Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Скрижали цивилизации и бубны шаманов

Скрижали цивилизации и бубны шаманов Ложные потребности либеральных недорослей на самом-то деле сводимы к двум определениям: «незнание и неопределённость». Например, наиболее часто, и наиболее же пафосно оглашаемая потребность в «свободе» - не задумывается, что свобода – отсутствие направления! Свобода, по определению – множество вариантов, и право в любой момент свернуть куда угодно. Как при таком отношении к жизни можно выстроить маршрут? Чтобы в хрестоматийной задачке дойти из точки А в точку Б – мы ведь должны идти к точке Б, а не вбок, не наоборот, и не по кругу…

Таким образом, свобода либералов прозаически выворачивается незнанием и неопределённостью, шельмуя и проклиная неизбежный в точном научном знании их «тоталитаризм», вытекающий из самой их точности. Никакая отработанная технология, нашедшая оптимум – не является «свободой». В мире знаний «свободу» называют «нарушением технологии» - когда человек действует неправильно и портит итоговый продукт.

Хлебопек, конечно, может сунуть тесто вместо печи в бочку с рассолом, но получится ли у него в итоге хлеб? Точно так же свободный недоросль, реализуя свои свободы (альтернативы) – в итоге только разрушит аппарат жизнеобеспечения. Тот аппарат, который подключает его к жизни – и при поломке которого само выживание человека оказывается под большим вопросом.

К тем же незнанию и неопределённости сводится и «священный» принцип либералов – «сменяемость власти». Образованные люди прекрасно знают, откуда и зачем он появился[1]. И какая это, по сути, лажа. 

Но если принять «сменяемость власти» всерьёз, как это делают недоросли – то получится апологетика неизвестного и неопределённого состояния. Сегодня наше сообщество лихорадит – а что с ним будет завтра, мы вообще не знаем, ибо власть у нас «сменяема». 

«Нонешняя» признаёт за мной гараж, а следующая может его за мной и не признать! И другому передать. А кто ей помешает – она ж власть! И какой она будет завтра – я не знаю, потому что она всё время меняется…

К незнанию и неопределённости сводятся и нелепо-субъективные, сугубо-оценочные понятия либералов: «честный суд», «честные выборы», «независимые СМИ» и т.п. Каким прибором в данном случае предлагается проверить в точных единицах «честность» или «независимость»?

На практике либералы это понимают эгоцентрично, как дети: если суд выносит решения в мою пользу, то он честный. А если не в мою – то нечестный. Ибо я – центр Вселенной и пуп Земли! Если на выборах побеждает моя стая – выборы честные. А если мы проигрываем – выборы фальсифицированы.

Уровень дискуссии – «дурак - сам дурак», и никак не выше. «Это вы нечестные! – нет это вы нечестные!», «Это у вас пресса ангажирована – нет, это у вас пресса ангажирована!» и т.п.

Но если в этот круг малоумных дебилов попадёт человек, признающий объективную реальность, то он напомнит, что в науке уже веками приняты точные шкалы измерений, в которых оценочное понятие не прокатывает, и считается невежеством.

-Сколько там камней?
-Много…
-Знаешь, друг, «много-мало», это не разговор. Ты пойти и точно посчитай! Сколько экземпляров, какого объёма и какого веса! И всё, будь добр, в метрической системе, а не в «косых саженях»…

То же самое наука скажет про детские сопли на тему «честных судов» и «честных выборов». Наука потребует динамику роста уровня жизни в метрической системе. Она потребует табличных цифр по электрификации, механизации, жилищному снабжению, потреблению продуктов питания, производству тканей, угля, стали и т.п.

Если мы не дебилы – «то статистики смены президентов» нам мало. Если бы от смены президентов улучшалась жизнь, то мы бы их меняли каждый день, и каждый час. А если менять их через минуту, то в течении жизни всякий успеет минутку побывать президентом – вот ведь здорово, правда?!

