Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Май
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

​ПРИДВОРНЫЕ «ИСТОЩАТЕЛИ»

​ПРИДВОРНЫЕ «ИСТОЩАТЕЛИ» Кремлю в нынешней ситуации не позавидуешь. Цена его ошибки будет поистине глобальной, ибо Запад прочно осел в руках шизопатов, и ждать от него уже нечего. Россия принимает ответственность за весь мир: или придумает, как проскочить опасный участок исторической трассы, или – человечество его не проскочит, ухнув в пропасть вторичной дикости. Запад на всех парах мчится туда. Можно ли сказать, что Россия движется иным путём, предоставив человеку мира шанс остаться человеком, а не бешеным фрейдистским павианом? К сожалению с уверенностью так пока говорить нельзя. И хуже всего у России в области экономики…

Кто «дует в уши» верховной власти? Той, которая принимает решения, не подлежащие уже никакому обжалованию? Той, решения которой – по сути, приговор для всей человеческой истории?

Люди, которые, к сожалению, имеют об экономической науке либо смутное, либо извращённое представление.

«Кризис требует непопулярных решений» - так заголовком подвела итог «Парламентская газета»[1] - «антикризисные» обсуждения на «правительственном часе» с участием первого вице-премьера Игоря Шувалова и главы Минфина Антона Силуанова. Нет более точного, выверенного резюме всем речам официальных лиц экономичесокго блока РФ. Но нет и более нелепого с точки зрения науки утверждения.

Дело в том, что кризис – это пространство непопулярных решений. Если бы не было непопулярных решений – то не было бы и кризиса.

Ну, в самом деле – если бы зарплата не падала, цены не росли, безработица не грозила и т.п. – о каком кризисе была бы тогда речь? Так что же получается у «Парламентской газеты», цитирующей вице-премьера и министра финансов? Пространство непопулярных решений – требует новых непопулярных решений…

Если перейти на язык медицины, то получится: «холера требует холерных палочек» или «чума требует чумных бацилл». Очень может быть, что холера и чума именно этого требуют; ведь без заразы не было бы и заражения. Однако задача врача (если он врач – а не знахарь и не подосланный ассасин) – вовсе не в том, чтобы потакать болезни. Задача врача изгнать болезнь, а не подкармливать её тем, чего болезнь себе «требует».

Если болезнь – кризис, т.е. пространство непопулярных решений (составляющих кризис, ведь без них и кризиса бы не было) – то нужно изгонять непопулярные решения, а вовсе не подкармливать ими кризис. Например: снизились доходы населения. Всякий понимает, что со снижением доходов населения нужно бороться повышением доходов населения. Это так азбучно, что стыдно в специализированной экономической газете про это даже говорить.

Как можно – с чисто логической точки зрения, об экономике уже молчим – бороться со снижением доходов населения… дальнейшим снижением доходов населения? Это не только экономический абсурд, это ещё и попросту логический абсурд.

Ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при президенте РФ (т.е. непосредственный, придворный советник-теоретик Путина) Владимир Мау в статье, написанной для “Ъ"[2], задаётся вопросом: «Какие же индикаторы свидетельствовали бы сейчас о начале прогрессивных сдвигов?» И отвечает сам себе: «К ним относятся: снижение ставок коммерческих кредитов, рост доли несырьевого экспорта, а также рост производительности труда».

Академик Мау не только на первое место не поставил, НО И ВООБЩЕ НЕ УПОМЯНУЛ такой «индикатор прогрессивных сдвигов», как рост уровня и качества жизни среднестатистического гражданина!

Очевидно, Мау «забыл», что экономика (вообще-то) – является машиной снабжения граждан, а вовсе не катализатором какого-то там экспорта и не соковыжималкой на конвейере.

Отрабатывая заказ западных покровителей и оставаясь в целом «всем умом» в концептуальном плену у колонизаторов, Мау совершенно открыто рисует нам КОЛОНИАЛЬНЫЙ ТИП ЭКОНОМИКИ.

В нем у предприятий вместо собственных оборотных средств – кредиты (т.е. инструмент кормить с прибыли предприятия финансовых тунеядцев, у которых тюк долларов стоит не дороже тюка макулатуры). В нем главная задача – обеспечить ВЫВОЗ реальных материальных благ (теперь ещё и несырьевых, вслед за самыми ценными, сырьевыми) – в обмен на макулатуру ФРС США и Евробанка.

Старый лозунг «недоедим, да вывезем» - звучит у Мау не столь цинично, как у царских спекулянтов, но не менее однозначно. Наконец, в рекомендуемом Кремлю колониальном типе экономики поставлена задача «роста производительности труда», причем в подчеркнутом отрыве от роста уровня жизни.

Это ошибка? Нет, это классическая компрадорская идеология. Дело в том (поясню для тех, кто экономики не изучал) – что замкнутый рынок не знает проблемы роста или падения производительности труда.

В самостоятельном рынке именно спрос и личный интерес диктуют – кому сколько и когда производить. Если выгодно произвести больше – люди сами по себе, из личной выгоды, делают побольше.

