Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

​МАНЬЯК – ГРЯДУЩИЙ ГЕГЕМОН?!

​МАНЬЯК – ГРЯДУЩИЙ ГЕГЕМОН?! Маньяки – толпами и поодиночке, асимметрично атакуют западное буржуазное потребительское общество. Даже самые яростные апологеты этого общества вынуждены признать, что маньяков всё больше и больше, они роятся и клубятся над Западом, как мухи над навозом. Тенденция очевидна: там, где раньше ловили одного маньяка, нынче ловят сотню, а уже завтра-послезавтра их там будут тысячи! При этом западное общество ничего не знает о причинах «маньякизации», о причинах её роста, не может понять «за что такая напасть» и бормочет только банальные благоглупости. Обама вынужден был в 2015 году признать, что массовые бессмысленные расстрелы людей в школах, кинотеатрах, на улицах – стали для США нормой, и что США – единственная в мире страна, где такие сообщения читаются, как рутина новостной колонки. «Очередной» маньяк убил «очередных» жертв, на этот раз там-то и там-то…

Успокою Барака Хусейновича: реалии Запада таковы, что вскоре США перестанут быть единственной страной рутинного маньячества.

Европа, да и весь капиталистический мир непременно присоединятся к этой «рутине», а головорезы порожденного Западом ИГИЛ – дополнят общую картину МАНЬЯКОВ КАК КЛАССА-ГЕГЕМОНА. Собственно говоря, в оккупированных районах Сирии и Ирака мы уже сегодня можем говорить о ГЕГЕМОНИИ ПСИХОПАТОВ, напугавшей своей «классовой диктатурой» даже породившие их и вскормившие США.

Что же порождает тенденцию постоянного роста маньяков, их удельного веса в составе западного общества?

Прежде всего, то, что бросается в глаза и лежит на поверхности: не может не обернуться ростом психопатов сделанная Западом стратегическая ставка на ИРРАЦИОНАЛЬНОСТЬ экономической и общественной жизни.

Тут вышла роковая сцепка: всякая рациональность немыслима без планирования, планирование – это СССР, СССР – это «империя зла», следовательно, всё рациональное – зло. Этот вывод «неоконов» ещё при Тэтчер и Рейгане толкнул их в объятия хаотичной рыночной иррациональности, когда происходящие процессы и не могут, и не пытаются понимать разумом, ибо нет цели ими управлять, планировать их в будущем.

Люди, которые главное деление общества производят на «лузеров» и «винеров», т.е. постоянно апеллируют к понятиям удачи и неудачи, азартных игр, случайности выигрышей и проигрышей, считают экономические процессы «непостижимыми» и потому «неприкосновенными» - уже по определению ИРРАЦИОНАЛЬНЫ.

Разум (рацио) – неразделим с процессом планирования. То, что не планирует – разумом не является.

Знаменитая и культовая «свобода» в рыночной демократии – всего лишь организация бардака для последующей ловли рыбки в мутной воде. Ворам нужен хаос, чтобы списать на него (война всё спишет!) свои махинации и афёры.

Я не думаю, что мегаворы масштаба Сороса специально стремились создать комфорт психопатам – скорее это вышло у мегаворов в качестве неприятного побочного последствия их бурной воровской деятельности.

Созданный для прикрытия тёмных источников обогащения, культ «Свободы» неожиданно обеспечил маньякам питательный бульон при их формировании, ибо им, как агентуре хаоса, мегаворы дали «зелёный свет».

Правда жизни в том, что общество не может жить без запугивающего террора по отношению к дегенеративным садистам (и всякое общество эту задачу решало, инквизицией или ГУЛАГом – иначе оно гибло).

А общество, в котором мы живем – всех этих толерантных свобод и странных «прав человека» (больше смахивающих на права маньяка) – вместо необходимого запугивающего террора обратило к дегенеративным садистам (быстро умножающимся) поощрительную улыбку.

В итоге «толерантности» и «прав человека» мы боимся отпустить своего ребёнка не только в лес на пикник, но даже и во двор собственного дома, погулять! Кругом маньяки-с...

Постсоветская реальность грубо ставит перед нами подчеркнутую и вопиющую ИРРАЦИОНАЛЬНОСТЬ рыночного общества, капитализма: по сути, в нём ворам приходится защищать ворованное от себе подобных.

Капитализм не может позволить себе роскоши открыто и честно поощрять воровство и мошенничество. Формально он их осуждает и даже вынужден принимать против них меры. Но в то же самое время БЕЗЛИКОСТЬ ВЛАСТИ ДЕНЕГ поощряет воровство и делает его смыслом человеческой жизни при капитализме.

