Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

​СОЦИОПАТОЛОГИЯ И АНТИСЕМИТИЗМ

​СОЦИОПАТОЛОГИЯ И АНТИСЕМИТИЗМ Многовековая история антисемитизма в Европе и России наталкивает на очевидные выводы: сожительство с евреями приводило к каким-то катастрофам. Жители Европы видели причину этих катастроф в евреях, и многократно ополчались их истреблять. Механизма катастрофы жители Европы так и не поняли. Не поняли его и евреи – что доказывается многократным повторением ситуации. Черносотенная мысль приравнивала к евреям некоторые слои населения: например «жиды и студенты», «жиды и прочие инородцы». В Малайзии же, например, роль «жидов» заняли «хани» - китайская диаспора. Это были, так сказать, эмпирические наблюдения очевидцев по итогам катастроф. Только научная социопатология в состоянии разобраться с анатомией антисемитизма, и покончить с ним, как с идеологией расистской ненависти и биологической неприязни.

Так что же связано с евреями (или китайцами) такого, коренным населением воспринимаемого как катастрофа?

Безусловно, это не расовые, не биологические особенности организма, характера, менталитета, которые пытались найти нацисты всех мастей. Это и не какая-то особая нарочитая злокозненность, не природная склонность к вредительству. Вы скажете – евреи любят деньги – а кто деньги не любит?

Вовсе не в этом дело, и даже не в особенностях заработка (далеко не всегда у еврейских общин безупречного). Опасность, исходящая от евреев, не была понята ни антисемитами, ни самими евреями. Её глупо отрицать – как и сводить к биологическим особенностям еврейства.

Дело в том, что порой совершенно не отдавая себе в том отчета, евреи выступают в роли «свободных радикалов», смертельных для общества. Своим интеллектуальным вторжением в диалог между местными жителями они порождают (сами они могут это понимать – а могут вполне искренне не понимать) – мутации культурного кода и народного духа, приводящие к социальным катастрофам. Тут они выступают не как источник, а как разносчики (порой совершенно невольные) социопатологий.

Чтобы понять эту величайшую тайну Европы, нужно понимать строение социальной психики общества. А оно у разных обществ – в "анатомической" основе, одинаково.

Дело в том, что все системы общества подгоняются под базовую догматику. Таков закон научной социопсихики – все функционалы функционируют только если базовая догматика не нарушена. Допустим, общество поклоняется богу N.

В связи с этим системы образования, здравоохранения, правосудия, обороны, соцкультбыта, производственные цепочки и т.п. – неразрывно связаны с культом N.

И если с этим верховным для психологии масс культом что-то случится – начнется последовательное обрушение всех социальных связей, связанное с их демотивацией.

Врачи перестанут лечить, учителя-учить, ученики – учится, полицейские – ловить преступников, солдаты – воевать, ученые – исследовать и т.п.

Почему так происходит? Ответ на это лежит в «законе мотивации». Всякое сознательное действие должно быть чем-то мотивировано.

Но первичная мотивация восходит к недоказуемой догме, лежащей в основе всех систем мотивации. С неизбежностью в социопсихике (в психологии масс) есть Нечто – чем обосновывают всё, и которое само не может быть ничем обосновано. Именно потому и не может быть обосновано ничем – что само основание для всего!

Любой психический процесс должен иметь первопричину или перводвигатель: они создают цепочку причин и следствий в мотивации и действиях человека.

Всё, что я (или вы) делаю – это же не просто конвульсии мышц. У каждого нашего решения есть причина – иначе мы не смогли бы принять решение.

У той причины есть своя, ещё более важная причина и т.п. Но – поскольку психика не бесконечна – всякая цепочка причин должна быть на что-то замкнута, иметь ПЕРВОИСТОЧНИК мотиваций.

Это и есть базовая догматика – недоказуемая и неприкосновенная, которую В ПРИНЦИПЕ НЕЛЬЗЯ ОБСУЖАДАТЬ – ЧТОБЫ НЕ РАЗРУШИТЬ ВСЁ И ВСЯ В ОБЩЕСТВЕ.

