Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

ДОРОГА К СМЫСЛУ

ДОРОГА К СМЫСЛУ ​Держу пари, вы никогда не задумывались всерьёз над вопросом, где грань между вздорным капризом, пустой прихотью человека – и его насущной необходимой потребностью. И тому есть важная причина: вам кажется, что это само собой понятно, видно невооруженным взглядом! Вот это, мол, пустая прихоть, а вот это – насущная нужда, как их спутаешь? Ох уж это коварное выражение «само собой понятно» - сколько страшных событий в истории на его совести!

Между тем, способность выстраивать сложную систему приоритетов, иерархию смыслов и ценностей – весьма искусственное и сложно устроенное приспособление, полученное человеком в ходе его исторического развития.

Что человеку действительно позарез нужно, а без чего он запросто мог бы обойтись, и не морочить властям голову своими протестами?

Попробуйте честно ответить на этот вопрос – и поймете, что проваливаетесь в трясину сомнений.

Отделение необходимых нужд от вздорных капризов развращенного, растленного придурями разума – важная страница в научной социопатологии. Тут не разобраться с наскоку…

Например, у советских людей в 1980 году было очень много раздражавших их проблем, про которые В.Высоцкий метко сказал – «жили книжные дети, не знавшие битв, изнывая от мелких своих «катастроф». Она дура-повариха, с риском для жизни удрав в Австралию, требовала себе политического убежища. Когда её спросили насчет оснований – она убежденно выдала поразившую австралийцев фразу: «В СССР по магазинам ходить скучно».

Австралийцы потом долго обсуждали в своих СМИ – точен ли перевод фразы, не имела ли дура-повариха в виду что-то другое? Ещё у советских людей была проблема в виде некрасивой обёрточной серой бумаги – очень многие доселе вспоминают, как некрасиво в ней выглядели покупки… Ну и много таких же «очень важных» претензий «книжных детей» с их «мелкими катастрофами», которые особенно «приятно» вспоминать в Донецке под бомбами.

При Брежневе нас, мол, не бомбили, конечно, дети не гибли – но того ли качества была туалетная бумага, вот в чем вопрос! А может быть, стоит потерпеть ковровые бомбардировки – лишь бы рулон над унитазом был розовым, а не серым?!

Вот вы смеетесь горьким смехом, а для майдаунов (людей, в умственном плане окончательно разложившихся) – именно так вопрос и стоит. Растленная и дикая «оранжевая» толпа потому и возможна, потому и не опасна правящим паразитарным масонериям – что в ней в ходе многолетнего промывания мозгов – полностью утрачено представление о ПРИОРИТЕТНОСТИ ПРОБЛЕМ и вопросов.

Будущее на семь колен вперед меняется в такой толпе на булочку, на доллар, на кулёк семечек, на забавную песню. Формально ведь и булочка, и доллар – тоже благо, кто бы спорил? Я тоже люблю булочки, и от доллара не откажусь – но предварительно выяснив, чем предлагают за них расплатиться.

И в этом моя кардинальная разница с майдауном – человеком, у которого остаточное представление о ценностях ещё сохраняется, но иерархия ценностей уже безнадежно разрушена.

Майдаун – пережиток «перестройки». К 1990-91 годам (и я это прекрасно помню) социопсихическое состояние народов СССР достигло предельно-кризисных индикаторов. Грубее говоря – люди массово свихнулись. Они совершенно разучились различать важное от второстепенного, беду от мелкой неприятности, копеечную сиюминутную выгоду от обеспеченного будущего и т.п.

Иностранцы, помню, массово писали что-то вроде: «поражает даже не повальная продажность советских девушек, а та дешевизна, с которой они себя продают»… Мужчины недалеко ушли, уж поверьте моей памяти! В этом смысле Украина – «де-жавю» всего того, что я видел в России начала 90-х.