По сути, мерило жизненного успеха в капитализме – кто сколько украл, и насколько больше других. ИРРАЦИОНАЛЬНО, и даже вопиюще-абсурдно сосуществование «протестантской трудовой этики»[1] и олигархов-миллиардеров.

Это противоречие не решаемо в рамках разума, и оно буквально взрывает мозг.

Немыслимо осуждать процесс – и восхвалять плоды процесса.

Нельзя одновременно осуждать и карать воровство, в то же время превознося плоды этого занятия, деньги, роскошь, в качестве главного и единственного смысла жизни. Вы сведете людей с ума. И уже свели многих.

Невозможно совместить культ труда, равенства возможностей и общественной пользы с существованием сверхбогатства, с наличием частных лиц, чьи доходы больше, чем бюджеты многих крупных государств! В этом смысле феодализм был логичнее, когда врал, что герцогам и князьям их сверхбогатства «Бог подарил»… Ложь, но по крайней мере внутри схемы концы с концами сходятся.

А у капитализма – нет.

Отношения капитализма с явлением мошенничества – классическая «любовь-ненависть». То есть «горячий лёд».

Я уж не говорю о мифе демократии, который вообще ИРРАЦИОНАЛЕН до крайности: как можно совместить полное политическое равенство с вопиющим экономическим неравенством? Это же противоестественное сращивание в мифе элементов двух принципиально разных систем…

Единственный результат капитализма – опустошение. Если все берут больше, чем отдали (принцип прибыльности) – то система с неизбежностью истощается. Она отдаёт накопленные (порой веками и даже тысячелетиями) блага – а новым в ней взяться неоткуда!

Стоит ли удивляться умножению сумасшедших маньяков в обществе, которое снизу доверху прогнило сумасшествием, немыслимой безумной противоречивостью, неразрешимостью парадоксальных абсурдов?

***

Но это легко сказать. Это на поверхности. Гораздо важнее понять – откуда взялось это летящее в пустоте, и разваливающееся в полёте общество?

Почему безумный рыночный уклад – связанный с риском для человеческой жизни и дискомфортом – не только не был сменён рациональным планирующим началом, но и наоборот – сам вытеснил спокойное, безопасное, комфортное плановое начало?

На самом деле (скажу страшное) – безумен не капитализм. Безумны мы, как общество, создавшее и наращивающее этот лотерейный хаос разнузданной, кровавой, содомитской оргией…

Однажды шахтеры Донбасса оглянулись вокруг себя (в 2014 году), и увидели, что нет больше ни прав, ни гарантий, ни зарплаты, ни советской страны, в которой они родились, ни будущего, ни перспектив, ни простого статуса человека…

С изумлением и ужасом они спрашивали друг у друга: где мы? Как мы здесь оказались? Какая ещё Украина?! Где наша страна?!

Четверть века пролетела как один день…

Проснувшись, оглядываемся: где мы? Как мы здесь оказались?

Как, в конце концов, отсюда выбраться и попасть домой?!

***

Если мы будем говорить о заре человеческой мысли, о начале мышления людей – то, конечно, коснемся проблемы звериного, зоологического слабоумия. Слабоумие – как бы естественный, стартовый рубеж, на котором человек ничем ещё не отличается от животного. Что это по сути? Это примитивность и ограниченность, низкая интенсивность мыслительного процесса. Мысли коротки, отрывисты, бессвязны, отражают мир вокруг человека очень мало и искаженно. Таково первичное слабоумие, когда человек думать ещё не умел, только пробовал и начинал, и мозг работал с черепашьей скоростью и ослиной тупостью.

Однако выход из состояния первичного слабоумия люди часто представляют себе романтизированно и однозначно: противоположность слабоумия – мудрость, и т.п. Это, к прискорбию, не так. Онтологическая пара для слабоумия не «ум»[3], а «сильноумие» или «многоумие». Вы скажете – какая разница? Большая.

Сильноумие или многоумие – это техническая интенсивность процессов мышления. То есть это очень активный, бурный, быстрый процесс «бегания мыслей» в голове. Об уме или мудрости тут говорить никак ещё нельзя. Техническая интенсивность ничего не говорит о качественной стороне процесса, о его целесообразности, о его отражении в жизни человека и т.п.