Осмеять или отвергнуть базовую догматику – всё равно, что обесточить электроприбор: все его функционалы прекратят функционировать (с учетом инерции – не все сразу, но в итоге – все без исключения).

Цивилизация сама по себе – это набор условностей, вырастающий на звериной, зоологической основе инстинктов (раз они инстинкты – они не нуждаются в причине и смысле своего проявления). Люди жили веками – и договорились чтить это, ненавидеть то, уважать пятое, высмеивать десятое и т.п.

Всё это сооружение условностей построено на базовой догматике – т.е. основе, которую в принципе нельзя доказать (как нельзя доказать аксиому в основе теорем), которую смертельно опасно доказывать, и любое критическое обсуждение которой может привести к высвобождению зверя в человеке, к полному краху всех систем и функционалов цивилизованного общества.

Мы говорим про общество вообще – про некое абстрактное общество с культом "N".

Если внутрь этого общества попадает некий «свободный радикал» - прекрасно адаптированный к данному обществу, но не разделяющий его базовых догм – начинает сопоставимый с радиоактивным облучением процесс. Очень сходная динамика в этом смысле – когда евреи действуют в России или китайцы – в Малайзии[1].

Оказавшись среди рыб, сухопутное существо искренне думает, что осчастливит рыб, вытолкнув их на сушу: а когда первые «спасенные» таким образом в жутких корчах умирают – сухопутное существо начинает рассуждать о мракобесии духа этих «спасённых», об их неспособности жить в «цивилизованном обществе» и приходит к конечному выводу: рыбы-уроды, и вообще жить недостойны.

Под воздействием критики и язвительных замечаний чужака люди начинают сомневаться в том, в чем нельзя сомневаться.

Чужак порой критикует на со зла, он вовсе не обязательно жаждет приблизить кровавую катастрофу. Ему, вполне возможно, просто кажется дикой нелепостью непривычная для него система ритуалов, поклонений, культовых текстов и т.п.

И об этом он открыто говорит – мол, сомневаюсь, не бред ли то, во что вы верите? Вот вы говорите, что Луна из чугуна – а как же она тогда свет отражает? Чугун же не отражает света – значит, Луна не из чугуна…

Для чужака доказательство того, что Луна сделана из чугуна – просто игра ума и сообразительности. В системе ценностей чужака состав Луны играет ничтожное значение, и для него (и его сообщества) ничего не изменится, если доказать, что Луна не из чугуна.

Но для общества, в котором все функционалы выстроены на догмате чугунной Луны – неожиданное остроумное доказательство «свежей головы» может стать стартовым сигналом для спуска апокалипсиса.

Чужаку трудно поверить, что из-за не-чугунности Луны могут прекратить лечить в больницах, учить в школах, что из-за такой дряни может рассыпаться армия, утратят авторитет законы, все дороги наполнятся разбойниками…

Но это только лишь потому, что чужак – чужд местной культуре, и единственное его общее место с местными – зоологическая животная основа. Чужак понимает местных, когда они хотят кушать, испражнятся, хотят самку или самца, когда они плачут от боли или хохочут от щекотки. Но не более того!

Роковую роль «Чугунной Луны» в данном обществе чужак не может постичь – как бы тщательно не изучал местную культуру. Ему никто не скажет об этой роли в открытую (т.е. вербально).

Сказать о первопричине психических процессов – значит, уже усомниться в ней, а она должна быть несомненной. А несомненно в полной мере только чувственное безмолвие, то, о чем человек молчит, то, что для него совершенно очевидно без слов – и потому от чужака закрыто.

Мы говорим о «психическом фоне» разговоров общества, сравнимом с ультразвуком. Подобно ультразвуку, ухо не слышит психофон – но воспринимает его, подобно ультразвуку психофон воздействует на слух, но не различается им, как звук.