Толпы людей, утративших разделение между нуждой и прихотью – клубятся, эмоционально взвинчены, легко заводятся, легко перенаправляются с предмета на предмет, так же легко «разводятся» во всех смыслах, легко забывают, чего хотели и требовали вчера, начинают требовать прямо противоположного вчерашнему и т.п.

И нечего нам презрительно хихикать над украинцами: грешно смеяться над больными людьми, но самое главное – мы недалеко от них (пока) ушли. Очевидность разделения вздора и необходимости – очень и очень обманчива. И вовсе не из физиологии она вырастает. Есть очень много требований, которые никакого отношения к физиологии не имеют, сугубо социальны, но при этом – весьма и весьма необходимы. И наоборот – есть очень много физиологических требований, на уровне павиана, без которых лучше бы вовсе обойтись, и уж по крайней мере – не принимать их всерьёз.

Что человеку нужно НА САМОМ ДЕЛЕ? Пища? Хорошо, примем, как версию, а какая именно пища? Любая, лишь бы брюхо набить? Мясо с червями (из-за которого восстали матросы «Потёмкина») подойдёт? Нет? Ну, тогда наоборот: если массы бунтуют, желая кушать только фуа-гра и лобстеров, пить только «Дон Периньон»? Эти массы считать скопищем дураков – или борцами за свои права, как матросов мятежного броненосца?

То же самое касается вопросов жилья, работы, оплаты труда, социальных гарантий и т.п. Очевидно, что есть вещи, без которых жить нельзя. И наоборот, есть вещи, из-за которых бунтовать нельзя, глупо бунтовать.

Безусловно, человек, который утратил «царя в голове» - т.е. строгую иерархию ценностей и жёсткую систему приоритетов, человек, который может пойти митинговать (или продавать себя) по любому поводу – это несовместимый с историей инфантил.

Его дебилизм потребителя несовместим с долгосрочным историческим выживанием – которое с необходимостью включает в себя и периоды строгих воздержаний, и периоды непростых самопожертвований.

Это ясно. Неясно другое: а куда девается иерархия ценностей из головы? Почему в определенные периоды массы русских, или чеченцев, или украинцев сходят с ума и начинают беситься, подменив насущные нужды вздорными и вычурно-экзотическими капризами?

Если им посчастливится после этого выжить (как нам после «перестройки») – они потом вспоминают ситуацию «с жиру бесились» как величайший исторический и личный позор, как несмываемое пятно на личной биографии…

***

Над разрушением психики советского и пост-советского человека западная «советология» и советская идеология трудились вместе, рука об руку. Я говорю не о заговоре, не о сознательном предательстве (хотя и оно было) – я говорю об объективных законах социопсихической жизни, нарушение которых производит монстров и порождает чудовищ.

Советская идеология загружала образование, начиная с младшего школьного возраста, неразрешимыми противоречиями. Они были когнитивными, располагались над бытом и вне быта – но они были, и они были неразрешимы.

Советология со своей стороны открыла, что риски деприоритеризации вместе с улучшением была не снижаются, а наоборот растут! Это парадоксально, но рабочий в тёмном бараке гораздо менее возбудим по части бунта, чем представитель «среднего класса» с квартирой, машиной, дачей и отпусками на море. И анатомию этого явления нужно изучать очень внимательно.

Человек, физиологически ущемлённый, нищий, утомлённый тяжелой работой – в наименьшей степени склонен надувать пузыри капризов и пустых прихотей. Сам образ его жизни заставляет его жестко отделять главное от второстепенного, и необходимое – от того, без чего можно (а чаще и нужно) жить. Безусловно, в любом обществе существует конфликт психики и реальности, воображаемого и актуального состояний.

Суть конфликта – в несоответствии воображаемых фантастических благ и реальных возможностях получения благ.

Человек хотел бы одно, но вынужден удовлетворяться совсем иным, его желания не совпадают с возможностями. Вопрос, как он будет это переносить? Чем человек капризнее и избалованнее, тем менее терпим он к расхождению своих фантазий и возможностей.