Приведу аналогию: если поездка с выключенным мотором невозможна, то включенный мотор, даже на предельных мощностях – вовсе ещё не означает поездку. И тем более – поездку в определённую сторону. Мотор может работать на износ – и при этом «вхолостую». Такой мотор будет даже хуже и опаснее совсем не работающего, ибо тот хотя бы горючее не жрёт и воздух не отравляет, а этот… Ну, вы понимаете!

При выходе из животного, первичного слабоумия к «многоумию» предполагается, что мозг активно включился в работу и много, упорно, долго думает над предметом. Каким предметом – техническая характеристика процесса не обозначает.

Предмет, над которым много, долго, упорно думает мозг может быть:

1.Пустым, вздорным, маловажным

2.Химерическим, фантастическим, вне реальности

3.Преступным и омерзительным

4.Наконец, просто патологическим

Да, процесс «многоумия» или «сильноумия» здорово отличается от зоологического слабоумия, равняющего человека с животными. Однако он может так же сильно отличаться и от мудрости в традиционном понимании этого слова.

Помимо интенсивности работы мозга, мудрость включает в себя важнейшие вещи:

1.Точку отсчета мыслительных процессов

2.Дисциплинарные ограничения для мысли

3.Согласованность личного мышления с общественными ценностями

4.Целеполагание

5.Неизменность приоритетов в процессе мышления

6.Культуру включенности в общественные изыскания

Есть и много других условий, но эти, перечисленные – главные. Без них техническая активность мозга не только бесполезна по сравнению со слабоумием, но и ещё даже вредна.

Таков в научной социопатологии фон для изучения проблемы маньяков, серийных убийц.

У подавляющего большинства маньяков техническая интенсивность работы мозга очень и очень высока, т.е. они много и активно думают. Вопрос – о чём? Некоторые же маньяки (это пытался отразить американский телепроект про доктора-каннибала Лэктора) соотносимы даже с гениальностью по уровню технической активности мозга. Но маньяками быть от этого не перестают…

Достаточно узкий коридор для нормального (не патологического) мышления оставляет за своими гранями огромный простор материала для социопатологов.

Традиционно рассматриваемое как проблема цивилизации слабоумие (тупоумие, конституциональная глупость) дополняется необыкновенно широким спектром мыслительных отклонений, которые – при всём внешнем разнообразии – все ведут к появлению маньяков.

Интеллектуалы XIX века (например, Н.М.Карамзин) много мучились вопросом, не раз ими открыто заданном в трудах: почему европейское «Просвещение», французский «энциклопедизм» закончились не пасторальной аркадией, а чудовищными зверствами французской революции, кровавым кошмаром гильотины?

Ответ на вопрос Карамзина (и других просветителей) – перед Вами. Его даёт научная социопатология. Европейское «Просвещение», энциклопедисты – боролись с первичным слабоумием, надеясь знаниями и развитием мышления победить в человеке зверя.

Однако просветители не понимали, что простая техническая интенсификация работы мозга, накачивание человека мыслительной активностью – может создать монстра. Конечно, слабоумие – это зло, и тут мы никогда не спорили с просветителями. Но есть зло более страшное (оно и производит высокообразованных маньяков на свет) – распад догматического ядра мыслительной системы.

Эта проблема была поставлена уже на заре христианской цивилизации – в самих «Евангелиях»[4].

Суть проблемы – в бесполезности и сугубой вредности развития интенсивности мышления в отрыве от становления НАЧАЛ МЫШЛЕНИЯ, исходной его точки и целеполагания, его согласованности и приоритетов.

Тесная связь мышления, как следствия с верой, как причиной, зависимость мышления от веры (притом, что сама вера далеко не так сильно зависит от знаний и логических выводов) – в христианской цивилизации постоянно подчеркивалась и активно утверждалась.

Если исходом преодоления животного, скотского слабоумия будет рождение изощрённого маньяка – то лучше и не начинать процесс преодоления слабоумия.

Уж лучше остаться с добродушными дураками, чем вырастить из них миллионы одержимых Чикатил. Ибо процесс «оманьячивания» невозможно сдержать т.н. «светской этикой».

Вопрос о морали искусственно запутан, между тем он довольно прост и очевиден ищущему независимому уму. Мораль – это нормы поведения, эталон нравов (нравственность) – т.е. путеводитель для верующего человека с дорожной разметкой. Точно так же законы, юридические нормы – это застывшая, окостеневшая мораль. Ни мораль, ни законы не могут существовать сами по себе (хотя иногда существуют по инерции, долго угасая).

