Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Декабрь
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

"ГОЛЛАНДСКАЯ БОЛЕЗНЬ"(1) ПЕЧАТНИКОВ ДОЛЛАРА

"ГОЛЛАНДСКАЯ БОЛЕЗНЬ"(1) ПЕЧАТНИКОВ ДОЛЛАРА Указы президента США Дональда Трампа о введении пошлин направлены на уменьшение огромного торгового дефицита Америки с основными экономическими партнёрами, прежде всего с Китаем. Сегодня большинство экспертов единодушно: реализация предусмотренных этими документами мер и ответная реакция КНР грозят ввергнуть всю мировую экономику в пучину торговой войны. Опасения полностью обоснованны: ведь речь идёт об угрозе разрастания конфликта между двумя крупнейшими экономиками и торговыми силами мира. В то же время сама по себе реакция эксцентричного американского президента в данном конкретном случае имеет вполне объективную экономическую основу: величина торгового дефицита США по итогам 2017 года составила астрономическую величину в 811 миллиардов долларов. Как говорится, впору что-то делать — неясно только, что именно.

Вопрос: могут ли хотя бы в принципе — даже при самом благоприятном развитии событий, что само по себе маловероятно — дополнительные пошлины помочь решению проблем, из-за которых этот дефицит и возникает?

То, что Соединённые Штаты — крупнейшая экономика мира, — давно уже сталкиваются с проблемами превышения импорта над экспортом, хорошо известно. Вот только причины этого в разное время были разными. Так ещё менее 10 лет назад почти половина торгового дефицита США приходилась на импорт нефти. Помимо огромных размеров экономики, американцы привыкли ещё и суперкомфортно жить в быту — а это само по себе означает потребление колоссальных объёмов нефтепродуктов. Однако с тех пор разработка сланцевых месторождений позволила Штатам только за период 2011-2015 годов увеличить объём собственной нефтедобычи почти на 80 процентов. В итоге США даже отменили 40-летнее эмбарго на экспорт нефти и стали вывозить её на мировой рынок.

Однако торговый дефицит за всё это время только увеличивался. Значит, дело вовсе не в нефти или каком-нибудь ещё сырье. Как же экономика №1 дошла до жизни такой, что вынуждена в больших количествах закупать не только металлоизделия, одежду и обувь, но и продукцию машиностроения?

Как возникает дефицит

В основе дефицита торгового баланса любой страны — более высокие, чем в других государствах, затраты на производство товаров и услуг, то есть их себестоимость. Если она выше, чем у конкурентов, то по законам рыночной экономики потребитель предпочтёт импортный товар. Но как же получилось, что в высокоразвитой Америке с её передовыми технологиями и организацией производства себестоимость товаров и услуг настолько высока, что делает её товары, по сути, неконкурентоспособными?

Напомним, что себестоимость складывается из цены сырья, материалов и — важнейший момент — зарплаты работников. В современных развитых странах, с их высоким жизненным уровнем и социальными стандартами, именно на последний компонент приходится основная величина всей себестоимости. В развивающихся странах, многие из которых ещё относительно недавно были колониями и полуколониями, ситуация принципиально иная: общий низкий жизненный уровень населения включает в себя и низкую стоимость рабочей силы. И в странах Восточной и Юго-Восточной Азии, где в последние десятилетия произошёл бурный промышленный рост (в том числе за счёт переноса производств из западных государств, включая США), зарплата работников не сопоставима с зарплатами на Западе. Кстати, и в высокоразвитой Японии особенности тамошнего капитализма, при котором рабочие и инженеры трудятся на хозяина отчасти «за идею», позволяли десятилетиями, вплоть до самого последнего времени, значительно экономить на стоимости рабочей силы.

Рядом с азиатскими «тиграми» можно поставить и Мексику, где зарплатная составляющая себестоимости товаров так же значительно отличается от заработков северных соседей. В результате в торговле со всеми этими странами у Соединённых Штатов все последние десятилетия формировался устойчивый дефицит. По итогам 2017 года с Японией, например, он составил 72 миллиарда долларов, а с Мексикой — целых 74 миллиарда долларов.

У страха глаза велики

Но, конечно, главным торговым конкурентом США является Китай — экономика №2 современного мира. Сочетание более низкой — по сравнению с американской — средней зарплаты с возможностями социалистической рыночной экономики дают КНР огромные преимущества в торговле со Штатами. Перед подписанием своего меморандума против «китайской экономической агрессии» президент Трамп во всеуслышание заявил, что «торговый дефицит США с Китаем, по разным оценкам, составляет от 375 миллиардов до 504 миллиардов долларов».

Консервативная система оплаты труда, лишь внешне поражающая размерами выплат, на самом деле постоянно производит удорожание американской продукции.

Но откуда же президент США взял гигантскую цифру в 504 миллиарда долларов? Ведь тогда получалось бы, что на один Китай приходится более 62 процентов торгового дефицита Соединённых Штатов. Воистину, у страха глаза велики. Однако любая из приведённых цифр отражает рост экономической мощи Китайской Народной Республики в современном мире, и рассчитывать справиться с ней с помощью примитивных пошлин — просто несерьёзно.

Кондовый индивидуализм

Следующим после Китая экономическим партнёром США, который занимает второе место по объёму торгового дефицита, является Евросоюз (свыше 160 миллиардов долларов по итогам 2017 года). И именно пример высокоразвитых стран ЕС, в которых уровень зарплат в целом мало уступает американскому, и позволяет нам вскрыть одну из глубинных проблем экономики США, влияющих на величину дефицита.

В США, традиционно исповедующих либерально-консервативный принцип индивидуализма и опоры исключительно на собственные силы, в величину зарплаты изначально закладывается объём социальных выплат, а дальше, как считается, работник пусть сам определяет, на что и как он потратит полученные денежки. Но до этого вся брутто-зарплата включается в себестоимость производимого товара, тем самым «утяжеляя» её. В странах же Евросоюза, где уже десятилетиями утвердился принцип «социального государства», огромная часть льгот предоставляется по различным каналам распределения, минуя зарплату. Таким образом, все эти выплаты не включаются и в себестоимость конкретного товара.

Получается, что и в торговле с большинством европейских стран (если только речь не идёт об уникальной высокотехнологичной продукции, в производстве которой Соединённые Штаты являются монополистами) США оказываются с дефицитом. Консервативная система оплаты труда, лишь внешне поражающая размерами выплат, на самом деле постоянно производит удорожание американской продукции. Именно в ней, а не в попытках ввести дополнительные пошлины, находится ключ к решению проблемы американского дефицита.

Олег Черковец
Доктор экономических наук

-------------------------------------------------------------------------------------

(1) «Голландская болезнь» (эффект Гронингена) — негативный эффект, оказываемый влиянием укрепления реального курса национальной валюты на экономическое развитие в результате бума в отдельном секторе экономики. Для США - это бум в печатании собственно денег: курс доллара растёт одновременно с его эмиссией, вопреки законам экономики, что делает бессмысленным любое иное производство: зачем зарабатывать доллары тем, кто их может просто и бесконтрольно напечатать?

20 апреля 2018

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..