Если спрос падает – люди не хотят «работать на склад» и снижают производительность труда. Они не то что не могут сделать больше продукта – они вполне рационально подсчитали, что им незачем делать больше продукта, ибо они – в пространстве свободного рыночного спроса.

Совсем другое дело – колониальный рынок. Здесь проблема «роста производительности труда» стоит в полный рост, ибо естественный рост производительности (происходящий автоматически вслед за ростом спроса, ростом уровня жизни граждан) – здесь отключен.

Метрополии выгодно, чтобы туземцы больше работали, но метрополии невыгодно, чтобы туземцы больше потребляли. Поэтому – с точки зрения метрополии, которую отстаивает Мау, как теоретик – туземцы должны, во-первых, больше вывозить, а во-вторых – поменьше тратить на себя. Чем меньше они съедят - тем больше вывезут...

Именно и только по этой причине все М.Прохоровы и все В.Мау в стране криком кричат о «необходимости роста производительности труда». Ибо им нужен рост производительности без роста уровня жизни (при росте уровня жизни увеличивается спрос и производительность труда растёт автоматически). Им нужно, чтобы простые граждане надрывались на трудовой каторге – но при этом все плоды их каторжного труда выменивались бы на валютную макулатуру, никоим образом не улучшая быта каторжан…

На Кремль давит, и давит весьма сильно сложившаяся при Ельцине спрутообразная элитарная экономика приватизаторов (они же «коррупция» – если кто не знает). Лица, даром захватившие предприятия, которые не ими построены и не ими оплачены – хотели бы и дальше жить по принципам экономики элитного заговора.

Это принцип «иметь всё – и не нести при этом никакой отвественности ни за что». Недаром у них, приватизаторов, сислибов, либералов, коррупции (одно и то же) любимый дружеский тост – «чтобы у нас всё было, а нам за это ничего не было». Тут же целая философия элиты-паразита, предусматривающая полное отделение благ от трудов и скорбей их получения. Блага – «нам», все «напряги», связанные с этими благами – «им». Работает один – зарабатывает другой. Речь пишет один – читает её с трибуны другой. И т.п.

Базис элитарной экономики – безответственность элит.

Попытки требовать ответственности за порученное дело – разрушают экономику заговора. А она не хочет разрушаться, пускать вперёд талантливых выдвиженцев снизу и отодвигать элитарных идиотов.

Она хочет вечно тасовать одну и ту же ельцинскую приватизаторскую засаленную колоду персон…

Элитарная экономика давит на Кремль. Она требует гарантировать её почти феодальные права и «вольности дворянства». Она требует «не совать носа» в то, что она делает на местах с «холопами». Мол, Кремль, мы тебе вассально лояльны, и этого с тебя довольно. Шантажируемые же нами на захваченных предприятиях заложники из «простых» - не твоё дело…

Так или иначе, но и М.Прохоров, и В.Мау, и вице-премьер Шувалов, и министр Силуанов, и эксперт А.Кудрин и публицист Ю.Латынина, и юморист Шендерович, и «все-все-все» «рукопожатые» – все они ЛОББИРУЮТ именно элитарный, заложнический (а вовсе не какой-то абстрактно-рыночный) тип экономики.

Нет, не все из них записные злодеи, которые из чистого садизма хотели бы унизить и ограбить простого человека. Есть и такие, но логика большинства приватизаторов иная. Она чисто экономическая. Она выстроена из сбережения собственной доли доходов при падающих общих доходах экономики.

Если общая сумма снижается, то существует два варианта её распределения:

1.Снижать доли всех, на кого она делима.

2.Снижать в доли части дольщиков с тем, чтобы сохранить другим дольщикам прежний размер доли.

Нетрудно понять, что элитам приятнее второй вариант: «хам за всё заплатит». Если уже «пенки сняты», т.е. самые сладкие куски освоены мародёрами, а жить хочется беззаботно, и ни в чем себе не отказывая, как прежде – выход ищут не в том, чтобы улучшить ситуацию, а в том, чтобы ухудшить ситуацию у низов общества. Это очень просто, понятно, и не требует ни ума, ни напряжения от элит, хотя и рискованно: гильотины и ипатьевский подвал из истории не выкинешь…

Есть в Кремле силы, которые понимают, что путь обережения дохода привилегированных паразитов любой социальной ценой – тупик. Но есть в том же Кремле и иные силы, которые взывают к «классовой солидарности» захвативших СССР «викингов-норманнов».

Что такое феномен «норманнов»? Это феномен малой, инородной, сплочённой группы, владеющей, как Вильгельм-Завоеватель – огромным, рыхлым, инертным демографическим большинством, как скотом.

Недаром эта малая инородная группа строит высокие замки, создаёт отряды быстрого реагирования и спит с револьвером под подушкой: она понимает всю шаткость и сложность своего положения господствующего меньшинства.

Внутри этой малой лодки нельзя делать резких движений – иначе лодка опрокинется, и давно ненавидящее норманнов большинство доберётся до их горла.