Беда только в том, что в итоге этих «весёлых стартов» все передохнут под руинами рухнувшей инфраструктуры жизнеобеспечения…

+++

Наши люди, живущие в ослеплении и миражах, во всей деструктивной демократической говорильне «слона не приметили». Сторонники «сменяемости власти» выставляют дело так, будто вовремя смениться – главная и единственная задача власти.

Может быть, для швейцарских гвардейцев с декоративными алебардами – красиво поменяться в карауле и есть главная задача. Но если речь идёт не о «почётном карауле», а о реальной службе безопасности – то, естественно, муштра и шагистика у неё – не главное.

В отличие от швейцарских гвардейцев в антикварных костюмах – у реальных охранников есть задача: охранять объект. И главное не в том, чтобы вовремя поменяться, а в том, чтоб объект не убили или не похитили! Неужели непонятно?!

Бесконечная истерия вокруг «регулярной смены власти» - придумана злоумышленниками и диверсантами, которые с её помощью хотят снять вопрос о функциях власти. 

А ведь всякий знает из обыденного здравого смысла: то, что можно в любой момент безболезненно удалить – является ненужным.

Почему вся чехарда вокруг американских выборов, включая и кровавые бунты претендентов на президентское кресло – НИКАК не отражаются на курсе доллара США?! Вообразите, что бы случилось с рублём, если бы в Москве устроили такую петрушку с выборами, как в Вашингтоне!

Ответ прост и очевиден: президент США – декоративная фигура. В самом лучшем случае он – символ курса правящей масонерии, флажок, обозначающий для знающих людей – что она в данный момент решила. А иногда даже и не флажок – а просто кукла для битья…

Абсолютная управляемость выборов в США, их фактическое отсутствие, несменяемость реальной власти крупнейших банкиров на протяжении 200 лет (Америкой правят династии!) – дало этой империи стабильность. Если номинальная демократия в США теряет манипулируемость, хотя бы чуть-чуть начинает наполняться реальным содержанием – происходит хаос, неизбежный в ситуации «кто в лес, кто по дрова».

+++

Имейте мужество открыть глаза – чтобы увидеть всю очевидность этого! Или общество имеет курс, вектор движения – но тогда оно, формируя колонну, идущую из точки А в точку Б, несвободно. Или же оно получает свободу – реально, фактически, как выбор из множества альтернатив, но тогда оно не имеет направления, вектора, курса!

Колонна, следовавшая откуда-то куда-то, рассыпается, разбегается в разные стороны, и чем её сплотишь, удержишь? Задумайтесь, почему у каждого корабля есть капитан, и как это отнести со свободой? Почему каждой воинской части требуется командир, каждой фабрике – директор, и каждой школе – хотя бы заведующий? И почему их не три и не пять, с равными правами, а всегда один, главный?

Почему на корабле, плывущем через Атлантику, нет «разделения властей», милого сердцу либеральных недоумков? Чтобы было четыре разных капитана, не обязанных подчиняться друг другу?

Не знаете?

А я объясню! Потому что если капитан 1 отдаст приказ «стоп-машина», а капитан 2 «полный вперёд», то матросы не будут знать, чей приказ выполнять. Ведь капитаны у них по закону равноправны и независимы, как исполнительная и судебная «ветви» власти!

В итоге капитаны подерутся, и матросы, разделившись по симпатиям, тоже подерутся. А судно в такой обстановке, скорее всего, потонет…

Разумеется, на Западе нет никакого реального разделения властей! Там есть единая верховная власть, правящая масонерия, у которой есть законодательный, исполнительный, судебный и пропагандистский отделы. Отделы не подчиняются друг другу – но все подчиняются верховной власти. Иначе была бы гражданская война!

Она и случилась у нас, когда выяснилось, что указы президента и решения Конституционного суда противоречат друг другу – в Москве стали стрелять танки.

Две независимых друг от друг власти в стране – это не «разделение властей». Это двоевластие и гражданская война!

+++

Глупо отрицать психологическую привлекательность лозунга свободы, потому что поведенческая независимость, не подчинённость, самоволие – всегда приятны человеку. Всегда хочется принимать собственные решения, умны они или глупы, но свои. А исполнять чужую волю – психологически неприятно.

