, Борис Макаренко, Алексей Макаркин опубликовали доклад «Власть — элиты — общество: Контуры нового общественного договора». В нем они говорят, что границы электоратов изменились: сторонники демократии преобладают над сторонниками других путей во всех группах, кроме избирателей КПРФ.

При этом «демократию» группа авторов понимает весьма специфично: как строгий набор ритуалов, по сути бессмысленный, а по форме – неукоснительный в деталях. В их понимании «демократия» как «народовластие» (простая калька слова на русский язык) давно перестала существовать. Так, например, авторы напрямую противопоставляют «два пути» – «демократию» и «социализм», полагая, видимо, что демократия социалистической быть не может по определению (несмотря на успехи социал-демократов в Европе за весь ХХ и даже отчасти XIX век).

Авторы пишут с осуждением про «популистские патерналистские ходы», имея под ними в виду «повышение зарплат бюджетникам», из чего следует сделать вывод, что при настоящей демократии бюджетники вечно должны быть нищими, и про «консервативную волну» в виде «демонстрации силового ресурса государства» договора»[1].

 Так возникает неприглядное лицо собственной идеологии авторов, именуемой «демократия» - идеологии, в которой власть жадна и одновременно бессильна, бюджетникам зарплат не повышает (популизм!) а Чечне независимость предоставляет.

Вообще, прямо скажем, осуждение популизма при апологетики демократии довольно странно. С точки зрения многовекового взгляда на демократию популизм – это и самая сильная, и, диалектически, самая слабая сторона демократии. Популизм – решения, приятные народу (как повышение зарплат бюджетникам), потому поддерживаемые народом. Слабость их в том, что народ темен, и не всегда сам знает, что ему больше всего нужно на данном этапе развития.

Демократия же «вечно непопулярных нескончаемых реформ», придуманная покойным Е.Гайдаром – вообще какой-то оксюморон. Что это за «демократия» такая, которая десятилетиями в массах непопулярна, но при этом не переизбрана?!

Авторы доклада – безусловно, гайдаровцы, т.е. для них, как для сектантов, форма важнее содержания. Содержанием демократии (свободно выражаемом массами мнении) они давно пожертвовали в угоду единожды утвержденному (кем? масонами?!) ритуалу. Например, кандидатов на выборную должность должно быть не менее двух.

Что это дает по сути? Ничего. Чем Аскольд Запашный хуже (или лучше) Эдгара Запашного, и что мне даст выбор между двумя их кандидатурами? Наоборот, если я люблю своего родного отца, почему рядом с ним я обязательно должен рассматривать фигуру соседа (что, кстати, является одной из основ дикости ювенальщины – «выборы родителей», вопреки русской поговорке «родителей не выбирают»).

Множественность кандидатов наприямую никак не защищает человека массы, равно как и единичность кандидата никак напрямую его не ущемляет.

-------------------------------------------------

Или вот ещё ритуалистика: считается, что победа с 99% голосов подтасована, а вот победа в 51% голосов - настоящая. При этом никто не задает вопрос - а что, фальсификаторам трудно нарисовать 51% вместо 99? Наоборот, им это даже легче, возни меньше... Тем более, что полномочия у победителя при 51% и при 99% голосов равны. Получается только игра в цифры, и не более того...

------------------------------------------------

Демократия – если речь идет о сути, а не о ритуалистике народовластия ПРОЯВЛЯЕТСЯ В СТРАХЕ НАЧАЛЬНИКОВ ПЕРЕД КОЛЛЕКТИВНОЙ ВОЛЕЙ ПОДЧИНЕННЫХ. Лакмусовая бумажка демократии вовсе не множественность альтернатив на выборах, а способность коллектива свалить или хотя бы напугать руководителя собранием трудового коллектива. 

В этом смысле в СССР демократия была, а в РФ её нет. Нет именно как народровластиия, потому что мы не беремся судить о точности выполнения разработанных масонами ритуалов у Л.И.Брежнева, Б.Н.Ельцина и В.В.Путина. Очень может быть, что Путин выполняет ритуалы точнее Брежнева, а Ельцин выполнял их точнее и полнее, чем Путин, однако какое отношение эта "сувенирная продукция" имеет к подлинному народовластию?!

----------------------------------------

Один из самых ярких западных экономистов и политологов, госпожа Наоми Кляйн описывает процесс именно в таком ракурсе. Она считает, что ельцинизм - это военная хунта, свергшая силовым путем демократическое советское правительство и установившая вместо прежней демократии военно-террористическую диктатуру. 