Другая аналогия психофона: воздух, атмосфера. Они постоянно воздействуют на организм, но их не видно. Открыв коробочку, в которой только воздух – человек привычно скажет, что в коробочке «ничего нет».

А ведь в коробочке (в любой, т.н. «пустой») – содержится воздух! Но мы не только не видим его, мы отказываемся признавать его реальность (комната, в которой ничего кроме воздуха – «пустая»). Но в то же время мы не можем без воздуха существовать.

Крайности смыкаются: предельно актуальное бытие очень похоже на полное небытие, быть в высшем смысле – выглядит почти так же, как полное отсутствие.

Если говорить симптоматически, то психофон (психологический фон) – это такая норма по умолчанию, нарушение которой вызывает рвотное омерзение. Заповедь (например – «не убий!») – выразима словами. Но это только фраза. Переход её сперва в условный, а потом отчасти уже и в безусловный рефлекс организма – это формирование психофона, бессловесного и беззащитного в своей бессловестности против вербальной атаки.

Есть некие безусловно, абсолютно омерзительные для общества вещи. Напротив – есть вещи абсолютно желанные, безусловно чаемые. Для мотивации человека они и являются отправной точкой: все, что делается человеком – делается, в конечном счете, для достижения абсолютно желанного и/или избегания абсолютно омерзительного.

В итоге формируется сложнейшая система функционалов самого разного предназначения. Объединяет эти функционалы только одно: с отключением базовой первопрочины они тоже все отключатся и либо прекратят функционировать, либо в корне изменят свои функции.

***

Очень важно отметить такое явление, как опосредованность мотивации поступка, которое вытекает из нашей схемы понимания социопсихики. Здесь нельзя руководствоваться примитивной схемой «причина-следствие», потому что у причины есть своя причина, у той своя – и так вплоть до первопричины.

Из-за этой длинной цепочки причин и следствий источником преступления может стать совершенно невероятная вещь, про которую никогда не подумаешь, что она могла бы спровоцировать человека на убийство, разбой и т.п.

Пословица - «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся» или стихотворение «Всё потому, что в кузне не было гвоздя» - об этом. Но никакого хаоса причинности – на который намекает теория «эффекта бабочки» - нет. Вовсе не следует из наших схем, что любая вещь может через цепочку причинно-следственных связей стать причиной любого поступка.

Речь идёт не о хаосе сочленений причин и следствий, а о железной закономерности линейки: от первопричины (бог N или культ N) – до конкретного действия конкретного человека.

Человек функционирует предсказуемо, если базовая догматика не нарушена. И, наоборот, человек ведет себя, как социопат, если повреждена его базовая аксиоматика, впитанная им с детства.

Из этого вырастает величайшая опасность чужака, который глух к этой базовой аксиоматике(догматике) общественного психофона, но при этом вполне овладел всеми вербальными и изобразительными средствами данной культуры, залез, так сказать, вовнутрь культуры – будучи при этом чужеродным вкраплением.

Еврей может изучить русский язык лучше русских людей, он может знать русскую культуру лучше коренных русаков, он может вполне принять и все вербальные заповеди, например, Православия – или русского коммунизма-космизма. После этого еврей вполне искренне будет считать себя своим, а общество воспринимать, как своё.

Но если его базовая поведенческая аксиоматика – иная, инородная (а словами её не выразить) – даже самое тщательное выполнение формальных требований культуры и заповедей превратится в злую пародию на них. «Я не нарушил никакого вашего закона» - скажет чужак.

Но «за-кон» - то, что находится за «Коном»[2], а Кон можно нарушить, не нарушая законов.

Об этом писал апостол Павел – «Правда без милости мучительство есть». Можно так исполнить букву закона, что совершенно извратишь его дух, а понять дух словами нельзя, его чувствовать нужно, родиться в нём, жить в нём.

