Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Солидарная и конкурентная коммуникации

Солидарная и конкурентная коммуникации Мы говорим о двух фундаментальных структурах человеческого общения. По сути, вся человеческая история отражает стремление усиливать средства коммуникации (общения, передачи знаний) между людьми. С этой целью был создан, и постоянно усложнялся, пополнял словарный и смысловой запас членораздельный язык. С этой целью возникли системы обучения, внутри которых ученики заучивают знания, получаемые от преподавателя. А потом, став сами преподавателями – передают эти знания уже новым поколениям. Этим обеспечивается преемственность информационного накопления в человеческой цивилизации.

Далее, вслед языку и школе, была создана письменность, тоже, по сути, для передачи мыслей из головы в голову. Развитая письменность позволяет людям не только общаться друг с другом на расстоянии (письма и сообщения, в том числе электронные), но и «общаться с мертвыми», напрямую получать знания у предыдущих поколений.

Странный, казалось бы, вопрос: зачем всё это? И ребёнок знает, что преемственность в накоплении знаний многократно, на много порядков усиливает пользу мыслительной деятельности. Никакой отдельно взятый человек или замкнутая группа людей не могут накопить столько полезных для жизни знаний, сколько накопило их человечество, взятое в целом, как нечто единое.

Проблема в том, что польза совместного владения духовным наследием вступает в противоречие с далеко не столь очевидной пользой совместного владения материальными предметами. В самом деле, «чистая» мысль при делении умножается! Чем больше людей разделяют идею – тем больше становится эта идея как количественно, так и качественно. Например, написав книгу, автор стремится к максимальным тиражам, то есть хочет разделить свои мысли с максимально более широким кругом людей.

Но совершенно иначе обстоит дело, если речь идёт, например, о квартире. Если её разделить на множество семей – получится безобразие «коммуналки». Любой материальный предмет при делении уменьшается, а любой духовный – чем больше людей его разделяют – тем большее значение обретает.

Разумеется, нельзя поместить три литра в однолитровом сосуде. Но логика понятий противоположна: большее по размеру определение помещается в меньшем. «Министерство Образования» – два слова, а «Министерство» - одно слово, но короткое слово - более широкое понятие, чем длинное.

+++

То, что мы называем «культурой» в самом широком смысле слова – основано на коммуникации между людьми. Здесь нужно оговориться, что полезное знание включает в себя по определению качества правдивости, применимости и универсальности (т.е. может быть с одинаковой пользой быть применено каждым, а не только одним человеком).

Что же мы скажем о преподавателе того или иного предмета, если он будет нам давать информацию лживую, либо злонамеренно запутанную, либо искусственно усложняемую, и т.п.? Очевидно, что это плохой преподаватель, и он полезному не научит.

Казалось бы, я говорю азбучные, очевидные вещи – но вот вопрос: как применить их к рыночной, конкурентной среде?! Понятно, что полезной можно считать только солидарную коммуникацию, которая в корне отличается от общения со лжецами и злоумышленниками.

Но вот загвоздка: солидарная базируется принципе взаимного ненападения…

При ней люди не боятся друг друга и не собираются друг на друга нападать. Это и определяет тождество того, что говорят и того, что имеют в виду. Они именно потому и обмениваются между собой тем, что считают адекватной информацией – что не видят друг в друге конкурентов. Разумеется, когда люди имеют планы или страх нападения – они не могут общаться искренне и передавать друг другу в процессе коммуникации адекватные сведения.

Разумеется, солидарная коммуникация не исключает добросовестных заблуждений, коммуникационных сбоев (это когда мысль передавал коряво и оттого её неправильно поняли), дидактических промахов и т.п. Но она – если солидарная – по определению лишена сознательной лживости и сознательного недоброжелательства к собеседнику.

В рамках солидарной коммуникации я общаюсь с тем, кого, во-первых, не боюсь, а во-вторых, не собираюсь ни в чём обжулить. Именно тогда и действует самое главное и волшебное правило солидарной коммуникации: мы передаём (по крайней мере, пытаемся) именно то, что имеем в виду, а имеем в виду то, что собираемся передать.