---------------------------------------

У славян слова «демократия» не было (оно греческое), у них было другое слово – «сочастие». От него и произошло русское слово «счастье», означающее дословно «пребывание с частью». Тот, кто участвовал в разделе добычи племени, тот и был «счастлив» в отличие от «изгоев» - тех, кто доли в добыче не имел и права голоса на общинном собрании лишался.

А теперь, положа руку на сердце, скажите честно: вы, лично вы – участвуете в разделе добытого Российской Федерацией? Вы можете повлиять на решения – не то, чтобы главы страны, а хотя бы главы сельсовета?! Может лично ваше письмо в «Российскую газету» (как некогда письма с мест в газету «Правда») изменить ситуацию, переубедить верхи в неверно принятом решении?

При ритуальной демократии, которую славят авторы доклада, ДЕМОКРАТИЯ СУЩЕСТВУЕТ ОТДЕЛЬНО ОТ СВОИХ ИЗБИРАТЕЛЕЙ. Почему этот порядок приписывают Путину? Разве он не возник гораздо раньше?!

Авторы доклада пишут: «Политические события конца 2011 г. и 2012 г. разрушили казавшуюся привычной картину идейно-политических предпочтений российского общества. С нею перестает существовать и так называемый путинский консенсус, при котором большая часть общества на выборах голосовала в поддержку власти или привычной оппозиции, а между выборами не проявляла активности политической жизни».

И далее: «…предпочтения «перепахивают» устойчивые электораты: сторонники демократии преобладают над сторонниками других путей во всех электоратах, кроме КПРФ (в последнем они немногим уступают сторонникам социализма)».

При этом, сетуют авторы доклада, «Выявленный запрос никак не характеризует демократию, которой хотят наши граждане». Тут они лукавят, потому что несколькими абзацами выше они писали, что граждане хотят «демократии европейского типа».

Проще говоря, граждане им сказали: «хотим, как в Европе». Граждане не так умны, чтобы понимать, что Албания – тоже Европа. И граждане не так проницательны, чтобы увидеть нарастающий вал проблем в самом ядре западноевропейской цивилизации.

У граждан выработан условный рефлекс, как у собаки Павлова: при слове «Европа» включается в голове образ роскоши, сытости, безоблачного благополучия. Этот образ очень сильно отличается от реального положения дел в Европе, но не будем сейчас предаваться исследования меры и степени заблуждений наших граждан.

Граждане хотят жить в Европе в том смысле, что они хотят обожраться. Это вполне предсказуемый, нами тоже фиксируемый запрос толпы, в которой далеко зашла социальная дегенерация. Граждане не понимают, что обжорством политическое развитие наций не начинается, а заканчивается. Граждане не умеют видеть, что изобилие и благополучие – продукт очень строгого контроля масс за собой, очень здоровой социопсихики, возникающий по итогам очень сложных, изощренных и предельно синхронизированных общих действий.

Граждане (по крайней мере, социально-деградировавшая их часть) думают, что Европу (в смысле сытости) можно ввести указом. Им в этом поддакивают разрушительные силы: да, да, ввести с завтрашнего дня, нужно только соблюсти все ритуалы, утвержденные записными «демократами».

Но сограждане упрямы. Они не хотят проникаться «важностью» демо-ритуала, столь важного для сектантов из ЦПТ. Они хотят обожраться «как в Европе», незамедлительно, здесь и сейчас. Поэтому, сетует руководство ЦПТ, и нет взаимопонимания между социальными дегенератами и демо-сектантами. Не понимают массы, хоть и деградировали достаточно, всей тесной взаимсвязи между «модернизацией» и «защитой прав сексуальных меньшинств»! Не хотят их брать единым пакетом, хоть тресни!

В итоге, отказавшись понимать, чего же хотят массы, что они понимают под «демократией», руковдство ЦПТ печально сетует: «…но анализ ответов сторонников демократии на другие вопросы исследования свидетельствует, что под этим подразумевается именно сдвиг от нынешнего состояния к большей открытости, плюралистичности, а главное — подотчетности и «отзывчивости» власти».

 Это недалеко от нашей формулы демократии (страх начальства перед коллективом есть демократия, бесстрашие – тоталитаризм), но сильно натянуто относительно того, что сказали массы. Массы просили обожраться, побыстрее и побольше, а вовсе не какой-то там отзывчивости и отчетности (в которой социальный дегенерат все равно не сумеет разобраться).

Запрос на демократию в массах – это запрос на сытость.

Запрос на демократию в докладе – это ритуалистика.

Запрос на демократию у интеллектуалов – это отсутствие разрывов в социальной ткани, отсутствие массового изгойства.

Все эти три запроса присутствуют, и все они маркируются амебным словцом «демократия». Но какая же разная у них суть!



[1] Цит. по Vedomosti.ru, 08.04.2013


Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 8 апреля 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.