Марксизм (учение намного более интеллектуальное, чем совсем уж зоологический либерализм) пытался связать эту приятность личной свободы с цивилизацией. Пытался совместить удовльствие от самости особи - и коллективный разум, лежащий в основе цивилизации, её наук, наследия и законов.

Именно по этому случаю марксизм и вывел формулу: «Свобода есть осознанная необходимость». Есть дело, которое необходимо делать. И если ты своим умом дошёл до его необходимости, то впрягаешься в лямку и под ярмо по собственной воле. А если умишка не хватило – тогда только по принуждению (так родители подзатыльниками учат детей читать и писать).

+++

Дегенеративное понимание «свободы» в либерализме – прямо противоположно вышесказанному. Это неосознанное, эмоциональное, инфантильное, лабильное самовольство личности, которую никто и никак не проверяет на степень зрелости. Наоборот, провозглашается (ради подхалимства к тёмной толпе), что всякий прирождённо уже обладает необъятным достоинством, и все обязаны его уважать без оговорок.

Так человек тёмный, дикий, глупый, полоумный – возводится в его собственных глазах на роль верховного судии, который лучше всех всё знает. И не только знает, но и майданной дубиной вышибает то, что сегодня считает нужным себе (а завтра забудет напрочь – ведь у него «память аквариумной рыбки»).

Если продолжить антилогику «врождённого достинства» майдаунов, то получится, что всякий металл обладает достоинством золота, а всякий поступок достоин уважения.

Но ведь достоинство – это какое-то качество, которое потому и ценно, что не у всех есть! И достоинство нужно заслужить – а не получать его вместе со свидетельством о рождении. Иначе оно потеряет и смысл и всякую ценность. Превратится во внутреннюю галлюцинацию мойщика европейских унитазов, что и случилось с майдаунами…

Опять же, уважение – всегда предполагает вопрос «за что?» - или оно не имеет смысла. Уважать всех поровну, механически – то же самое, что никого не уважать. К чему, собственно, капитализм и пришёл: формально уважает каждого, а фактически – никого.

+++

Запудрив малограмотным людям мозги «свободой» и «сменяемостью властей», заменив человеку перспективы личного роста соской из наркотиков и «свального греха» («свобода же, хули стесняться или себя ограничивать!») – негодяи сняли с повестки дня точные показатели прогресса цивилизации.

Одно дело – шарахаться из угла в угол, без ума, реализуя свободу примата и «преторианские перевороты» - утром провозглашая кого-то императором, а уже к вечеру его свергая.

И совсем другое дело – тяжёлый, преемственно-поступательный путь восхождения, когда духовный и материальный мир вокруг тебя, преодолевая сопротивление энтропии, преображаются по техзаданию цивилизации, планирующей ориентиры задолго до их воплощения.

Электричество и трактора, автомобили и центральное отопление, телевидение и радио, ботинки вместо лаптей и квартиры со всеми удобствами взамен изб и землянок – у нас появились не благодаря «свободе шарахающихся неучей», и не в результате «регулярной смены властей».
А в результате очень последовательного и целенаправленного, настойчивого и линейно-поступательного действия в рамках поиска средств для заранее сформулированных идеалов цивилизации.

Это движение строгой направленности, исключающее шараханье по сторонам в рамках либеральных «свобод».

Чем перспективнее дело, тем оно труднее – будь то учёба или труд, исследование или творчество. Тем меньше шансов, что не приученный к железной дисциплине «свободный» человек доведёт его до конца.

Шарахающиеся толпы «освобождённых» (прежде всего от ума, но и от совести тоже) постоянно бросают начатое, забыв о силах и средствах, вбуханных в проект, о жертвах, принесённых ради него. Начинают новое, увлекшись чьей-то зажигательной демагогией, доводят до половины, и устают от «прозы жизни». Снова бросают, и снова «держат нос по ветру» - кто складнее наврёт им про «красивую жизнь, быстро и дёшево».