Такая коммуникация возможна либо внутри совместного хозяйствования, либо между автономными в потребительском смысле сторонами общения. Только в одном из этих двух случаев (когда у вас общий неделимый доход или нет возможности перетянуть чужой доход) общение может быть искренним, и потому обмен знаниями – полезным.

Враждебность и хищничество обречены как скрывать полезные знания, так и создавать ложные знания, проталкивая в коммуникацию абсурд, нелепость, разного рода маразм – чтобы максимально подорвать потенциального противника в области формулы «знания – сила».

Знания – действительно сила, и потому никто не заинтересован передавать их врагам. Делится с врагами адекватными знаниями – усиливать врагов, а кому это нужно? Но ведь в рыночной среде с её конкуренцией и неопределённым распределением благ[1] - по сути ведь все всем враги, за редкими исключениями (например, в виде традиционного коммунизма внутри семьи, рода, и т.п.).

Так кто заинтересован в рыночном обществе в адекватной коммуникации, без намеренного введения собеседника в заблуждение, без лжи, клеветы, абсурда, идиотизма, паясничания? Очевидно, только святые и мученики. Они говорят правду, независимо от личной выгоды, и через то терпят мучения (поэтому мученики), а цивилизацией определяются как благодетели человечества (потому святые).

А как быть со всеми остальными? Давайте мы с вами, читатель, проведём практикум, чтобы вы пошагово проследили логику моего изложения предмета.

Допустим, мы с вами на фронте. Идёт война. Против нас действует очень опасный и ненавистный нам враг. Так скажите же мне (чтобы не упрекать меня, что я вам навязываю своё мнение) – какие формы коммуникации уместны при таком раскладе?

Очевидно (согласитесь?) - стремление как можно глубже посадить врага на «дезу», убедить противника в дезинформации. Засыпать его ложными сведениями, которые полезны только нам, а ему, врагу, вредны. При этом мы знаем, что и враг делает по отношению к нам то же самое, а потому очень скептически относимся к любой информации, приходящей от него.

Очевидно (согласитесь?) в наших интересах совершенно естественное и очень понятное стремление скрыть от противника адекватную информацию. Ну, а как же иначе?! В отношении любой полезной информации действует принцип: чем меньше знает враг, тем лучше. Это касается всего, не только оружия! На войне и снабжение – тоже оружие. И обмундирование – тоже оружие. И даже знания о том, как ловчее собирать грибы, ягоды, ловить рыбу – тоже могут помочь врагу в его борьбе с нами, если окажутся в его распоряжении. А потому враг не должен знать, где грибные места, а где рыбные. Лучше пусть он считает, что грибные места – там, где на самом деле нет грибов, а рыбные – там, где меньше всего, на самом деле, ловится рыба. А лучшая экономика – пусть так думает враг – рыночная, разрегулированная, неуправляемая, потому что… Ну, не будем уходить в сторону!

Любая форма обмана или поддержания невежества у врага, любая форма его дикости и мракобесия – залог нашей победы, согласитесь? Потому что принцип конкуренции универсален: чем хуже конкуренту, тем лучше тебе. Покупатель, попавший в безвыходную ситуацию, много заплатит продавцу. И продавцу выгодны безвыходные ситуации у покупателя. И наоборот: беда у продавца – выгодна покупателю. Чем острее бедствие – тем больше скидок может выдавить покупатель.

То же самое и на рынке труда. Хуже рабочим – лучше и удобнее работодателю. Но и наоборот: в истории бывали случаи, когда не работодатель выкручивал руки рабочим, а рабочие, в силу каких-то обстоятельств момента, выкручивали руки работодателю. И – в таком случае – глумились над ним, как хотели (почитайте, например, историю шахтерских бунтов в позднем СССР).

Из этой ситуации всеобщей враждебности – только один выход: переход от неопределённого распределения благ к определённому, установленному нормами закона. Если заранее и на уровне закона цены и обязанности закреплены, то я не смогу воспользоваться вашей бедой, а вы моей. Во всяком ином случае (при любой форме неопределённого заранее распределения благ) – только чужая беда открывает путь к личному счастью.

