Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Май
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Игорь Вайсман. О вредных привычках

Вредных привычек гораздо больше

Игорь Вайсман. О вредных привычках Когда меня спрашивают, есть ли у меня вредные привычки, я, как правило, говорю правду: – Разумеется, есть! Как и у всех. – Ну, ты знаешь… на всех-то напраслину не возводи! Зачем валишь с больной головы на здоровую?! – Да я никого не оклеветал, потому что изучал этот вопрос и кое-что в нем смыслю. А вот вы, уважаемый, слишком узко понимаете эти самые вредные привычки. – Что значит узко? Все так понимают – курение, алкоголь, наркотики… – А игромания? – Ну, игромания. – А интернет-зависимость? А разные прочие зависимости? – Ну, наверное…

Начинаешь перечислять, и оппонент со всем соглашается. Но почему он сам-то до этого не додумался? Даже профессионалы в такого рода вопросах – психологи, психотерапевты и психиатры, рассуждая о вредных привычках, как правило, произносят то же самое: курение, алкоголь, наркотики.

Не будучи профессионалом, я насчитал два десятка вредных привычек, имеющих массовое распространение и вполне сопоставимых по степени вредного влияния как на отдельных людей, так и на общество в целом, с «официальными». Правда, в связи с ограничением объема статьи, все их рассмотреть не удастся, но несколько привычек разберем. Остальные (и даже больше), полагаю, читатели и сами припомнят.

Возьмем вопрос отношений между мужчинами и женщинами. Почему у нас столько разводов? По данным статистики, в России распадается 75% браков. (Это самый высокий показатель в мире!) Потому что большинство вступающих в брак обладают двумя (это как минимум) вредными привычками. Первая: они обманывают друг друга, преувеличивая свои достоинства и скрывая недостатки. Когда обман раскрывается, брак начинает трещать по швам. Недаром существует выражение: «Все женихи и невесты такие хорошие, откуда же берутся плохие мужья и жены?» Вторая: большинство молодоженов неспособно терпимо относиться друг к другу, в чем-то уступать, чем-то жертвовать. Не хотят понять друг друга. Им нужно, чтобы понимали только их и только им уступали и проявляли терпимость. А это прямое нарушение основы основ прочного брака.

Эта вторая вредная привычка становится бичом нашего времени, так как распространилась на все человеческие отношения. В результате мы имеем сплошь и рядом: агрессию, грубость, хамство, взаимные оскорбления, драки, причинение разного рода ущербов и печальную криминальную статистику, согласно которой львиная доля преступлений совершается на бытовой почве обычными людьми, а вовсе не уголовниками.

Огромное количество российских матерей и немалое количество отцов страдает страшно вредной привычкой – видеть цель воспитания своего чада в обеспечении его всеми мыслимыми материальными благами. В том, чтобы дать ему престижное образование, устроить на хорошую работу и решить за него все прочие задачи. Но главным в воспитании всегда было: привитие навыков самостоятельности, чувство ответственности и высокую нравственность. Благодаря данной вредной привычке наша страна имеет почти целое поколение инфантильных «рыцарей без страха и упрека», не способных к самостоятельной жизни.

Еще одна вредная привычка настолько популярна в нашем народе, что даже нашла отражение в выражении: «Видеть соринку в чужом глазу, а в своем бревна не замечать». Сильна тяга у наших соотечественников и к отрицательным эмоциям: злобе, гневу, зависти, гордыне, унынию, жалости к себе… Сколько бы врачи не предупреждали об исключительной вредности этих эмоций для здоровья, они в нашем народе, похоже, неистребимы.

Отношения между населением и властью иначе, как вредными не назовешь. Народ постоянно обвиняет власть во всех своих бедах. При этом всегда в ожидании от нее «манны небесной». А власть без устали клянется, что жизнь положила ради счастья своего народа, хотя на правду это мало похоже. В результате этих вредных привычек мы имеем лживую власть и народ – брюзгу и иждивенца.

Помимо общих, вредные привычки бывают и сугубо профессиональными. Например, депутаты всех уровней страдают тем, что в ходе избирательной компании дают обещания, которые заведомо не собираются выполнять. У ремонтников разного рода техники свои вредные привычки: пользуясь незнанием клиентов, делать работу некачественно, не до конца или подменять детали – хорошие на плохие. Широко известны вредные привычки продавцов – обсчитывать и обвешивать. И таксистов – пользуясь незнанием клиентом города, ехать объездными путями. Впрочем, свои вредные привычки есть в любой профессии, всех не перечислить.

Есть в нашем народе и объединяющие, сплачивающие, но тем не менее вредные привычки. Быть впереди планеты всей, догнать и перегнать, утереть всем нос, показать Кузькину мать, спустить всех в унитаз, всех порвать… Это поистине национальная вредная привычка, охватившая все наше общество – снизу и до самого верха. Она вполне могла бы стать общенациональной идеей и двигать страну вперед. Да вся беда в том, что желания почти всегда намного опережают возможности. Да и вкалывать, выполняя свои суперпроекты, честно говоря, тоже не хочется. Вот поорать на всю планету, попугать, постучать в грудь кулакам или ботинком о трибуну – это с удовольствием! И когда очередная идея фикс заканчивается крахом, вся страна повергается в уныние. Начинаются поиски «стрелочника», на которого можно повесить всех собак. Народ бурлит, требует для «стрелочника» суровой кары. И так до следующей идеи фикс.

В заключении хочется выразить надежду, что те лица, которые посвятили свою жизнь борьбе с вредными привычками в нашем народе, прочитают эту статью, сделают соответствующие выводы и существенно расширят фронт своей борьбы.

Игорь Вайсман, Уфа; 23 февраля 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.