Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Май
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

"Достойный заработок" или маразм ожидания

"Достойный заработок" или маразм ожидания Некий чудак спросил у знакомого владельца компании: «почему Вы не платите достойные зарплаты сотрудникам?» Ответ его удивил, о чём он и не преминул поделиться со всеми в сети. К сожалению, сеть заваливают информационным мусором, отчего здравые мысли не могут пробиться через тысячи таких вот «открытий», сделанных детьми младшего школьного возраста. Претендуя на краткость изложения, хочу сказать так: зарплаты не бывают «достойными» или «недостойными». Это нелепое оценочное определение, за которым нет никаких научных критерием. Заплаты всегда бывают «установленными» и «навязанными». И больше никакими.

Руководители фирм по-разному объясняют размеры зарплат сотрудникам. Одни, «совестливые» - ссылаются на то, что «не мы таки, жизнь така». Вот характерный образчик их рассуждений: «…продавцам и в самом деле нет возможности платить большие зарплаты. С приходом федеральных сетей обороты упали, упала покупательская способность населения, а стоимость аренды растет. Многие закрыли магазины, а оставшиеся выживают. Таков рынок».

То есть человек говорит, что не может много платить.

А другой, у которого стыдливости поменьше, скажет, что ему просто невыгодно много платить. Вот тоже образчик:

«Однажды в разговоре в открытую спросил: «Почему Вы не платите достойные зарплаты менеджерам»? Ответ удивил: «Что за высокую, что за низкую зарплату – они работают одинаково». Хоть сам владелец человек и нормальный, не жесткий, даже отзывчивый, но здесь он показал все настоящее лицо капитализма».

+++

Утрачивая связь мышления с объективной реальностью, люди вязнут в бездонной трясине вкусовщины, оценочных суждений, субъективности. Отсюда мусор бесконечных разговоров и писанины про «достойные» и «недостойные» зарплаты, про доброту или злобу работодателя, разговоры о том, недоплачивают ли работягам – или же наоборот, переплачивают лентяям. Дурацкие разговоры о том, «сколько нам нужно для жизни» и «сколько я хотел бы зарабатывать», и т.п.

Но всё это чушь инфантильного субъективизма.

Зарплата бывает установленной: когда она вписана в тарифную сетку, на правах закона, установленной нормы, чётко и недвусмысленно указывающей, сколько обязан работодатель платить за тот или иной вид труда.

Установленная зарплата – не большая и не маленькая, она какая прописана в законе – такая и есть. Все эти «большие» и «маленькие» - рациональном человеку вообще непонятны, и даже раздражают! Большие – относительно чего? Малые – в сравнении с чем?! Это же бред!

Если есть закон – то можно подсчитать отклонение от закона, с точностью до рубля, до буханки хлеба.

А если закона, устанавливающего размеры оплаты труда нет, тогда зарплата является навязанной. Понятно, что она всегда меньше той, какую человек хотел бы получать!

Навязывание зарплаты – есть акт шантажа, использующего рыночную свободу в качестве своего главного оружия. Я нанимаю тебя за сколько хочу – а хочу вот за столько. Почему – не спрашивай, не твоего ума дела! У тебя есть право отказаться. Но оно номинальное, формальное (как и у любой жертвы шантажа). Потому что если ты отказываешься от моих условий – у тебя не будет вообще никаких условий. И ты сдохнешь под забором – как и положено свободному человеку без денег. Рабов и крепостных, вроде как, полагается кормить – но ты не раб, и я тебя кормить не обязан!

+++

Тут всё просто. Если человеку есть куда сбежать – он сбежит. Если некуда (как бывает в 90% случаев) – то ему навяжут условия труда и оплаты в одностороннем порядке. Рассуждать, достойные они или недостойные – просто глупо: они достойнее, чем во Вьетнаме, но менее достойны, чем в Париже, и т.п.

Если человеку есть куда бежать (10% случаев) – то убегая, нужно помнить, что другой работодатель вряд ли сильно лучше и щедрее этого, текущего. Из любого правила бывают исключения, но в общем и целом интересы работодателей идентичны. И если один тебе предлагает труд за миску похлёбки – вряд ли другой предложит сильно больше. Максимум, чтобы «заинтересовать» - две миски похлёбки. Это очень сильный стимул перейти к нему, и при том – не слишком обременительный для работодателя.

+++

Про «железный закон заработной платы» в рыночной экономике говорили, что в ХХ веке он перестал действовать. Но не объясняли – с какой радости он вдруг «отключился». Как выяснилось – врали. Ничего он не отключился. Как действовал, так и продолжает.

