Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Декабрь
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

​Вазген Авагян: ГЕТТОИЗАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ

​Вазген Авагян: ГЕТТОИЗАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ В краю непуганных идиотов (то есть в годы «перестройки») избалованным социальностью гражданам казалось, что жизнь в стране бывает хорошей или плохой. И если она хороша – то для всех хороша, а если плоха – то для всех плоха. На самом деле всё не так, что в очередной раз доказала драма боливарианского движения в Венесуэле. Там свыше 5 млн готов сражаться за Мадуро и дело Чавеса, а свыше 1 млн – ненавидят и Мадуро и Чавеса лютой ненавистью. Почему так? Да потому что это вам не советская уравнительская среда, вот и вся причина!

Очень и очень простой и доказуемый ежедневно всей практикой факт: не за тридевять земель, а непосредственно в вашей стране может сложиться очень удобная и очень комфортная система, но только… вне и помимо Вас! Кому-то из ваших соотечественников очень хорошо, и по советской привычке вы ждёте, что это как-то скажется положительным образом и на вашей судьбе…

Годы идут – но ничего не «сказывается». Им хорошо – и всё лучше. Нам плохо – и всё хуже. Это явление, на бытовом уровне хорошо ощутимое «на своей шкуре» - в науке носит название ГЕТТОИЗАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ.

Система обменов благами и разделения труда бывает не только эффективной или несовершенной. Она может сложиться вполне эффективно для её участников, но оставив за чертой и за бортом большинство населения страны. Как же такое происходит? Рассмотрим…

+++

Допустим, на каком-то малообитаемом острове производительным трудом заняты 10 человек и каждый производит 5 мешков зерна (чисто условно). Итог: 50 мешков. Если итог поделить обратно – то каждый участник трудовой кооперации получит 5 мешков зерна. Это и есть пресловутая «оплата по труду», которую одни боготворят, другие ненавидят. Вместе хлеб вырастили – вместе и съели…

Однако не будем недооценивать ту стадию трудовой кооперации, когда коллективные усилия складываются в общий итог! Управляющая сила (власть) концентрирует в своих руках 50 мешков зерна, и не обязательно (ведь власть – она сама) раздаст обратно каждому по 5!

В угнетательских обществах формируется ФПФ – Фонд Подкормки Фаворитов (имеется в виду – фаворитов правителя и власти в целом). Этот самый ФПФ не может сложиться, если вести оплату по труду. Люди выработали в среднем по 5 мешков зерна на человека, но им выдали в среднем по 4 мешка.

Далее – детская простота арифметики. 50 мешков было, 40 ушло на оплату труда их производителей, 10 осталось в ФПФ. Их можно раздавать уже не за участие в труде, а кому захочется (чисто субъективно). Из сферы коллективного труда 10 мешков уходят, что называется, «налево»…

+++

ФПФ власти – базовая формула угнетения нации, и в то же время очень опасное (несмотря на свою базовость) явление. Когда мешки зерна начинают уходить от их же производителей «налево» - включаются два негативных процесса:

1. Аппетит приходит во время еды. Фавориты прожорливы, а любовь к ним у власти крепнет. Они прожирают уже не 10, а 20, 30 мешков. Это означает на другом конце (на полюсе нищеты), что люди, вырастившие 50 мешков зерна, получают 3, 2 мешка за тот труд, который раньше стоил 5 мешков.

2. Тесно связано с 1. Происходит истощение производительного лимитрофа власти и общества. Он, нищая и теряя перспективу, оказавшись в безысходном положении (при котором никой труд не даёт улучшений быта) – деградирует и технологически, и демографически, и физически, и умственно, и нравственно, и вообще по-всякому.

Если труд и доход не пересекаются в обществе, как две параллельные прямые, то сфера труда пустеет, а в доход ломятся все, любыми путями и средствами. Все хотят дерибанить ФПФ. Никто не хочет работать или вкладывать инвестиции в реальное производство.

+++

В итоге нация раскалывается. Появляются те (включённые) – которым очень удобно жить так, как живётся. И те, кому невыносимо дальше жить по-старому. Эти две группы вообще не понимают друг друга. Для хорошо устроившихся люди снизу – вандалы, хулиганы, разрушители уклада жизни, примитивные «шариковы», которым лишь бы «отнять и поделить», и которые, скорее всего, попав в городскую уборную не смогут попасть струёй в унитаз.

