Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Август
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

​Эдуард Байков. "Чёрт и ладан"

​Эдуард Байков. "Чёрт и ладан" Не так уж часто выпускаемая в Москве газета Союза писателей России, "День Литературы", у истоков которой стояли (да и сейчас руководят) такие титаны нашей словесности, как В.Бондаренко, А.Проханов и др. - издаёт целую повесть провинциального автора. А вот А.Леонидова издала. Потому что стоит того! Наверное, когда-нибудь эти произведения Александра Леонидова издадут под общей обложкой: «Мускат и Ладан», «Во мгле 90-х», «Приватизатор» – и завершающий аккорд, «Инферно». И читатель светлого будущего – если оно, конечно, всё же свершится когда-нибудь, с ужасом и омерзением проследует по этой лестнице, восходящей… вниз!

Леонидов – на мой взгляд, один из самых глубоких и вдумчивых летописцев уродливого и жуткого российского постсоветского капитализма, он умеет передать и колорит, и вкус, и запах, и характерные черты своей эпохи… Может быть, он просто сел на конька, с которого не в силах слезть? Исписался, и гонит книжки на одну и ту же тему?

Нет. Отчётливо видно, что перечисленные мной произведения Леонидова – это не дубляжи, а ступени. «Мускат и Ладан» 2013 года, первенец серии, начинается с земли, с мелкого афериста, фермера Егора Сеченя, и подробно раскрывает нам повадки малого и сверхмалого бизнеса на стремнине и в порогах этой бурной реки по имени «постсоветизм».

«Во мгле 90-х» выбирает фигуру покрупнее: это Иван Имбирёв, с городской уже, но не слишком крупной оборотом и «крутой» фирмы. Далее на нас обрушивается «Приватизатор», мы сталкиваемся с господином Скобарёвым, который, как фигурка в матрёшке, ещё крупнее. Он – предприниматель уже регионального уровня.

Наконец, «Инферно» – верхняя часть зловещей матрёшки Леонидова, она об олигархе российского масштаба. Много сходства, даже переходящих линий в этих произведениях, но и различие очевидно: российский неокапитализм рассмотрен во всех его гранях и обобщённых фигурах, от тех, кто еле сводит концы с концами, кого «кошмарят» – до тех, кто владеет всем, и сам кошмарит остальных…

«Инферно», новая вещица, паралельно выпущенная и в башкирском онлайн-издательстве «Книжный ларёк» – во многом апеллирует к прежним романам цикла, но и очень существенно ушла от них.

Очень важно отметить, что здесь манера Леонидова – рассказывать не про события, а больше про людей и их внутренний мир – достигла филигранного совершенства. На первый взгляд кажется, что взгляд автора совершенно расфокусирован: крупнейшие вехи судьбы героя и его окружения передаются телеграфным стилем, лаконично до крайности, а какие-то мелкие переживания, случайные, малозначительные впечатления детства или периферийного зрения – поданы на много страниц…

На самом деле всё встанет на свои места, если мы увидим, что Леонидов пишет не детектив. Отнюдь не детектив! Конечно, если главный герой – олигарх 90-х, то без криминала не обойтись. Но не тщательно реконструированные детективные ситуации из реальной жизни губернаторов, олигархов интересуют Леонидова. Он провёл прекрасную источниковедческую работу, вплёл в художественное повествование и гармонично совместил в нём реальные случаи из истории 90-х.

Но, конечно, гораздо больше колорита времени автора интересует «вечный человек», человеческая вечность в душе, сталкивающаяся с инфернальным (отсюда и название) фоном окружающего бытия. И тут Леонидов заставляет читателя «попрыгать»: мечешься между сочувствием и омерзением, эти потоки как бы одновременно захватывают, когда читаешь «Инферно».

Несмотря на жесточайший реализм и даже документальную основу (основные эпизоды в творческой переработке сняты с реальной истории губернаторств и олигархата РФ), не покидает ощущение страшной сказки. Сюжет её гофмановский, старинный: жил да был мальчик Костя Ранаев, и был он очень везучий, удачливый… Что не задумает – всё у него получается, всё удаётся, во всём он впереди всех… Погружение этого взрослеющего «удачника» в инферно – ещё раз показывает нам, как тонка грань между раем и адом…

Если бы Ранаеву не так в жизни везло, если бы он не так преуспевал во всех начинаниях, если бы он был слабее характером или глупее – глядишь, у него сложилась бы счастливая жизнь. Но Ранаева с детства возлюбил языческий божок-демон по имени Удача. А он – бес. Он Счастья не даёт. Он мытарит соблазнами, мажет сладким по губам, а заводит в итоге в ад… Как писали святые отцы – «В раю много добрых, а в аду – много умных. И сам решай, с кем ты»…

Удача, Фортуна, Везуха… Это все имена одного и того же беса. Ещё древние греки и шумеры поклонялись божеству по имени Удача – в виде юноши, сидящего на корточках, а на коленках, впереди у него была медная сковорода. На неё и клали жертвы Фортуне…

И вот этот демон возлюбил Костю Ранаева. И постепенно Удача как бы подминает, погребает под собой человеческую личность. Вначале услужливая служанка, Удача постепенно всё дальше и дальше расходится с внутренними желаниями и представлениями о правде у человека, становящегося олигархом. Костя Ранаев получил всё, что только может получить человек в этом мире.

Мастерски показывает Леонидов, как эта неумеренная и невыносимая по весу масса благ в буквальном смысле слова погребла, переломав все кости, под собой человека. Как иного заваливает несчастьем – так обрушившимися глыбами завалило Костю Ранаева успехами, не дающими счастья, но выглядящими его суррогатом.

Человеку нужны блага – но не их бесконечность. Человеку нужно уважение к его слову в собрании – но не ледяной страх, в котором твоя речь становится монологом, а слушатели – мёртвыми стенами. Человеку нужно оставаться человеком, а не превращаться в демона, в зловещего кумира языческих культов с человеческими жертвоприношениями.

Так Леонидов парадоксально, через глубокое несчастье очень везучего человека раскрывает антропологическую диалектику. Я не буду говорить о сюжете, который каскадно-водопадный. Всё же это ещё немного и детектив, а в детективе нельзя раскрывать интригу…

Но скажу о другом: об удивительном стереофоническом звучании этой новой пронзительной вещи, продирающей скрипучим фоном до костей, о том, что картины не просто видишь – а оказываешься посреди них. Это даже не экран с изображениями, а, что называется, полное погружение.

Как и в других произведениях Леонидова – завораживает философско-историософский декор по краям сюжета, осмысление времени, эпохи – и вообще феномена истории, феномена движения и воплощения человечества в конкретно-исторических формах.

Это не просто вещица, которую «стоит прочесть». Это вещь, над которой стоит задуматься. Если такой была цель автора – заставить задуматься читателя, которому оскомину набила грязь времени – то он этой цели достиг…

Ссылка на текст произведения:

"Инферно" - московское издание=>]

"Инферно" - уфимское издание=>]

Источник

Эдуард БАЙКОВ; 31 марта 2017

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..