Или – находясь в стороне – настолько уважать его «странности» (его право иметь свои «странности») – чтобы не высмеивать их, не критиковать, не осуждать и не опровергать «чугунный состав Луны» - понимая, что общественное спокойствие важнее состава какой-то там Луны, из чего бы она ни была сделана.

Да, скажет уважительный чужак – у этих местных есть много необъяснимых странностей. Мне они кажутся нелепыми; но, как умный человек – я же понимаю, что и у меня не счесть в поведении нелепого для них!

Важнее всего понимать, что на определенных недоказуемых догмах выстроена в обществе вся система мотиваций, крах которой приведет к непредсказуемым (но предсказуемо-катастрофическим) последствиям.

Это легко понять чужаку внешнему, который «приехал и уехал», не вникая в детали местного быта. Но это порой непосильная задача для чужака внутреннего, который сам себя чужаком давно не считает, который делит с обществом все его беды и радости – а психофона, тем не менее, не чувствует (и чаще всего не знает о существовании какого-то психофона, психической гравитации, удерживающей поведение людей относительно друг друга).

Такой внутренний чужак – очень отзывчив на идеи т.н. «свободомыслия» - ибо он не скован обаянием местной традиции и всегда видел в ней лишь обременительный маразм. Он первым (как еврей и студент в царской России) становится носителем этого «свободомыслия», чреватого социальной катастрофой, но опосредованно, через причинно-следственные цепи. Ведь само по себе «свободомыслие» отнюдь не пропагандирует насилия, хаоса, разбоя. Напротив, поверхностному взгляду оно кажется высокоморальным и пронизанным нравственным ригоризмом, оно отнюдь не обещает закончиться теми гильотинами и трупными рвами, которыми всегда в итоге заканчивается. «Свободомыслие» свободных радикалов, прошивающих органику общества, как радиация – живые клетки – не только других обманывает своей кажущейся безобидностью, но и само очень часто заблуждается на этот счет.

***

В нашем условном примере про веру в «Луну из чугуна» - человек, убедительно опровергший «предрассудки» насчет лунного состава – вовсе не обязательно должен быть кровожадным злодеем.

Напротив, охотно верю, что этот интеллектуал – если ему на машине времени показать все жертвы и разрушения его остроумия – пришел бы в ужас и содрогнулся от отвращения.

Потому что – «благими намерениями выстлана дорога в ад», это сказано в первую очередь о блудомыслии, одевающемся в парчу и ризы «свободомыслия».

Какая связь между чугуном Луны – и тем, что миллионы людей не убивают и не пожирают друг друга? – возмутится свободный просветитель. Я не велел им убивать друг друга; Я всего лишь доказал, что Луна из камня…

Этого, может статься, будет довольно для кровавой резни. Люди сами сообразят (через причинно-следственные связи в механизме мотивации действий) – что нужно друг друга резать. Если их тысячу лет воспитывали в убеждении, что «Луна чугунная – резать людей нельзя», при всей внешней нелепости этой связки - для её носителей отказ от чугунности Луны станет разрешением и повелением осуществить резню небывалых масштабов.

Роковое значение евреев в европейской истории (и китайцев в малазийской) – роковым образом связано с их роковыми способностями взглянуть на реальность под неожиданным углом, с неожиданным новым ракурсом.

Не связанные узами тысячелетних традиций, чужаки могут задать неудобные вопросы – на которые напрашиваются ужасные для местных, но логически-неотвратимые ответы…

Следующий этап: местных социально-растлевают эти ужасные ответы на неожиданные вопросы. Следующий этап: происходит социальная катастрофа. Люди ищут виновников этой катастрофы – и находят их в сеявших «свободомыслие» чужаках: «Это из-за их книжек Ванька Петьку убил! Так бы жили оба, и горя не знали, а из-за этих блудомыслов…» и т.п.

***

Несовместимая с жизнью духовная мутация социопсихики (социопатология того или иного вида) происходит в ситуации, когда в один культурный код попадают случайные звенья другого культурного кода.