В итоге эта «свобода» - оказывается тем, что мы и видим вокруг себя: игрой с нулевой суммой. Совокупность свободных согласий и отказов, как при игре в орлянку – на длинной дистанции складываются во взаимную ликвидацию.

Я 50 раз выиграл и 50 раз проиграл, в итоге имею столько же денег, сколько было до игры…

Шарахающееся в погоне за физиологическими, биологическими удовольствиями общество – не может построить ничего. Оно возвращается в дикую природу – откуда некогда и вышли его предки. И то, что предки построили, изобрели – постепенно стирается, разрушается, дичает, превращаясь в груды археологического хлама.

Недаром про нас сегодня шутят: «на территории РФ повсюду находят следы ранней, гораздо более развитой цивилизации». В этой шутке – шутки только доля. Если же мы возьмём Украину – то там эффект гораздо острее, потому что «свободы» и «сменяемости властей» там было побольше нашего.

+++

Наука говорит, что есть законы объективной реальности. К ним можно приспособиться, узнав их. А если ты их не знаешь, и игнорируешь, то непременно пострадаешь от «неведомых» тебе сил.

Либерализм антинаучен, потому что отрицает силу законов объективной реальности. Он весь выстроен на подхалимстве перед субъектом любого качества и его субъективным мнением.

Либерализм врёт, что если люди чего-то хотят – то жизнь обязана вынуть да положить. Майдаун думает о жизни и власти так же, как избалованный и капризный ребёнок-несмышлёныш о родителях: «я хочу, а вы мне хоть из под земли, но достаньте!»

Но жизнь, и тем более власть – вовсе не добрые родители. Им плевать на субъективные желания человека в толпе, на все его беспочвенные фантазии и безосновательные чаяния. Он может сколько угодно ждать кубиков льда от раскалённой сковороды, и даже поплакать, что сковорода жестока – всё равно ни одного кубика от неё не получит. Только ожоги и рожу паром обварит…

Или мы делаем то, что нужно, изучая объективную реальность – и тогда наша жизнь улучшается.

Или мы делаем то, чего хочется, выставляя объективной реальности нелепые детские ультиматумы – и тогда наша жизнь разваливается, не оглядываясь на все наши хотелки и нытьё.

Знание – сила, сказал Ф.Бэкон. Но Знание – несовместимо с неопределённостью и неоформленностью, в нём нет свободы выбора, в нём только одно – верно, а всё остальное – ошибка. Сочувствуем ли мы ошибке, симпатизируем ли мы ей – она всё равно ошибка, нравится нам это или не нравится.

Незнание, которое стоит за «свободой и сменяемостью», отсутствие измерительной аппаратуры, которое стоит за детским лепетом о «честных судах и выборах» - бессилие.

Не хочу, чтобы в меня плевались, но даже если вы в меня плюнете – это ничего не изменит. Вы можете биться головой об стену, рыдать, устроить истерику, но всё равно неопределённость будущего есть продукт незнания, а незнание – это бессилие.

Армяне очень долго боролись с «коррумпированной пророссийской властью», и казались самим себе очень мудрыми. В этом их убедил дедушка Сорос сотоварищи, который им льстил круглосуточно, используя силы самого многочисленного из всех американских посольств – посольства США в Ереване. Сорос лил и лил армянам патоку в уши, восхищаясь их зрелостью и сознательностью, гражданским мужеством и независимостью, гордостью и достоинством, не позволяющим им «лежать под Россией».

И это было восхитительно, это была эйфория! Ах, какие мы крутые – пророссийское правительство свергли, соросят над собой посадили!

Потом пришли турки и стали резать. Выяснилось, что спасти может только большая империя. А все эти «зрелость и сознательность, гражданское мужество и независимость, гордость и достоинство» - почему-то не мешают вырезать их носителей…

Если бы армяне знали, понимали объективную реальность – они бы это сразу учли. Но их незнание, круто замешанное на «хотелках» и беспочвенной самоуверенности – обернулось их бессилием. Вплоть до полного исчезновения с лица Земли!