Суть «железного закона заработной платы» заключается в том, что оплата труда стремится к физиологическому минимуму. Меньше нельзя, потому что работники помрут. А больше нельзя – потому что повышает себестоимость продукции, проигрываешь в конкуренции, и сам себя обделяешь (ведь предприниматель убеждён, что все деньги платит из своего кармана).

Итак: обгоняя друг друга, как на ралли, предприниматели бегут к уровню физиологического минимума оплаты труда (когда нищим работникам хватает только на то, чтобы не сдохнуть сразу). Кто из работодателей сильно отстаёт – тот вылетает из гонки, как человек с высокой себестоимостью продукции.

Кто хочет подманить работника к себе – делает это рублём, а не тысячерублёвкой. То есть платит чуть-чуть побольше среднего, и сразу же к нему выстраивается очередь. А если нет разницы – зачем платить больше?

+++

Казалось бы, если количество людей резко сократится (например, массовое вымирание) – то работники окажутся в дефиците. И тогда, пользуясь тем, что их мало – могут сами немножко пошантажировать работодателей…

На самом деле это не так, потому что рыночная экономика не имеет плановых заданий по выпуску продукции. Если людей стало меньше, то и продукции выпускают меньше, а значит, рабочих рук тоже нужно меньше.

Например, если на острове живёт тысяча человек, то нужно сто пахарей. А если половина вымерла – то и пахарей нужно уже не сто, а только пятьдесят, и т.п.

Так рыночная экономика регулирует величину выпуска продукта под платежеспособный спрос. Если спрос снижается – эта экономика не станет его искусственно повышать. Она пойдёт более простым путём: снизит предложение.

В конечном итоге это приводит к тому, что наша газета называет «социальным каннибализмом». Уровень жизни человека, клана – зависит не от хозяйствования, не от труда – а от статуса, места в иерархии, подавления, выгрызания, доминирования. Сам по себе труд вообще ничего не стоит – потому что объективные критерии измерения труда сняты.

Что оплачивается хозяевами – то труд, чем бы ты не занимался.

Что не оплачивается – не труд, что бы ты ни делал.

Раз так, то оплачиваемый сон вполне может считаться за «трудовую смену», а работа в каменоломне – «толчеёй воды в ступе».

Зарплата не получаема – её вырывают, выгрызают из жизни в ходе жесточайшей взаимной борьбы за место под Солнцем.

Нельзя получить доход – его можно только вышибить.

+++

Чтобы такого не было – зарплата должна быть не навязанной, а установленной. Она должна быть законом привязана, как определённая (для всех) сумма денег за определённый, ясно обозначенный объём труда. Только в этом случае человек не вышибает, а получает свою зарплату.

Главной базой социального каннибализма в рыночной экономике является неопределённость распределения выручки по итогам продаж.

Если двое вместе делали дело – то чем меньше с выручки пошло одному, тем больше достанется другому. Поэтому работники начинают выживать друг друга.

При установленной оплате им нет смысла это делать. Они не получают больше при сокращении соседа, и не получают меньше, если его не сократили. Это не тот случай, когда коллективу кинули какую-то сумму и сказали: «делите сами». Это совсем другая формула: «делал – получи».

Нельзя изжить социальный каннибализм – не заменив навязанные (договорные контрактные) заработки – установленными (обобщёнными, прописанными в законе).

Если условия найма свободны, то сильные, преследуя свою выгоду – всегда навяжут слабым очень тяжёлые, и постоянно ухудшающиеся условия труда и его оплаты.

Если мы вдвоём решаем, кто кому сколько должен – то на практике это всегда решают дубина и револьвер.

Вот об этом нужно думать взрослым и полноценным людям. А не про всякий бред – кто, где и когда начнёт им платить «достойные» (чего?!) зарплаты. Ибо вопрос о достоинстве всегда можно вывернуть наизнанку: доказать, используя силовое преимущество, что твоё достоинство очень мало, и ты не стоишь даже гроша.

Чем рыночные каннибалы и занимаются упоённо…

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 19 февраля 2021

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Подписка

Поиск по сайту

  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше
  • Геноцид армян: новая глава

    Геноцид армян: новая глава Карабахский конфликт - это одна из глав чёрной книги геноцида армян, которым с XIX века занимаются турки. В их понимании армяне "недобиты", и хотя армяне потеряли большинство своих земель, всё-таки небольшой анклав армян остаётся в турецком море Закавказья. Геноцид армян обрёл второе дыхание в годы "перестройки", в конце 1980-х, когда турки вырезали армян в ряде населённых пунктов, но снова не везде. Военное сопротивление побудило турок прекратить резню.

    Читать дальше
  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения — Томас МАНН