Но люди из гетто, оставшиеся за чертой круга обменов и разделения труда – видят в «успешных» не образец для подражания, а вора, укравшего их жизнь, их счастье. Они видят, что мать-страна все свои ресурсы тратит только на сынков-любимчиков, а пасынков обходит даже самым необходимым…

Это и есть ситуация современной Венесуэлы, в которой большинство, перенося самые горькие неудобства в быту, всё же остаётся верным боливарианской революции. У меньшинства это вызывает исступление и ярость. Для меньшинства «всё было так хорошо - но пришли краснокожие уроды-чависты, и всё испортили».

Меньшинство помнит тишь да гладь переполненных прилавков с доступными меньшинству благами. Меньшинство не понимает, почему оно должно мириться с отсутствием туалетной бумаги, с перебоями в поставках продуктов, с какой-то дикошарой деревенщиной, лезущей селиться в центрах «ранее культурных» городов.

Зато большинству всё ясно, и дефицитом пипифакса его, как советских олухов, не проймёшь. Даже голодая, большинство на личной шкуре (а не по рассказам дедушки) помнит, как сидело в гетто, выброшенное из жизни и заживо вычеркнутое из списков живых. И возвращаться туда не желает - как бы не шантажировали бытовыми неудобствами...

+++

В чём корни этого непонимания? В том, что ресурсы можно рассматривать по-разному. Вот есть страна, и у страны есть нефть. Можно считать, что нефть – общий дар, и должна кормить всех. А можно увидеть справедливость в другом: чтобы доходы с нефти шли только тем, кто её добывает, от президента корпорации до простого буровика. Остальные же – лишние, они в процессе не участвуют, буровикам не нужны. Буровики всё нужно закупят на мировом рынке, а у этих криворуких ничего покупать не хотят.

Так и складывается круг, в котором есть участники и лишенцы, изгои. Участники читали Маркса и между собой достигают консенсуса: простой рабочий зарабатывает тоже неплохо – поскольку он реально нужен капиталисту для его сверхприбылей.

Угнетение с рабочего класса переносится на «лишних людей», на тех, кому в этом круге обмена и потребления просто не предусмотрено никакого места.

Это очень старая ситуация, и она не с нефтью началась. Допустим, есть владелец земли. И есть те, кто на ней работают. Земля родит – продукты делят. Хозяин берёт себе много, но и работников (батраков) не обижает: голодный батрак – не работник станет! И ладно, если этот круг – ВСЕ люди. А если по обочинам сидят тысячи и миллионы безземельных? Которые и своей земли не имеют, и в батраках не нужны никому из нанимателей?

По мере роста производительности оборудования рабочий класс уменьшается, рабочих предприятиям нужно всё меньше. Соответственно, профсоюзные и марксовы проблемы стираются, выветриваются, между работающими возникает социальный мир.

А вот проблема лишенчества встаёт наоборот, всё острее. Угнетение современного мира адресовано не столько к работающим, сколько к безработным. А безработица из временного и стабильного явления превращается в постоянное, наследуемое и всё время растущее социальное гетто…

+++

Процессы геттоизации населения, всё более масштабные и массовые, острее и острее ставят вопрос о ЛИЧНОЙ ДОЛЕ. Человек всё больше понимает, что к чужому процветанию, как бы велико оно не было – он лично не имеет никакого отношения. И что всё великолепие даже самых эффективных систем организации труда – для тебя ничто, если твоё участие там не предусмотрено.

Выход из этого положения только один: наделение человека-гражданина неотторжимыми правами на долю в обработке национальных ресурсов. Это похоже на советскую практику отсутствия безработицы, закреплённую на законодательном уровне.

Кормить тунеядцев, как предлагают сторонники БОД – считаю контрпродуктивным. Право необходимо уравновесить обязанностью, закрепляя за человеком не только долю в обработке ресурсов, но и долю ответственности перед обществом. Не выполняешь обязанности – лишаешься прав, только так будет справедливо.

Никакой альтернативы такому подходу (кроме планетарного Освенцима) я не вижу. Для тех, кто хорошо устроился, это конечно создаст неудобства и вызовет раздражение (к чему тоже следует заранее быть готовыми).

Но цивилизованный человек не может позволить себе, чтобы в его стране механизация и цифровизация труда загнала в гетто безысходности и ненужности большую часть населения…

Даже если ему лично это и было бы экономически удобно…

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 24 мая 2018

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.