Украинцы отличаются от армян только тем, что их не режут ятаганами. Но так-то их режут, другими инструментами, уничтожив и выдавив с территорий Украины и Молдовы ПОЛОВИНУ населения! Ятаган, ребята, не единственное оружие убийства для дураков, у которых «достоинство» отращено ниже колена, а знания о реалиях жизни – меньше пупка.

Вас могут убить не только турки, и не только ятаганом. Есть ещё и «экономическое убийство» - о нём уже книги написаны, чуть ли не учебники, найдите в интернете, одним кликом находится, ау!

+++

Важнейшая черта законов объективной реальности – их безжалостность к нарушителям.

Прокурор может пожалеть дурака. Следователь может пожалеть ребёнка. Они люди – и могут снизойти, дать второй шанс… Закон земного притяжения не пожалеет ни за глупость, ни за неопытность. Шагнул с крыши – расшибся. И точка. Будь ты психически невменяемым, или очень юным, или выжившим из ума по старости лет – ни к чему у гравитации снисхождения нет.

И это главное из всего того, чего не понимают, не усвоили адепты либерализма и его деструктивных либертарианских сект.

Психическая сфера устроена так, что в ней можно:

Воображать, что угодно

Думать, что угодно,

Верить во что угодно

И говорить что угодно.

Но правило «что угодно» не распространяется на реальную жизнь.

Здесь есть жёсткие правила, написанные кровью.

И когда их начинают игнорировать – поскольку «верят во что угодно» - они мстят вплоть до «высшей меры».

Злостное незнание жизни и её законов – приведёт к тому, что человек, скорее всего, погибнет. Хорошо, если один, не утащив за собой множество случайных жертв своей некомпетентности.

Внешний мир совсем не так покладист к нашему произволу, как мир нашей фантазии.

Ни физическое, ни экономическое выживание в нём не станут подлаживаться под наш бред.

И фактическое нельзя с ходу заменить фантастическим, какими бы прекрасными ни казались вам ваши миражи.

Верить-то вы можете во что угодно, бумага (зеркало психики) всё стерпит.

Но если ваша вера деструктивна – то она, как жернов на шее, утянет вас ко дну, и там умрёт вместе с вами.

+++

Организация жизни включает в себя беспрерывную борьбу с теми, кто желает жить на вашей земле вместо вас. И одна же включает в себя беспрерывную борьбу с природой, которая не желает «просто так» превращаться в средства к существованию и в потребительские блага.

Это две стороны одной борьбы за выживание, той борьбы, которая не признаёт отпусков, больничных, усталости, несогласия с собой, дезертирства, беспочвенного фантазёрства, и никогда не позволяет развеять себя шуткой, праздным острословием, в режиме «прикола».

Каждая глупость взамен необходимого шага – это ваш шаг к могиле. А сколько шагов до вашей могилы – я не знаю, может быть, уже всего один и остался…

Каждая глупость опасна для жизни сама по себе. Либерализм же является заботливо и с любовью составленным врагами сборником глупостей, полным их собранием.

В нём каждый пункт – шаг к национальной и личной смерти народа и человека, причём маршрут нации в небытие продуман очень качественно, по кратчайшей линии.

Либерализм во внешней политике – это братание с геополитическими хищниками, которым, конечно, удобнее вас сожрать, когда вы лезете обниматься, а не когда вы защищаетесь, или хотя бы убегаете от них.

Либерализм в экономике – это предел халатности по отношению к производительному комплексу, когда цепочки передела даже в самых общих чертах не берегут – уповая, что «свобода всех накормит» без этих «совковых скучных заморочек» по поводу производства необходимых для жизни продуктов.

Либерал не знает, и принципиально не хочет знать, сколько его страна производит хлеба, молока или мяса, угля или стали, сколько и каких механизмов, сколько в ней рабочих мест и т.п. Ибо либерал верит, что «недостающее завезут», и, кроме того, «инвестору виднее», чего и сколько производить, и сколько рабочих мест создавать.