Именно благополучный бездельник и тунеядец, с капризами которого слишком много нянчились – выступает самой революционной фигурой, непримиримой в преследовании своих фантазий, какими бы сказочными они не были.

Именно в советском общества 1980-го года власть донянькалась с человеком до состояния полной перевозбужденности его фантазмов.

В рамках конфликта поколений, молодой советский человек решительно отвергал реальность. Понять его мотивы нетрудно: общество в принципе, объективно, не может в самом начале службы предложить генерала; а хочется-то стать сразу маршалом! Общество не может сделать первокурсника сразу профессором – а мечтается-то быть академиком!

Конфликт между реальным и воображаемым статусами человека тем острее – чем он благополучнее и избалованнее.

Советская молодёжь превращалась в «агентов влияния» Запада вовсе не потому, что она любила Запад. Она мечтала о революции, свержении устойчивого строя – потому что только революция даёт шанс сразу, перепрыгнув все ступеньки карьеры, подняться на вершину социального статуса.

В Гражданскую Войну 16-летний Аркадий Гайдар командовал крупной воинской частью, и в советской школе это учил каждый. Естественно, ни в каком устойчивом обществе в 16 лет нельзя стать комдивом или комкором – а в условиях гражданской войны – можно. Вот главный соблазн для растленных эгоцентризмом людей, особенно молодых! У них нет претензий собственно к социальному строю (окажись они на Западе – они работали бы на врагов Запада). У них претензии к их положению в этом социальном строе.

Это – ядро социального недовольства, опасность которого возрастает по мере того, как развивается уют и бытовой комфорт в обществе. Правительство думает, что ублажая и обогащая народ, оно наращивает его лояльность – но (при включении психического механизма деприоритетизации) – по мере улучшения быта скрытое негодование масс наоборот, растет.

Тут уже всякое лыко идёт в строку: и туалетная бумага сера, и оберточная некрасива! Дело, конечно, не в бумаге, а в неудовлетворении своим положением и фантазиях о «преодолении власти» собственной властью.

Из этого мутного источника (который люди сами очень часто не осознают) – вырываются бесчисленные протуберанцы самых диких поводов для недовольства, самых извращенных требований и претензий. В пределе функции – Майдан, за которым следующая станция – уже смерть, небытие государства, нации, общества.

***

Человечество тысячелетиями шлифовало систему приоритетов и иерархию ценностей в рамках религиозных систем. Это вам не чушь, и не «выдумки трёх обманщиков», не происки угнетательского класса! Система, в которой главным центром является Бог, формирует психику с приоритетом служения, а не самоублажения. Все революционные партии, включая, конечно, и коммунистов-ленинцев – паразитируют на этом веками воспитанном приоритете. Никогда не станет коммунистом тот, у кого нет цели служить идее, а есть цель ублажать только свои личные прихоти.

Выдернув живое сердце из системы приоритетов, коммунисты с неизбежностью получили разрушение и самой системы приоритетов: у них получился дом без крыши. Атеизм советского общества, его зацикленность на материальных благах – неизбежно снижали значение понятия «Он», и завышали понятие «Я».

«Он» в религиозной психики – Бог. Он очень большой, а я – очень маленький и малозначащий.

Оттого я служу, а не самодурствую, и мои требования к власти – дать мне то, что нужно для СЛУЖЕНИЯ. Касается ли это пищи или одежды, жилья или соцобеспечения – я требую не всего, что в голову взбредет, а необходимый инвентарь служителя. Понимаете?

Служение рождает и самоограничение, и систему приоритетов в запросах. Без перловки я помру, и служить не смогу – потому давай перловку; а без фуа-гры я служить вполне в силах, потому и не очень расстраиваюсь её отсутствием.

