Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Июль
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

​АРХАИЗАЦИЯ ДЛЯ НИХ АРХИВАЖНА…

​АРХАИЗАЦИЯ ДЛЯ НИХ АРХИВАЖНА… Нашествие архантропов под видом «демократизации» в ходе проамериканских «цветных» революций приобретает зловещий и глобальный характер. Взаимосвязь архантропов с «демократией» вызывает множество вопросов: как и почему проект «демократии» стал вдруг опираться на архаику, отжитую ветошь, на прежде искорененные, а ныне возрождаемые социальные (да и медицинские) болезни? Я полагаю, что разговоры о демократии необходимо ввести в какой-то вменяемый дискурс, чтобы черти-что не выдавало себя за «демократию».

Сама попытка совместить политическое равенство с экономическим неравенством (причем вопиющим и все время нарастающим) – кажется мне бредовой утопией. Но если это так – то производство демократической революции руками олигархов и строительство демократии под руководством олигархов – тоже нелепая утопия.

Здесь непримиримое противоречие на уровне базовых мотиваций. Для чего богатый человек богатеет? Уж наверное, не для того, чтобы быть равным другим. Для того, чтобы стать равным среди равных, не нужно богатство. И тем более сверхбогатство!

Но ведь вы, наверное, согласитесь, что разговоры о какой-либо «демократии» (если не понимать её в античном смысле – как равенство внутри кружка рабовладельцев) без понятий «равенство» и «равноправие» - абсурдны. 

Значит, при разговорах о совместимости олигархов и демократии мы сталкиваемся либо с непониманием темы, либо с намеренным подлогом.

Кстати, на Западе это понимали лучше нас, оттого и создали теорию «среднего класса» в который, по замыслу благородного ХХ века, должны были постепенно перетечь все: и бывшие богатые, и бывшие бедные. Мыслители Запада – пока Запад ещё был способен мыслить и не скатился в маразм – понимали, что политическая демократия немыслима без экономической, поскольку никакой четкой грани между политикой и экономикой нет. Как нельзя в воде остаться сухим, так нельзя и при экономическом неравенстве сохранить политическое равенство.

Если же мы говорим об олигархах – то есть представителях вопиющего неравенства, владельцах финансовых империй – то представлять их в качестве поборников демократии просто смешно. Не превратить выборы в фикцию при таком неравенстве, как в случае с олигархией – просто невозможно даже с технической точки зрения.

Произошедшее у нас во второй половине ХХ века уравнивание капитализма и демократии – следствие деградации гуманитарных наук и их представителей. Дело в том, что власть и деньги – два имени одного явления. 

Ограничивать власть, расширяя возможности частников для обогащения – то же самое, что нагревать, охлаждая.

Тут уж или ограничиваешь произвол, или его расширяешь – потому что власть рождает деньги, деньги – власть, и они находятся в постоянном взаимном перетоке. Деньги – формальный результат власти (главное свойство власти, отличающее её от других вещей – возможность перераспределять собственность; без этого власть не власть, а фикция). Власть – корневой источник денег, как явления: нет власти, нет и денег…

Поэтому попытка расчленить власть и деньги – показатель деградации исследователя. У ноля, как известно, два написания – «ноль» и «нуль», но это не значит, что одно из написаний означает другое число.

Именно в силу этих аксиом гуманитарного знания демократия на протяжении ряда веков была тем, чем она и только и может быть: борьбой за повышение экономического и политического влияния обделенных, униженных и подавляемых. При этом любой демократ XIX века прекрасно понимал, что политические права и экономический достаток человека неразделимы.

Таким образом – ПОКА ЧЕЛОВЕЧЕСТВО НЕ СВИХНУЛОСЬ – олигархи (сверхбогатые банкиры) могли считаться проводниками чего угодно, но только не демократии. Нет такого чуда, чтобы богатые слои, не отрекшись от своего богатства, боролись бы за расширение прав низов! Само по себе существование олигархов (сам факт) – уже есть отрицание демократии, потому что люди не голосуют за сверхнеравенство, и сформироваться оно может только в обход выявления мнения масс.

Однако к концу ХХ века началась эрозия коллективного сознания Европы и мира, подмена логики маразмом даже в наиболее авторитетных экспертных заключениях. Отсюда возникла странная химера – «капитализм-демократия», убеждение в совместимости и даже симбиозе олигархов и народовластия. Простое понимание очевидности их взаимоотрицания испарилось.

Однако главный принцип науки (и вообще языка, и мышления человека) – не называть разные явления одним словом. Если разные явления обозначать одним знаком – разметка потеряет всякий смысл. Следовательно, язык, мышление и наука, в которых олигархия и демократия совместимы – лишены смысла.

Тем не менее, олигархия упорно именует себя популярным термином «демократия» - для какой-то цели скрывая свое истинное лицо. В каком случае возникает такая потребность? Лишь в том, когда настоящее лицо ужасно и отвратительно – иначе зачем претендовать на чужое лицо?

То, что строится сегодня под руководством США – чудовищно, и «демократией» называется только потому, что чудовищно и боится открыть свое настоящее имя. Это – оборотень, укравший имя у совершенно не связанного с ним, и никак не выводимого из него явления.

Сергей Кургинян называет этого оборотня «фашизмом», Леонидов(Филиппов) – «сатанизмом», Сергей Вязов – «неокарфагенством». Все поименования оборотня страдают неточностью – однако исследователи сходятся в одном: внутри сформировавшегося оборотня места таким вещам, как свободы, права, равноправие и т.п. – не найдется. Они там органически чужды, и отторгаются тканями нового уклада, составленного олигархами, сверхбогатыми мегаворами.

Это глупо думать, что Порошенко, сравнивающий с лица земли целые города танками и авиацией – откажется от власти при некомплиментарном к нему голосовании тех, кого он уничтожал фосфорными запрещенными бомбами.

Если он и уйдет – то только по согласованию с олигархами, такими же, как он, но уж никак не под давлением избирателей. Расстреливать избирателей сотнями – и при этом беспокоится о закорючке, которую они поставят на бумажке, бросаемой в урну – вы сами-то в такое верите?!

Олигархия везде и всегда – не затем с большой кровью прорывается к власти, чтобы потом зависеть от общественного мнения. Она прорывается через горы трупов (как сегодня на Украине) – для того, чтобы никогда и ни от кого больше не зависеть.

Но можно ли строй, при котором олигархия ни от кого не зависит (и наоборот – все зависят от них) – называть и описывать в категориях демократии?

Вот о чем стоит подумать нашим оппонентам, утирающим пропотевшие лица знаменами демократии: прежде, чем за неё воевать – определитесь, братцы, что она такое?!

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 25 июля 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.