А если возникнут нищета и голод – то либо их устранит свобода, либо их кошмары – «необходимая для достижения свободы жертва». Парадокс в том, что «свобода кормит» и «за свободу нужно платить» живут в одной голове, явно утратившей логические сцепки.

В области внутренней политики либерал стремится разрушить всякую структуру, системность, сводя всё к предельной асимметричной аморфности общественной организации. А при этом он ещё и против насилия – «всякого его проявления».

Кто и как в этой аморфной куче «достоинства» будет предотвращать насилие людей друг над другом, насилие криминальных подонков – в рамках захвата имущества или просто их хулиганство – либерал не знает, и не хочет знать.

Главное – чтобы ты не применял насилия. А если его применят к тебе – то ты протестуй, но без сдачи. Кулак тебе кулаком в рожу – ты же в ответ напиши в «Спортлото». Ну, в самом деле, не раскулачиванием же ему мстить, это ж сталинизм какой-то получится! Пиши в «Спортлото» (типа «европейского суда по правам человека») – там разберутся…

Трудно вообразить себе хаос, который возникнет в бывшем социуме, если одновременно ликвидировать армию, карательные структуры госбезопасности и экономическое планирование. То есть поставить общество в положение физически беззащитного и экономически необеспеченного.

Но либералам нужно, чтобы выбранная ими страна умерла побыстрее, поэтому они нагоняют жести сверх вышесказанного!

Они поощряют «миграцию», включая и межрасовую, то есть своими руками организуют то, что на нормальном языке называется КОЛОНИЗАЦИЕЙ! Зачем воевать за чужую землю, если можно просто поселиться на ней, просочившись мелкими группами?! Ведь современные американцы, перед тем, как истребить всех индейцев – сперва селились среди них, и сперва «бледнолицых» было даже меньше коренного населения! Французы так селились в Алжире, и страшна судьба алжирских французов, но ведь теперь всё наоборот: идёт колонизация Франции арабами…

На протяжении всей человеческой истории народы вели ожесточённые войны за свои земли – а теперь либералы предлагают народам отдавать свои земли без боя, ещё и с радостью!

И эта ползучая колонизация сопровождается демографической политикой, самым радикальным образом расправляющейся с семьёй и рождаемостью заражённого либералами народа. Семью из первичной ячейки общества выставили врагом общества, навязали семье презумпцию виновности, построили конвейеры смерти для детоубийства, и нахлобучили на это сверху субкультуру ненависти к деторождению, к родительству.

Вишенка на торте, дополняющая всё перечисленное – субкультура извращений и асоцильного поведения, нарастающей наркомании и оглушения сознания, культивирование психопатий и отклонений, психоделики «изменённого сознания» и т.п.

+++

Так перед нами предстаёт Список Смерти, в котором Смерть не упустила ни одного пункта.

Трудно говорить о мотивах тех, кто этот Список навязывает: можно предположить или какую-то изощрённую социопатию, страшную месть человечеству, или сатанизм, или одержимость химерами, ставшими (как у майдаунов «свобода») навязчивой, маниакальной идеей больного сознания.

Проще (да, наверное, и важнее) говорить о мотивах тех, кто пасует, уступает, принимает этот Список Смерти. Навязываемый, надо отметить, с упорством, достойным лучшего употребления.

Дело в том, что если какая-либо сверхсложная конструкция имеет центральный удерживающий стержень – то при удалении этого стержня она, как нетрудно догадаться – вся «посыплется».

Какой бы сложной конструкцией не являлся «государственно-социальный континуум», совмещающий культуру насилия с насилием культуры, исторически весь он «сидит» на «догматическом ядре», связующем своими аксиомами все умозаключения (социальные «теоремы»).

Удалите из культуры первичные аксиомы (догмы исходного культа) – и все системы в ней потеряют смысл, покажутся и сомнительными (сперва), и абсурдными (в итоге).

