Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Ноябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

Ю. СКИДАНОВ: ЩИТ, ПРИКРЫВШИЙ ПЛУГ

Ю. СКИДАНОВ: ЩИТ, ПРИКРЫВШИЙ ПЛУГ Российских крестьян несомненно порадует информация о том, что Правительство России на год продлило «специальные экономические меры в целях экономической безопасности», которые впервые были введены в 2014 году как ответ на санкции США и Евросоюза. Напомним, что, несмотря на то что Россия фактически во всём — от участия в МВФ до вступления во Всемирную торговую организацию и скупку американских долговых обязательств — шла навстречу рекомендациям «Большой семёрки», это не помешало США и их европейским союзникам ввести в феврале 2014 года жёсткие ограничения на торгово-экономическое сотрудничество с нашей страной. Причина — абсолютно законные по критериям международного права действия нашей страны по реализации своих внешнеполитических интересов впервые за четверть века.

Под западное эмбарго попали долгосрочное кредитование, поставки технологий, запрет на импорт российского оборудования и тому подобное. В ответ в августе 2014 года Правительство России полностью запретило импортировать говядину, свинину, овощи, фрукты, птицу, рыбу, сыры, молоко и молочные продукты из стран Евросоюза, США, Австралии, Канады и Норвегии. Позже к этим «странам-изгоям» добавили Украину, Албанию, Черногорию, Исландию и Лихтенштейн.

Что в итоге? Страны, попавшие под российские санкции, ознакомились с «эффектом бумеранга». Только за первые два года с момента, когда фуры и составы с продовольствием развернули от российских границ, итальянские фермеры потеряли около миллиарда евро доходов, французские аграрии — 453 миллиона евро, датские аграрии — около 1, 3 миллиарда долларов плюс сто миллионов — рыбаки. В Финляндии недосчитались 450 миллионов евро, в Испании — 1,2 миллиарда, а сумма только прямых убытков Евросоюза по минимальным оценкам составляет 8-9 миллиардов евро.

Правда, в этом скорбном списке нет собственно главного инициатора санкций — Соединённых Штатов Америки, но это не удивительно, учитывая отточенное за годы мастерство американских политиков достигать своих целей, заставляя при этом своих союзников-вассалов оплачивать издержки. Более того, компании из США охотно занимают рыночные ниши в России, которые освобождают европейские партнёры: американский нефтегазовый гигант Эксон-Мобил в июле этого года начал переговоры об участии в четырёх масштабных проектах по добыче сибирской нефти и даже развернул лоббистскую деятельность в конгрессе США, чтобы добиться некоторых исключений из антироссийских санкций, если верить американской прессе.

Каков же счёт в экономическом противостоянии России и Запада? В апреле 2017 года Идрис Джазаири, специальный докладчик ООН, заявил, что Россия потеряла от санкций около 55 миллиардов долларов, «другие государства» — более чем 100 миллиардов, имея в виду в первую очередь страны Евросоюза. Примечательно, что по итогам двух лет (2014-2015) американский экспорт в Россию возрос на 23 процента, а европейский упал на 10 процентов.

[От ЭиМ: насчёт того, что потеряны $55 млрд - можно и поспорить. Весь вопрос в том, что это были за деньги, откуда приходили и кто именно их получал. Если, например, человек учится за плату, то формально он расходует сотню или больше тысяч рублей в год - но фактически он получает профессию, диплом, и его расходы, с виду безвозвратные, на самом деле - инвестиции в будущее. А можно ведь и по другому: на образование не тратить, а в кабаке пропить - и формальная бухгалтерия отчитается, что ваши доходы выросли, расходы сократились... К сожалению, не прижилось понятие, которое пытался ввести в 80-х академик Углов: "плохие доходы". Углов писал, что формально от продажи водки государство получает огромные суммы в рублях, но ведь это самообман: за этими суммами ничего не стоит, говорил Углов, кроме "моря бешеной отравы". За доходами компрадоров, торгующих Родиной, тоже ничего не стоит в реальности - кроме "моря бешеной отравы"]

Разумеется, ничего хорошего в торговых войнах нет. И некоторые сложности, в частности с доступом к отдельным передовым технологиям, отечественная экономика испытывает. Но это тот самый случай, когда искусственные политические ограничения обусловили естественный экономический рост России, избавив её от навязанной США парадигмы развития в качестве придатка развитым странам Запада по принципу «сырьё в обмен на продовольствие и прочие потребительские товары».