Ведь всякие правила поведения должны иметь МОТИВАЦИЮ, мотивация – это наше представление об истинном, верном и неверном. Только грубое насилие может нас заставить подчинятся нормам, которые мы внутренне считаем неверными, глупыми, суеверными.

Проще говоря – мораль мертва в отрыве от понимания верности морали. Верность же – слово религиозное. Давайте задумаемся над привычным восклицанием – «Верное решение!» - в том смысле, чему именно оно верно. Муж бывает верным жене, патриот – Отечеству, верующий – церкви. В любом случае невозможно быть «просто верным» никому и ничему, это оборванная фраза, утратившая смысл на линии отрыва.

Когда в теории познания мы рассуждаем о «верном» или «неверном», то упускаем из виду апелляцию к некоему предмету верности. Это наследие мутных лет атеизма в теории познания – потому что ясно ведь, что «замыленный» предмет верности познания – религиозный и божественный.

Конечно, и правоверные коммунисты не отрицали (наоборот, горячо утверждали), что не всякое любопытство ими одобряется, а лишь то познание, которое ведёт ко благу человечества.

Но они недопонимали, что понятия «благо» - равно как и «зло» - сугубо религиозные и относятся к области вероисповедания, а никак не познания самого по себе. Что есть благо? Что есть зло? Можно ли считать благом выдуманное мною? Можно ли считать благом выдуманное давно умершим и незнакомым мне человеком (а ведь именно таков автор морали в версии исторического материализма)?

Шопенгауэр полагал, что благо человечества – есть самоубийство. Герцог Филип, муж английской королевы Елизаветы, отец принца Чарльза, публично заявил, что «хотел бы в следующей своей жизни вернуться на Землю смертоносным вирусом, чтобы раз и навсегда избавить ее от лишнего числа едоков». На эту мечту королевский дом Великобритании выделил большие деньги создал через подставные структуры «Обществу защиты дикой природы», провозгласившему девиз «Земля устала от людей»…

Так что есть «благо человечества»? Может быть, раз и навсегда покончить с собой – его благо? Вариантов много. В советской фантастике я читал совершенно сумасшедшие проекты – во имя блага человечества! – изменить биологическую природу человека, «усовершенствовать» его тело новыми членами и органами, «дополнить» мозги разными «транзистрами», превратить в кентавра, уменьшить до размеров муравья и т.п.

Эта советская распущенность мысли «во благо человечества» - невинный детский лепет по сравнению с тем, что заявляет сейчас западная интеллектуальная элита, задумавшая искусственно выводить «служебных людей» - слуг для полноценных, вживить человеку чип в руку и в голову и т.п.

Отрыв мышления от начал разума (каковыми является неприкосновенная вера с её безусловным догматическим ядром) – с неизбежностью порождает ПАТОЛОГИЗАЦИЮ процессов мышления.

Все известные человечеству маньяки – это только первые ласточки летящего на Землю роя безумств и диких чудачеств, производимых оторванным от догм, но при этом интенсивным мышлением.

Растущую трещину между техническими мыслями, идеями, открытиями, сделанными в рамках христианской цивилизации, для реализации её задач – и базовых ценностей этой цивилизации – мы назвали ВКЦ (Великим Кризисом Цивилизации).

Если человек пошел в лес за дровами, собрал этих дров великое множество – но забыл при этом, где его дом, где тот очаг, который он собрался топить этими дровами – то это лишь бледная аналогия разрыва науки христианской цивилизации с её догматическим ядром.

Реставрировать старую народную религиозность? Через это вдохнуть - по новой - жизнь в производные от неё, омертвевшие и ставшие посмешищем старые мораль, законодательную систему, прежние критерии психитарии?

Восстановить из скопища маньяков обратно человеческое общество – таким, каким знает его история цивилизации? На Западе этого уже не получиться: всё слишком далеко зашло.

А вот мы – можем попробовать… Заодно обеспечив себе на будущие века техническое и цивилизационное превосходство, гегемонию на планете…



[1] Описана Вебером.

[2] Описана Вебером.

[3] Его антологическая пара – «безумие».

[4] Первое послание к Коринфянам святого апостола Павла, Глава 13: «1. Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий. 2. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви,- то я ничто». А также:

Мф 16, 26 какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою? Мк. 8, 36: Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? 37 Или какой выкуп даст человек за душу свою? Лк. 9, 25: Ибо что пользы человеку приобрести весь мир, а себя самого погубить или повредить себе?

Алексей КУЗНЕЦОВ, обозреватель "ЭиМ".; 23 октября 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше
  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.