Целостный культурный код – как духовное ДНК общества, цивилизации того или иного типа – гарантирован от социопатологии своей многовековой историей выживания. Раз он несколько веков был – и общество не вымерло – значит, он содержит в себе жизнеутверждение. Иначе он бы исчез вместе со своими носителями.

Когда в результате духовной мутации звенья культурных кодов спутываются – возникает отнюдь не гарантированное от вымирания и самоистребления социопсихическое состояние.

Иногда мутации духа бывают удачными и плодотворными, рождают (в случае редкого везения) – на порядок более совершенные гибриды культуры, чем исходные комплексы.

Но, конечно, чаще всего «кровосмешение духовных культур» рождает монстра, бесплодное и жестокое чудище, нежить. Таким чудовищем стал вудуизм – смешение культурного кода негритянских туземных верований с христианскими и иудаистскими элементами[3].

Таким чудовищем был троцкизм – зловещий гибрид сионизма и русского мужицкого представления о правде. Таким чудовищем стала и «перестройка» с ельцинизмом – в которой евреи тоже приняли самое деятельное участие.

Евреи оказываются в авангарде всякого модернизма по той очевидной причине, что они – чужаки местной традиции, не укоренённые в местных табу и «предрассудках», к сожалению, очень неразрывно связанных с выживанием и историческим бытием народа.

Евреи имеют очень острый нюх на всякий абсурд в сложившейся системе, что и неудивительно: система складывалась без них, а посторонний скорее разглядит недостатки ребёнка, нежели его родители.

Как и всюду в диалектике – недостатки вырастают напрямую из достоинств: именно интеллектуальная развитость евреев, нестандарность их мышления, открытость всему новому и завлекательно-оригинальному, их способность взглянуть со стороны, предложить альтернативу – делает их опаснейшими разносчиками социопатологий. Это не есть свойство еврейское: это свойство всякого чужака, живущего внутри чужеродной, и враждебной к нему среды.

Такое бытие, с одной стороны, оттачивает ум и приспособленность, житейскую состоятельность – с другой учит ненавидеть «косность местных заблуждений», которые для чужака не родовые предания, а скучный фотоальбом незнакомых людей.

Попробуйте полистать чужой фотоальбом, в котором нет знакомых вам лиц – и вы почувствуете, как раздражает вас эта чужая реликвия, как она вам скучна.

А если её к тому же заставят зубрить наизусть – то вы гарантированно её возненавидите, хоть вы не еврей в России и не китаец в Малайзии…

***

Грубо говоря: есть вещи, которые не подлежат обсуждению и в которые, тем более, нельзя вносить отсебятину. Их нельзя «подправить» или «перекрасить» - это чревато величайшими катастрофами.

Поклонение ленинской мумии было для обороны СССР важнее миллиона самых современных танков, хоть это и странно звучит. И хотя поклонятся мумии глупо, и хотя она не может заменить даже самую дрянную пушку – жизнь доказала, что без неё советские пушки не стреляют.

И хуже того: стреляют в тех, кто их создавал для самообороны (например, на Украине – стреляют в русских).

Свободный интеллект заставляет посмеяться над поклонением мумии. Нелепость этого поклонения очевидна, казалось бы… Но когда вослед здоровому смеху здоровых людей начинаются резня в Приднестровье, в Грузии, в Баку, в Средней Азии, голод и холод (потому что рухнула экономика и перемерзли трубы отопления), когда величайшая из держав разваливается на глазах – поневоле станет не до смеха. Поклонялись мумии (хоть это и глупо) – жили мирно и счастливо. Перестали кланяться (хоть это и умно с точки зрения чистого разума) – и получили такое, что до сих пор осмыслить до конца не можем, ужас без границ…

Отсюда – уже шаг до обострённой ненависти к чужакам, носителям «альтернативных взглядов», вырастающий из ненависти к себе, за то, что их слушали. Это и есть источник многовекового антисемитизма в Европе, антикитаизма в Юго-Восточной Азии и т.п.