Враги не обязательно дерутся молча. Они могут сколь угодно интенсивно общаться. Но давайте задумаемся о качестве такой коммуникации, если она протекает между врагами!

Думаю (согласитесь?) качество получаемых сведений с обеих сторон будет очень и очень низким. То есть та солидарность и преемственность сбора и передачи знаний, которые так необходимы культуре и цивилизации – в условиях конкурентной коммуникации невозможны. Коммуникация между конкурентами – это сложная многогранная система попыток друг друга обмануть и пустить по ложному пути. И убедить в «пользе» вредного. И убедить во «вреде» полезного. Здесь нужно говорить о «химерогонии» - т.е. не просто невежестве в его первородной чистоте, а сложной антинауке, которая все научные методы использует для насаждения ложных знаний или формирование незнания.

Ну, сами посудите: если враг узнает о наших слабостях – это плохо. Если враг узнает, чем мы сильны – он может это повторить у себя, и это тоже плохо. А вот если враг поверит информации искажённой, неверной, совершенно неадекватной – это наилучший вариант для его противников.

Перед нами – пока мы конкурируем – стоит целый ряд опасностей в общении.

Такие, как:

- Опасность выдать «военную тайну».

- Опасность выдать свои преимущества или, наоборот, показать своё слабое место.

- Опасность усилить врага полезными сведениями

- Опасность разоблачить его заблуждения, полезные нам тем, что они ему вредны, и т.п.

+++

Каков же вывод в рамках научной социопатологии? Конкурентная коммуникация обречена на коммуникационный тупик. Находясь в обществе взаимной вражды и взаимного мародёрства, человек, вместо того, чтобы служить познанию – служит (зачастую поневоле) его разрушению. Вместо того, чтобы обмениваться полезными советами – люди активно обмениваются вредными советами, и они хорошо (финансами) мотивированы делать именно это.

Например, заполучив в свои руки Украину, Запад делает всё, чтобы увести её как можно дальше от своего уровня, но врёт, что приближает к себе. Так куропатка, изобразив перебитое крыло, отманивает лису от своего гнезда, а отманив – взлетает в небо, оставив обескураженную лису ни с чем.

Но дело же не в какой-то отдельной Украине или Молдове, дело в том, что выгода чужих бедствий – основной и базовый закон рыночной конкуренции!

Работодатель не заинтересован в адекватном мышлении своих рабочих, власть – своих подданных, учителя – у своих учеников, эксперты – у тех, кто обратился к ним за экспертизой, и т.п.

Промышленный шпионаж основан ведь не только на стремлении добыть чужие тайны, но и на стремлении сберечь свои тайны от чужих, с чего, собственно, всё и начинается. А скажите – какое адекватное знание может быть бесполезным при монопольном обладании им?! Никакое! Если вы один среди многих умеете читать или писать, если вы один среди многих разбираетесь в ходе небесных светил, если вы один среди многих владеете производством электроники, если вы один… Ну, понятно! Нет такого вида знаний, который не было бы выгодно засекретить при первой же возможности не делиться им с другими.

Такого рода деятельность, по определению (это не ругательства!) – бездуховна и антинаучна. Разумеется, ложь и укрывательство полезной информации, наполнение пространства токсинами дезинформации и абсурда самым трагическим образом сказываются как на духовной стороне жизни человека, так и на сфере науки.

Если учёные, вместо того, чтобы солидарно искать ответы на вопросы познания, заняты только тем, чтобы друг друга обмануть… И выдать фуфло за истину, а истину припрятать «под прилавок», «только для своих» - общество будет погружаться во тьму невежества и безумия.

Чего оно и делает на наших глазах.

Но всякий ущерб, который нанесён в духовно-интеллектуальной сфере – оборачивается прибылью в материальной сфере. Если ты никому не выдал грибных мест, всех обманул и послал не в ту сторону – то все грибы будут твои. А если нет – то не все. И т.п.

+++

Повторяю: конкурентная коммуникация обречена на коммуникационный тупик. И образовательный, и познавательный, и духовный, и, разумеется (в первую очередь) нравственный. Как невозможно разделить обобщение идей и обобществление имущества, так невозможно и обратное: разделить приватизацию материальных благ (методами «захватного права») и приватизацию адекватных знаний о мире.