Например, стремление человека к Добру – предполагает, что человек знает Добро, и не сомневается, что оно – Добро. Ибо если человек не знает, что есть Добро – то к чему ему тогда стремится?! Стремление учёного к Истине подразумевает веру в Единую Истину (наследие монотеизма в науке). Ведь если Единой Истины нет (она «у каждого своя») – что тогда будет искать мыслитель, исследователь, о чём ему спорить с коллегами, и на чём обосновать свои доказательства правоты (неправоты оппонента)? Чему верно «верное» решение задачи, и о каких «неверных» идёт речь, если мы говорим «задача решена неверно»?

Где в космосе, принятом равная во все стороны протяжённость пространства «верх», а где «низ»? Как мы можем говорить о «высоком, возвышенном» и «низком поступке, низменных чувствах» - если окончательно потеряли представление о Боге наверху и преисподней внизу? Под ногами у нас физически находится Австралия – так что, Австралию считать адом, а всех её людей «ниже» нас?!

+++

Человеческое мышление, подобно часовой пружине, обладает силой и целесообразностью. При утрате сообразия цели (утрате образов, ведущей к безобразию) сила уже не имеет смысла и перспективы. Если часовую пружину размотать, то уже не важно, сколько энергии при этом высвободилось: часы испорчены.

Изначально, исторически, в рамках культа вокруг храма складывалась этика служения, сформировав солидарность коллективных действий единоверцев и общественную целесообразность. Она и сформировала ту центростремительную силу коллективизма, слаженной и скоординированной работы многих людей – в противовес центробежным силам личной выгоды. Чтобы понять, как личная выгода разрывает общество на антагонизмы между отдельно взятыми людьми, достаточно посмотреть фильм «Гараж».

+++

Зоологическое решение проблемы личной выгоды представляет из себя замкнутый круг, из которого нет выхода. Проклятая либералами «уравниловка» выгодна тем, у кого меньше среднего достатка, но невыгодна тем, у кого достаток выше среднего.

Мы видим, что под влиянием зоологии в человеке снова и снова, устойчиво, формируется привилегированная группа, которая распределяет (пользуясь захватом власти) как все блага, так и все наряды на работу. Представители этой группы постоянно повышают себе оплату, но при этом, естественно, сокращают свою трудовую нагрузку.

В итоге это приводит к формированию верхушки паразитов, которые владеют всеми деньгами общества, и при этом для общества абсолютно бесполезны (не несут никакой нагрузки).

В итоге всякая полезная деятельность сосредотачивается в нищих низах, где работы много, и она тяжёлая, а денег очень мало. Люди снизу не могут двигать прогресс (у них нет ни сил, не средств), а люди сверху не хотят – ибо у них и так всё есть, а двигать прогресс – «напряг».

При окончательной деградации верхушки паразитов, умственной, духовной, да и физической, вырождении «наследников» в полные ничтожества – происходит крах, свержение старого хищника молодым. Но это ни к чему не приводит, потому что цикл повторяется в точности тот же самый. Снова власть забирает себе всё вкусное, и спихивает на рядовых всё горькое, снова высокооплачиваемые ничего не делают, а те, кто всё делает – нищие.

Формула зоологии такова:

Если у меня есть силы забрать себе все блага – то я их забираю.
А если у меня нет силы – то я не могу в этом противостоять сильному.
Мало ли чего я хочу? Сил-то сделать, чего хочу не имею.
То есть реальное равенство невыгодно сильным, и недоступно слабым.

И ситуации равных возможностей, равенства перед законом, равно как и самих законов в зоологической среде возникнуть не может.

+++

Зоологическая природа пост-советских майданов приводит к тому, что хищника-паразита свергает (или не свергает) по сути, его точный клон, но только моложе и агрессивнее. При этом сущностно ничего не меняется, а вот разруха и развал нарастают. Боевики обеих сторон – паразиты, они ничего не строят, и не хотят строить – но неизбежно в ходе боёв производят разрушения, руины, пожарища.

Когда майдаун заводит речь о «свободе» - он имеет в виду свободу личного произвола. Я – зоологическая особь, которая хочет делать всё, что взбредёт в голову, а мне не дают, загрызу тех, кто не даёт и т.п.