Этому же способствовало и падение нефтяных цен с последующим ослаблением курса рубля. Такая «волатильность» резко повысило ценовую конкурентоспособность российских экспортных отраслей, прежде всего сельского хозяйства. Было нивелировано громадное преимущество западных аграриев, которые получают кредиты под 2-3 процента годовых, сравнительно с российскими сельхозпроизводителями, для которых даже субсидированный государством кредит обходится в 6 процентов, а коммерческий — в 18-20 процентов. В итоге сельскохозяйственное производство за три года выросло примерно на 10 процентов, экспорт в 2016 году составил около 20 миллиардов долларов, превысив выручку от продажи оружия за рубеж!

[От ЭиМ: это, конечно, так, но всё же не будем забывать, что конкурентные преимущества были получены за счёт снижения реальной оплаты труда сельчан, за счёт снижения покупательной способности их заработков. Рост, который стоит на такой основе (наиболее любимой либералами) - это плохой, лихорадочный рост, не устраняющий, а наращивающий базовые диспропорции в общественных отношениях]

Любопытно, что при этом возросли поставки продовольствия в Китай на 39 процентов (превысив встречные поставки), США — на 18,5 и Турцию — на 20 процентов. В России научились (или вспомнили), как делать прекрасные сыры, выращивать свиней и птицу, жать подсолнечное масло, культивировать сою, разбивать яблоневые сады и многое другое.

Пока не очень получается с коровами и молоком, сказывается провал 90-х, когда потеряли зерновой клин кормовой пшеницы, а стадо крупного рогатого скота пустили под нож, но эксперты утверждают, что решить проблему можно за три-четыре года. На очереди — избавление от зависимости «второго порядка»: генетического материала, семян, добавок для ускорения роста и прочего. Если, конечно, не отменять санкции.

Суть проблемы нельзя сводить к внешнеторговому противостоянию, речь идёт, по существу, о глобальной смене внутреннего экономического курса вслед за курсом внешнеполитическим. Это, очевидно, осознают в Федеральном Собрании, уже три года утверждающем дополнительные финансовые льготы и субсидии и для сельского хозяйства, и для экспортного продвижения российской продукции, исчисляемый сотнями миллиардов рублей.

Да, суммы громадные, но по крайней мере понятно, куда и на что они идут — не только на поддержание жизненного уровня, но и, в соответствии со Стратегией экономической безопасности, на предотвращение любых попыток шантажа голодом. Природные ресурсы позволяют на 90 процентов обеспечивать потребности экономики России для того, чтобы работать в режиме опережающего научно-технологического развития.

Да, есть и оппоненты такому курсу не только в конгрессе США, но и в российском экспертном сообществе, время от времени распространяющем исследования на тему «давайте жить дружно и смягчать внешнеполитическую линию». В связи с этим не выглядит удивительно завидная стабильность рубля, который продолжает оставаться достаточно крепким, несмотря на снижение нефтяных котировок, поддерживая таким образом продвижение западной продукции в нашу страну и соответственно ограничивая её экспортный потенциал.

Так что не исключено, что в скором времени под разговоры о том, что «российскому производителю нужна конкуренция с западными корпорациями, иначе он впадет в застой», возможно ослабление контрсанкций. Разумеется, не в одностороннем порядке, принципиальность американских политиков продолжает размываться осознанием того, что «денежки уплывают». Надо надеяться, что этого не произойдёт. Но в любом случае у российских крестьян есть ещё минимум год, чтобы окончательно встать на ноги так крепко, чтобы самим диктовать условия, с кем и на каких условиях торговать.

Юрий Скиданов

18 июля 2017

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше
  • Геноцид армян: новая глава

    Геноцид армян: новая глава Карабахский конфликт - это одна из глав чёрной книги геноцида армян, которым с XIX века занимаются турки. В их понимании армяне "недобиты", и хотя армяне потеряли большинство своих земель, всё-таки небольшой анклав армян остаётся в турецком море Закавказья. Геноцид армян обрёл второе дыхание в годы "перестройки", в конце 1980-х, когда турки вырезали армян в ряде населённых пунктов, но снова не везде. Военное сопротивление побудило турок прекратить резню.

    Читать дальше
  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..