Туалетная бумага какая-нибудь нужна – ибо грязный служитель оскорбляет служение. Но розовая она или серая, или даже газетная – уже не так важно, ибо непосредственно на служение не влияет, а моим личным удобством можно пренебречь: «жила бы страна родная – и нету других забот!».

Когда Он большой, а я – маленький, тогда формируется тип личности, пригодный к выживанию и историческому существованию. Совместно с миллионами современников, предков и потомков он делает одно, согласованное в рамках общего служения, великое дело – отсюда и цивилизация, и города, и пирамиды египтские, и Гагарин в Космосе.

Если «он» начинает уменьшаться, а «Я» нарастать – ничего, кроме стада бабуинов - не получится. Украина нам это снова показала – в который уже раз. Пространство цивилизации превращается в пространство первобытной саванны, раз уж «каждый сам за себя». Раз нет общего служения – то нет и координации действий у миллионов современников, предков, потомков, эстафета великого строительства не передаётся, смежники по великому строительству подводят и т.п.

В обществе кончается всё – и это не чья-то злая воля, не продукт зловещего заговора, это объективное следствие РАССОГЛАСОВАНИЯ ДЕЙСТВИЙ ПРИ РАЗУВЕРИВАНИИ МАСС, что-то неумолимое и внешнее, вроде закона тяготения. Ты, конечно, можешь прыгнуть со скалы, на это у тебя свободы воли хватит, но полетишь ты вниз, а не вверх, на этот счет – гарантия.

Ты можешь (в силу свободы воли) уповать, как ВКП(б), что идею Бога можно заменить фигурой Ленина, Сталина, и отчасти это даже удалось – но что делать, когда смертные люди умрут? Сталин умер – это же Бог умер! А что делать людям в мире с умершим Богом?! Смятение великое… Могло ли быть иначе?

Поздняя КПСС пыталась объяснить, что дело не в Сталине, и не в Ленине, а загадочный «Он», которому ты должен служить, ущемляя похоти своего «я» - это твой ближний, какой-то другой человек. Ты служишь людям, как и все вокруг – так КПСС надеялась сохранить согласованность действий больших масс людей.

Но – здрастье, ещё лучше! Вообразите – мне 17 лет, я молод, полон сил, энергии, жажды жизни, половой потенции, наконец! И тут мне учителя говорят: ты живи не для себя, а для какого-то соседа дяди Пети! А он, может быть, алкаш или дурак!

А он, может быть, своё уже пожил – я же в самом сладком соку жизни! И мне свои личные желания укрощать – ради того, чтобы дяде Пете хорошо было?! Да кто он такой, БОГ, ЧТО-ЛИ?! Да не пошли бы вы куда с такими иделами!

Ни Ленин, ни Сталин, ни культ ближнего – чисто технологически не могут заменить в социопсихике идею Бога, бессмертия, рая с адом и воздаяния по грехам. Правда, как доказал советский опыт, на какое-то время опыт подмены срабатывает – а кое-где тянется в силу инерции косного мышления обывателя.

Эти факторы не отменяют, а лишь оттягивают закономерное крушение социопсихики, и превращение общества в стадо орангутангов, в итоге утрачивающее навыки абстрактного мышления, членораздельной речи и уверенного прямохождения.

Я не шучу! Я подростков «перестройки» у подъездов «спальных районов» хорошо помню! Ну, а если кто про них забыл – посмотрите майданную кинохронику, сейчас многое есть в свободном доступе.

Это – уже не люди. Это приматы, сохраняющие некоторые остаточные функции человеческой деятельности, доставшиеся им в качестве рудиментов от прошлой жизни.

***

Ни благостно-карамельная советская идеология, ни прекраснодушный марксизм, ни даже коварная советология при всей её подлости – ТАКОГО эффекта, конечно же, не ожидали.

Распад приоритета служения святыне – имеет следствием распад системы приоритетов. Из этого с железной неизбежностью возникает воспаление эгоцентризма, в свою очередь неизбежно производящее ОБОЖЕСТВЛЕНИЕ КАПРИЗОВ, год от года всё более нелепых, диких, примитивных - или извращенных.