Речь идёт о безыдейной зоомахии – схватке за место вожака в хищной стае. Хищная стая животных в принципе лишена представления о «производительных силах», «преображённых ландшафтах», «научно-технической революции», «прогрессе цивилизации». Мир, в котором живёт хищная стая волков – представляется ей единственным и неизменным. Разница лишь в одном: кто получает первую долю добычи, я или другой волк?

Зоомахия, отражение которой - борьба партий-клонов в буржуазной «демократии» – штука безысходная. В ней жертвы есть, разрушения есть, трупов полно – только результата никакого. Ибо идейное единство сражающихся друг с другом насмерть – нерушимо и монолитно! Они дерутся за кормушку, а картина мира у них под копирку…

Почему?

Для того, чтобы сила и жертвенность соединились в одних руках – нужны религиозно-идеологические мотиваторы поведения. Для того, чтобы человек, захватив и отстояв в жесточайшей грызне личную власть – воспользовался бы ею не для личного, а для общественного блага - он должен быть фанатиком. Победа хищника с биологическими мотиваторами – это победа для личных наслаждений, и больше ничего. Мысль о жертвенном поведении, о том, чтобы самому себе создавать неудобства и ограничения – для такого хищника просто нелепа.

------------------------------------------------------------------

[1] Власть капитала предполагает, что верховная власть (заговор распределителей благ) находится в тени, управляя фактически – не оформляется юридически. Это верховная власть кучки крупных собственников-олигархов несменяемая и наследственная, безответственная и бесконтрольная. Легальная же власть, юридически оформленная – существует примерно так же, как у нас муниципалитет. Реальная власть боится, что несменяемый формальный правитель за много лет обрастёт личными связями, и начнёт претендовать на реальное влияние. Этот страх олигархов-магнатов, как видим, отнюдь не беспочвенный. Зиц-председатель, который очень долго сидит в председателях, постепенно перестаёт быть «зицем». Поэтому капиталу нужно, чтобы президенты, премьеры постоянно менялись. Эти ротации лакеев в передней нельзя назвать «сменой власти»: при реальной смене власти меняются хозяева у собственности. Хотите посмотреть, что такое реальная смена власти – посмотрите на 1917 год. Или на 1789 во Франции. А если хозяева собственности не поменялись – то это не смена власти, а смена караула у её дверей.

Александр Леонидов; 27 января 2021

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Подписка

Поиск по сайту

  • Литературные новинки: "Числа" А. Леонидова

    Литературные новинки: "Числа" А. Леонидова Тому, кто уже знаком с творчеством нашего автора, будет небезынтересно прочитать его новое произведение - драматичное по сюжету, и философское по сути. Жанр его автор определил как "сентиментальный вестерн". Недавно книга выпущена в издательстве "День Литературы" в Москве. В книге мы встречаем прежнего Леонидова - человека, обеспокоенного судьбой цивилизации и человеческого Разума, но, вместе с тем, представляется, что автор "растёт", он говорит всё более ёмко и весомо, сочетает прошлые творческие успехи с совершенно новыми направлениями. "Вестернов" Леонидов доселе не писал, а суть эксперимента - посмотреть на русскую трагедию XXI века с неожиданной стороны, издалека, сопоставляя с заокеанскими реалиями. Книга получилась сложной, "просветительской", но, на наш взгляд - интересной для широкого круга читателей. Думающий человек не может не задаваться теми вопросами, которые, в меру своих сил, наш постоянный автор решает в своих "Числах"...

    Читать дальше
  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше
  • Геноцид армян: новая глава

    Геноцид армян: новая глава Карабахский конфликт - это одна из глав чёрной книги геноцида армян, которым с XIX века занимаются турки. В их понимании армяне "недобиты", и хотя армяне потеряли большинство своих земель, всё-таки небольшой анклав армян остаётся в турецком море Закавказья. Геноцид армян обрёл второе дыхание в годы "перестройки", в конце 1980-х, когда турки вырезали армян в ряде населённых пунктов, но снова не везде. Военное сопротивление побудило турок прекратить резню.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин