Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Январь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Призёр еврокино: скука, паразитизм, растление

Призёр еврокино: скука, паразитизм, растление Награда за растление малолетних? Да-да, призом молодёжного жюри Каннского кинофестиваля 2001 года была отмечена картина «Клеман» француженки Эмманюэль Берко, заодно исполнившей и основную роль совратительницы 13-летнего мальчика. Трудно было решиться написать отзыв, так как фильм вызвал чересчур сильное отторжение и неприятие, но мысли, возникшие после его просмотра, всё никак не хотели отпускать, заставляя постоянно возвращаться к увиденному на экране. Поэтому, чтобы окончательно избавиться от ненужных размышлений, пришлось облечь свои впечатления в литературную форму и, надеюсь, оставить их раз и навсегда на этой странице, как предостережение для возможных будущих зрителей.

Первое, что хотелось бы сразу отметить, так это явно ошибочное название фильма. О Клемане, кроме того, что он стал очередным любовным партнёром Мэрион (действительно кого следовало бы назвать главной героиней фильма), мы за всё явно затянутое двухчасовое повествование не узнаём практически ничего – ни его чувств, ни его мыслей, ни его переживаний, ни того, как он живёт, как проводит свободное время, чем увлекается, с кем общается – всё это останется где-то за кадром, а описание его первого сексуального опыта с дамочкой средний лет совсем не раскрывает его как личность, как законченный и полноценный персонаж картины.

Фильм, если рассуждать логически, должен был получить название «Мэрион», поскольку в каждом моменте ленты мы имеем счастье лицезреть весьма своеобразный и ну очень уж свободный образ жизни женщины неопределённого возраста и неопределённого рода деятельности, наблюдаем за её бестолковыми метаниями от одного мужика к другому, противоестественным и нездоровым влечением к ребёнку, а в довершение всего вынуждены смотреть за её истеричными попытками оставить подле себя сорвавшегося с крючка Клемана. На протяжении всего сюжета она лишь надоедает своим знакомым и вводит в соблазн вольными отношениями, странными заигрываниями и двусмысленными разговорами несовершеннолетних подростков, порой принимая активное участие в их рискованных похождениях.

Видимо, не имея никаких целей и устремлений, вместо того чтобы обзавестись, как большинство её знакомых стабильными связями, семьёй, детьми и нормальной работой, она предпочитает, следуя современным и явно опасным тенденциям, быть полностью свободной ото всех социальных обязательств, жить лишь сегодняшним днём и наслаждаться всеми мнимыми благами якобы цивилизованного и развитого общества. Поведение Мэрион нелогично и непоследовательно, легкомысленно и даже зловредно, обществу она не может дать ничегошеньки, а своей взбалмошностью и суетой лишь доставляет неудобства всем окружающим.

Ни о какой любви и заявленных больших чувствах здесь и речи идти не может. Клеман, получив «желаемое» с опытной партнёршей, в конце фильма совершенно естественно и безо всяких эмоций разрывает контакт с Мэрион и переключается (теперь уже со знанием дела) на более подходящую для его возраста девочку из школы. А незадачливая Мэрион, поверившая было в реальность и долговременность таких противоречивых отношений, можно не сомневаться, не будет очень уж сильно и долго страдать, а вскоре найдёт себе очередного хахаля и всё вернётся на круги своя. Задуматься и попытаться хоть что-то изменить в своей никудышной жизни она не способна видимо уже патологически.

Данное кино не учит ничему хорошему, оно лишь пропагандирует безответственность и паразитизм, непонятно с какой стати называемыми в Европе свободой выбора и реализацией творческого потенциала человека. А историю мимолётной интрижки подростка и не первой свежести дамы смело можно было бы сократить как минимум вдвое, никто бы от этого ничего не потерял – однообразие и серость происходящего на экране превышает разумные пределы и донельзя утомляет.

Европейский артхаус может быть разным, его можно принимать или не принимать, любить или не любить, но вот таким, как в этом фильме он не должен быть никогда.

Источник

26 июня 2019

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Подписка

Поиск по сайту

  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше
  • Геноцид армян: новая глава

    Геноцид армян: новая глава Карабахский конфликт - это одна из глав чёрной книги геноцида армян, которым с XIX века занимаются турки. В их понимании армяне "недобиты", и хотя армяне потеряли большинство своих земель, всё-таки небольшой анклав армян остаётся в турецком море Закавказья. Геноцид армян обрёл второе дыхание в годы "перестройки", в конце 1980-х, когда турки вырезали армян в ряде населённых пунктов, но снова не везде. Военное сопротивление побудило турок прекратить резню.

    Читать дальше
  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения — Томас МАНН