Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Август
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

КРИЗИС ЭКОНОМИКИ ИЛИ ЭКОНОМИКА КРИЗИСА

 КРИЗИС ЭКОНОМИКИ ИЛИ ЭКОНОМИКА КРИЗИСА То, что нормальные люди назвали после 2008 года мировым кризисом, для либеральной экономической науки – не кризис, а норма. Либерализм вообще исходит из того предположения, что встряски и лихорадки движут экономику вперед и стимулируют экономическую активность напуганных обывателей.

Там, где нормальный человек говорит о кризисе отношений, либерал говорит об отношениях кризиса, как нормы жизни. Либерализм убежден, что если никто не будет долгое время банкротиться, то экономика сгниет и заплесневеет. Это мысль из разряда швондеровских – мол, если регулярно не отключать электричество в домах, то электростанция сломается, а если не пачкать грязными валенками мраморную лестницу, то мрамор утратит свой блеск.

Для либералов (хотя они тоже иногда говорят о кризисе) – на самом деле нет никакого кризиса в экономике. Копните их поглубже, и вы услышите, что кризисы неизбежны, благотворны, цикличны, как смена времен года. Словом – в понимании либерала экономика – сама по себе и есть кризис. Это рискованная непредсказуемая игра, в которой рост числа жертв увеличивает качество всей системы. Причем играть в эту игру нужно не временно, а всегда, так сказать – «на всю оставшуюся жизнь». Времена, когда хозяин фирмы или фирмочки перестанет просыпаться в холодном поту, и засыпать, обпившись валерьянкой, на либеральных часах не наступят никогда. Они там не предусмотрены.

И потому если мы, наивные, ждем, что трудные годы пройдут и мы хотя бы в будущем будем жить поспокойнее, то либеральные Швондеры давно уже объяснили нам песней: «Суровые годы уходят… за ними другие приходят, они будут тоже трудны».

Либеральные мифы достаточно въедливы. Один гласит, что в рыночной системе личные качества, трудолюбие, усердие и смекалка, приносят деньги. Другой – что деньги движутся, куда им выгодно.

И все это так часто повторяется, что и сам начинаешь смущаться. Вот, скажем, узников Бухенвальда было ведь очень много, и среди них наверняка были и трудолюбивые, и усердные, и послушные, и смекалистые. Ведь не могли не быть? А почему-то все голодали, и освобождены были все с признаками крайнего истощения? Как же так получилось, что ни один из узников не «вписался» в хозяйственные отношения и не стал жить достойно с помощью своего трудолюбия и предпринимательского таланта?

Или вот например деньги, которые движутся… Это же замечательный сюжет для голливудского фильма ужасов – деньги (мертвые предметы из металла и бумаги) сами собой движутся куда-то… Монеты летят так стремительно туда, «где им выгодно», что прошивают на лету тела людей…

На самом деле – если вы не в состоянии маразма, то понимаете, конечно, что труд и смекалка не делают человека богатым (если мы говорим не о ворах), а деньги никуда сами по себе не ходят.

ИСТОЧНИК БОГАТСТВА – ЭТО ПРИОРИТЕТНОЕ РЕСУРСОПОЛЬЗОВАНИЕ в той или иной системе, с согласия хозяев этой системы. Говоря грубо, по-крестьянски – если у тебя много земли, то тебе, чтобы богатеть, не нужны ни ум, ни смекалка, ни предпринимательский талант, ни трудолюбие. Вообще ничего, кроме земли, не нужно. Сдаешь её в аренду, и все. А если земли нет? Тогда будешь батраком. Может быть – умным, смекалистым, трудолюбивым батраком – такому хозяин, глядишь, вторую тарелку похлебки нальёт и рупь на водку выделит (на зависть тупым, ленивым батракам).

Однако сути рупь не изменит: люди делятся не на ленивых и трудолюбивых, а на владельцев земли и её арендаторов. Тот, кто не хозяин – батраком всегда и останется.

Потому что деньги ведь идут не туда, где им выгодно. Они вообще никогда никуда сами не ходят, как и любой неодушевленный предмет. Деньги идут туда, куда их ведет их хозяин. А хозяин их тот, кто их печатает. Владелец территории. Куда он направит – туда деньги и пойдут. Выгода, невыгода – это все уже потом. Выгода вообще дело наживное: то, что было невыгодным со сменой обстоятельств и контекста становится выгодны и наоборот.

Если хозяин денег будет долго заливать деньгами какое-то место – там в итоге станет выгодно и жить и работать.

Либертианская теория была бы права, тысячу раз права – если бы каждый соискатель богатства сам бы строил свой мир, наподобие того, как в компьютерной игре люди сами создают виртуальные леса, горы, реки, озера и прочий фундамент под села и плуги. Тогда все действительно зависело бы только от ума, фантазии и трудолюбия игрока.

Но в реальном мире все не так. Он один, и он поделен. Здесь просто НЕГДЕ применять ни смекалку, ни трудолюбие для обогащения: вспомним, что узники Бухенвальда жили по навязанным им начальством лагеря правилам. Есть те, кто однажды поделил территорию. И есть те, кто приходит после раздела – являясь, по сути, ЗАЛОЖНИКОМ владельцев территории.

Человечество много веков подряд пытается создать систему, которая умела бы эффективно ограничивать произвол ресурсовладельцев по отношению к ресурсопользователям. Институт государства и права – это первое издание социализма, который в те поры ещё не назывался социализмом. Был просто полный произвол – в качестве альтернативы ему предложили закон. Закон по определению сокращает права сильного и увеличивает права слабого. Закон по природе своей социалистичен.

Суть проблемы, которую пытался, но не сумел раскрыть К.Маркс – в том, чтобы сделать требования хозяев к батракам четко фиксированными, ограниченными, выполнимыми и гарантированно вознаграждаемыми. Дело в том, что ресурсовладельцы могут выставить ресурсопользователям вообще любые требования – как террорист с автоматом может чего угодно требовать от заложника. Выправить ситуацию может только государство, вмешавшись в отношения террориста и заложника. Оно может навязать ресурсовладельцу условие, чтобы требования были выполнимыми и достойно вознаграждались после их выполнения. А для этого государство должно быть сильным, богатым, разветвленным, с мощным госсектором экономики и т.п.

Когда либералы требуют маленького и дешевого государства – они ведь требуют убрать от хозяев сторожа, караулящего права батраков. Они хотят, чтобы в переговоры волков и овец никто не вмешивался.

При этом гибелен и другой путь. Если государство само, как КПСС, превращается в ресурсовладельца, то оно перестает быть эффективным сторожем прав ресурсопользователей. Как можно проконтролировать самого себя? Понятно, что с самим собой всегда договориться можно…

В итоге часто бывает, что государство, непосредственно осуществляющее ресурсовладение, оказывается угнетателем ещё более свирепым, чем частновладельческий деревенский кулак. Ведь на самом деле не важно, в чьих руках собственность – государственных, частных или кооперативных. Важно другое: каковы права тех людей, у которых нет в руках собственности! Находится ли на стороне батраков какая-то дополнительная сила, или же они в полной мере беззащитные заложники у своих нанимателей?

Тот, кто имеет приоритетный доступ к пользованию ресурсами (в силу конфигурации личных отношений с властью) – никогда, ни при каком строе в накладе не будет. И речь вообще не о нем – а о правах изгоев общества, лишенных власти и собственности. Их права всегда приходится поддерживать искусственно, потому что нет никакого естественного механизма обеспечения хотя бы минимума их прав.

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 10 февраля 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..