Если люди знают всё то же самое, что и ты (принцип единства науки) – то они и жить будут, как ты. А не дашь им жить наравне с тобой – так потребуют. Если у вас одинаковое мышление – почему и откуда у вас возникнут разные уровни жизни?!

Нельзя приватизировать материальные ценности, не приватизировав при этом психическую вменяемость, не занимаясь распространением абсурда и химер. А насаждая психическую вменяемость (единые стандарты мышления у себя и у других) – мы автоматически уравниваем других с собой. Нет тайнознания – нет и преимущества, привилегий!

Я не думаю, что современный капитализм сознательно решил сделать весь мир безумным, погрузить человечество во тьму маразма, слабоумия и массовых психических расстройств. Я не думаю, что превращая страну за страной в сумасшедшие дома – капитализм видит это своей целью. Скорее это – побочное, но увы, неизбежное следствие набивания карманов частными собственниками…

Не то, чтобы этого эффекта кто-то желал, просто по-другому не получается. Дай человеку знания не ниже своих – и ты получишь его претензию жить не ниже твоего.

А потому многообразные средства передачи мыслей от человека к человеку, с такой любовью созданные и пестуемые цивилизацией, в условиях «свободного рынка» начинают равняться собственному отсутствию. Бесконечные, одуряющие в прямом смысле, невообразимые потоки бесполезной или напрямую-вредной для психики информации оглушают человека, мешают ему получать информацию в исходном, полезном смысле слова.

Это и есть тот коммуникационный тупик, который обеспечен в конце любой из форм конкурентной коммуникации. Кто начал с конкуренции, как высшей ценности экономики – тот закончит в пещерах.

И это нужно помнить – потому что от этого никуда не уйти!

----------------------------------------------------------------

[1] Это когда блага распределяются не по закону, не по заранее принятой норме раздачи, а в борьбе, кто сколько сможет урвать. При такой системе раздачи благ заранее неизвестно, сколько получишь: много, если противники слабые, или совсем ничего – если они сильные.

Александр Леонидов; 8 октября 2021

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Подписка

Поиск по сайту

  • Литературные новинки - "старинки": "Певчий Кенарь"

    Литературные новинки - "старинки": "Певчий Кенарь" А вот вам экзотики, дорогой читатель! Наверняка знакомый вам разносторонний автор А. Леонидов (Филиппов) опубликовал в столице свою повесть "Певчий Кенарь". Повесть 1990-го года, она как бы от начала этого автора, на любителя: посмотреть, чем он начинал и с чего начинался как автор и публицист. "Мне кажется, что повесть не так проста" - пишет один из комментаторов - "как кажется на первый взгляд - с её линейным, бытовым почти лишённым приключений сюжетом. Существует символический план, который всё больше приоткрывается ближе к концу: порезать вены на гулянке, о банкетный стакан - согласитесь, совсем не то же самое, что в ванной...

    Читать дальше
  • Литературные новинки: "Числа" А. Леонидова

    Литературные новинки: "Числа" А. Леонидова Тому, кто уже знаком с творчеством нашего автора, будет небезынтересно прочитать его новое произведение - драматичное по сюжету, и философское по сути. Жанр его автор определил как "сентиментальный вестерн". Недавно книга выпущена в издательстве "День Литературы" в Москве. В книге мы встречаем прежнего Леонидова - человека, обеспокоенного судьбой цивилизации и человеческого Разума, но, вместе с тем, представляется, что автор "растёт", он говорит всё более ёмко и весомо, сочетает прошлые творческие успехи с совершенно новыми направлениями. "Вестернов" Леонидов доселе не писал, а суть эксперимента - посмотреть на русскую трагедию XXI века с неожиданной стороны, издалека, сопоставляя с заокеанскими реалиями. Книга получилась сложной, "просветительской", но, на наш взгляд - интересной для широкого круга читателей. Думающий человек не может не задаваться теми вопросами, которые, в меру своих сил, наш постоянный автор решает в своих "Числах"...

    Читать дальше
  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения — Томас МАНН