Но для личности-"потребляди" ничего, кроме дикости этих бессистемных капризов уже не существует, она за них готова и умирать, и убивать.

Но, умирая и убивая за каприз – потреблядь забывает о них буквально на следующий день, если увлечется другой блажью.

Это социопсихика – не считает ни трупов, ни итогов, она ничего не созидает, не имеет ни устойчивых ориентиров, ни векторов развития.

По сути (физиологически) – это реванш обезьяны, которой все тысячелетия человеческого бытия представляются мучительными и нелепыми извращениями «нормального» обезьяньего уклада жизни.

***

Система приоритетов – которая делает человека человеком и разделяет насущные законные нужды от придурковатых прихотливых капризов (политологическим языком говоря – демократию отделяет от охлократии) – должна быть непротиворечива, основана на неопровержимых основаниях, содержать в себе представление о начале и конце мира, которое необходимо для кристаллизации смысла жизни.

Нельзя схватить бородатого или усатого смертного дядьку-вождя и объявить его альфой и омегой бытия, а служение ему – смыслом жизни. И даже не потому, что дядька плох! Иосиф Виссарионович – низкий ему поклон, великий исторический деятель... Но он помер, понимаете? А когда он имел неосторожность помереть – его смерть обесточила весь сталинизм, обезволила сторонников блаженной памяти Иосифа Виссарионовича от Китая до Лиссабона.

Начало бытия нужно находить в начале, смысл вселенной – в целостности вселенной. Иначе получим социопатологию внутри идеологии, и обязательно сломаемся однажды…

Наше представление о жизни должно включать в себя зоологические реалии борьбы за существование (предполагающие жесточайшую грызню за каждый клочок земли вместо раздаривания Крымов и Кемских волостей направо и налево).

Зоологическая битва имперских наций за ресурсы не прекращается никогда, ни днём, ни ночью – а значит, к защите своей державы нужно быть готовым в любое время дня и ночи. Причем к битве не на жизнь, а на смерть.

Но одной зоологии мало. Обезьяны проиграли Землю людям – почти полностью истреблены чрезвычайно размножившимися людьми. На фундаменте зоологической борьбы наций за ресурсы – необходимо возводить здание социальной справедливости, мечты избавления от зоологической борьбы в грядушем. И увенчать всё это здание должна религиозность, представление о Боге и служении ему.

***

Как жить – спросите вы меня? Чем руководствоваться? Во что верить?

В двух словах это так: Державу – отстаиваем; Социализм – строим; Православие – чтим.

Всё лучшее, что было в идеологии царской России – в этих словах. И всё лучшее, что было в идеологии советской России – в этих словах. И всё лучшее, что есть в современной России – построено на этих словах. А без них нет ни России, ни нас самих.

Для меня критерием истины выступает такое условие: если под словами могли бы подписаться и Сталин и Деникин, и русские цари и члены брежневского политбюро, и Фадеев и Булгаков, и Суслов и Ильин – значит, слова представляют из себя окончательную истину.

То, что наша русская правда распалась на множество идеологических «правд» - большая беда, болезнь истории. Срастить обратно все эти «правды» в общую русскую правду – вот единственно достойный путь.

А державное социалистическое Православие – единственная, выстраданная самой историей комбинация, на которой все русские могут, а главное – хотят собраться. Там недалеко и до указания пути человечеству.

Амбициозно?

А что взамен этого может предложить история? Американский маразм или живодёрство исламистов ИГ? Невелик выбор у человечества.

Оно ждёт от нас, что мы отстоим свою великую державу, наполним её разумом плановой экономики и сердечной теплотой живой веры в вечность Жизни, Смысла, Добра, воплощаемой в идее Бога.

Александр Леонидов; 8 июня 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..