Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Март
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

ФРАНЦИЯ КОНЧИЛАСЬ...

Франция "выбрала" "п"-резидентом лакея Ротшильдов, содомита, геронтофила, бездарность, и... Ангелу Меркель. Единственное для Франции оправдание - на самом деле она его не выбирала. Механизм выборов в этой стране давно и прочно "хвачен" в когти хищных масонерий. Если французам сказали "Макрон" - значит, Макрон. Скажут "Гитлер" -Франция "выберет Гитлера. Тут без вариантов, понимаете?

Поражение последней надежды Франции, Ле Пен, показало, что Франции как великой державы и вообще самостоятельной страны не только нет но уже и не будет. Перед нами - последний акт драмы ликвидации французской нации.

Поражает степень глумления масонерии над французами: раньше так грубо не работали господа заговорщики! Проще было Олланда назначить на второй срок. Он хотя бы политический труп, а с уже мертвых спросу меньше.

Печальное для французов событие (именно при этом Макроне они станут меньшинством в собственной стране, а потом и дичью для колонизаторов из Азии) - но увы, его следовало ожидать. Франция уже далеко не та что в период де Голля или даже Миттерана.

Она и до Макрона была надломлена необратимо. Теперь она окончательно провалилась в пасть к Ротшильдам, где и будет переварена навсегда. Одной шахматной фигуркой на геополитической доске стало меньше. Нам же важно сделать так, чтобы геополитическая и метафизическая, историческая трагедия необратимого угасания французского народа в наименьшей степени коснулась бы нас.

Пусть в обнимку с выродком тонут сами: мы им в этом не товарищи!

Михаил КУНЦЕВ.;

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.