«Мы до вас жили глупо – да жили! А с вами стали жить умно – жалко, померли…»

***

Подводя итог кратко: социопатологии не имеют национальной, языковой, расовой, иной биологической базы. Они – явления психической жизни, связанные с деформациями жизнеутверждающих конструкций той или иной идеологии.

Но социопатологии часто принимают национальную и расовую окраску, когда носителями «убийственного нового» вызываются быть чужаки, чуждые местным традициям и охотно «просвещающие варваров» тем, что показалось самим чужакам интересным, привлекательным, захватывающим и завораживающим.

При этом чужаки могут вполне искренне считать себя просветителями-добродеями, и даже, в случае везения, ими действительно стать (если мутация культурного кода окажется вдруг удачной).

Общий механизм наносимой чужаками травмы может описать только научная социопатология. Которую и призываю «учить настоящим образом» всем – и евреям и не-евреям.

Во избежание национальной, расовой и всякой иной контрпродуктивной розни…



[1] Именно это ощутил Григорий Соломонович Померанц когда в сборнике "ДОЛГАЯ ДОРОГА ИСТОРИИ", подчеркивал, что «Образ китайца в малайской литературе поразительно близок к образам евреев в «Молодой гвардии». Сам Григорий Соломонович пребывал в плену фанатического западничества, жил в плоской схеме «Запад-флагман, остальные догоняют, догонять противно и тяжело – вот они и бузят». Даже в кошмарном сне умнейший Григорий Соломонович не мог бы представить себе Запад боковым тупиком истории, вместо привычной столбовой дороги. Это связано с тем, что Григорий Соломонович целиком и полностью пребывал во власти европейско-еврейского психофона, который – как и любой психофон – словами не выразишь, но нарушение норм которого омерзительно до рвоты для любого его носителя…

[2] Как и все короткие слова, слово «Кон» относится к числу самых старых слов древнерусского языка и других индоевропейских языков. Значение его весьма смутно – поскольку отражает оно невыразимое словами чувство (выразимое словами будет уже находится «за Коном» - т.е. станет писаным «законом».

Толковый словарь Даля сообщает такие определения слова «Кон»: начало, предел, межа, рубеж, конец; ряд, порядок, очередь, раз. (Вот откуда пошел кон земли нашей. Скот у нас в кон пошел, падеж! Архипка на кону, в перву голову в ставку идет. От кона, спокону, спокон, искони так водилось). Докону, до конца, доконать.

Ещё «Кон» – это поприще, место игры, постановки. В игре на деньги, они ставятся на кон – и здесь слово означает судьбу, рок. «Сбить кого с кону» - пишет Даль – значит «сбить с места, лишить власти, значенья». Иногда славяне понимают Кон – как нечто оКОНчательное – «конец, гибель, смерть» - приводит значение В.Даль. Но ещё Кон – это Товарищество, братство, согласие. «Он не нашего кону. Либо в кон, либо вон. Коновой, все, что на кону, в ставке». – приводит Даль примеры народных выражений. Кроме того Кон – «начальный, коренной». Таким застал слово Даль в тверской и псковской губерниях. «Конобойный народ» - обозначение хулиганов, бандитов, пропащих людей.

Словарь Ожегова трактует слово «Кон» как «Место, куда надо попасть при броске, куда в азартных играх кладётся ставка», а так же обозначение отдельной партии игры.

[3] Вуду представляет собой конгломерат из всевозможных анимистических культов, который включает в себя традиционные верования африканской (негритянской) диаспоры в Новом свете, как, например, гаитянская вуду, кандомбле в Бразилии, винти в Суринаме, луизианская (новоорлеанская) вуду и сантерия на Кубе и в Доминиканской республике. Все эти направления имеют синкретическую природу, соединяя с христианством африканские традиционные религии, зародившиеся в среде народа конго на территории современных Республики Конго, Демократической республики Конго и Анголы.

Сергей ВЯЗОВ, специально для ЭиМ; 19 июня 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.