Да, после Ельцина Кремль сильно изменился, однако его генетическая основа – приватизаторский погром, институциональная коррупция и криминальные группировки корыстного сговора. И очень многие говорят Кремлю: «заденешь всерьёз эту свою опору – упадёшь, а внизу тебя ждут отнюдь не с цветами»…

То, что в обеих позициях есть рациональное зерно – бесспорно, и это определяет раздвоенность и размытость позиции Кремля. С одной стороны, Кремль стремится работать с массами, стать своим именно для масс, для народа. С другой – при всей его «народности» - он старается не потерять популярности в среде, выдвинувшей его ядро, в среде феодального класса приватизаторов-нормандских завоевателей.

Говоря литературно, король хочет быть милостивым и к Айвенго с Седриком, и к Буагильберу с Бефом ( если кто помнит сюжет баллады о доблестном рыцаре Айвенго).

«Сейчас было бы очень опасно выдвинуть на первый план вопрос о темпах экономического роста» - пишет на этот счет Мау, отражая мнение коллективной компрадорской страты. «Повышение доступности кредитных ресурсов, то есть снижение процентных ставок, ни в коем случае не следует смешивать с административным давлением на банки для снижения процентных ставок и повышения доступности кредитов».

Иными словами говоря: не смей к нам соваться, Кремль! Мы тебе политически лояльны, а экономически что хотим, то и будем воротить. Мау всерьёз опасается «искушения заливать проблемы деньгами при наступлении кризиса». Лучше, видимо, по его мнению, сидеть на мешке с золотом и хладнокровно смотреть на муки голодающих низов…

Безусловно, Мау в этой политике «бережливой беспощадности» далеко не одинок. Вокруг Кремля сложилось непробиваемое кольцо «ПРИДВОРНЫХ ИСТОЩАТЕЛЕЙ», которые требуют посильнее хлестать загнанную клячу экономики РФ, чтобы она побыстрее бежала. Итог ясен: замученная кляча падёт, и весь воз государственности, заляпанный кровью и грязью приватизационной мерзости, завалится под откос.

Для человечества в глобальном плане это будет потерей последней надежды «выкрутится» из всемирного когнитивного кризиса, отдавшего власть в руки шизопараноидальным самоубийцам-садистам.

В любом случае мы должны исполнить свой долг до конца. Мы должны снова и снова разъяснять всем, кто имеет уши слышать, что к НАУЧНОЙ ЭКОНОМИКИ БРЕДЯТИНА МАУИЗМА И КУДРИНИЗМА НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ НЕ ИМЕЕТ.

Это обобщение практики элитного паразитизма в около-экономических терминах. Это рассуждение медведя о пчеловодстве.

***

В сфере научного познания об экономике необходимо понимать всю модальную цепочку, начинаемую гуннской разбойной безхозяйственностью «потока и грабежа», продолжаемую установкой простого справедливого деления и завершаемую высшей стадией развития экономики – нарастающей ИНФРАПЕРАЦИЕЙ[3].

Что такое «простое деление» - как более высокая стадия, следующая за приватирским разбоем не думающих о будущем временщиков?

Если есть, к примеру, 10 ресурсов «R» и 10 человек «Н», то методом простого деления мы получим некую величину благ «Z» на душу населения:

R + H => Z

Здесь не нужно никакой науки: 10 человек взяли 10 уток (или рыб, или тыкв, или картофелин – чего угодно) и поделили. Поделив, съели. Арифметики тут достаточно – никакой экономики сверх арифметики не требуется.

Экономическая наука нужна (в этом, собственно, её предмет, как науки) для обнаружения и преодоления ТУНИЗАЦИИ[4] при пользовании ресурсами.

Отличие экономического процесса (научной организации труда и пользования) от простого деления описывается по формуле:

10(R) + 10(H) => N(Z) > 10(Z)

Не пугайтесь, тут нет ничего сложного! Если сложение наличных ресурсов и людей даёт потребительских благ больше, чем их простое и первобытное деление, то можно говорить об экономическом процессе.

Если же сложение наличного даёт в итоге меньше, чем раньше было без него? Очевидно, стоит говорить о ненаучности или антинаучности таких действий. Инфраперация не может быть отрицательной – иначе она превращается в концлагерь и вредительство.

Нетрудно даже специалисту отличить, где заканчивается ПРОСТОЙ РЕСУРСНЫЙ ПАРАЗИТИЗМ сообщества и начинается научная организация процессов, приводящая к экономической системе (основанной на том же ресурсном паразитизме, неизбежном пока факторе человеческого бытия – но только основанной, а не исчерпывающейся им).

***

В любом случае, экономика должна преодолевать ресурсную тунизацию, т.е. максимально задействовать весь имеющийся потенциал для повышения уровня жизни ( в котором и заключен конечный смысл существования экономики). Заниматься же отбираем у бедноты последних медяков, чтобы богатым сохранять привычный уровень жизни в условиях падения хозяйства – путь к гильотине. И никуда больше!



[1] 29 января 2015 года.

[2] «Кризис, который нельзя упустить», 11.03.2015 г.

[3] ИНФРАПЕРАЦИЯ – термин экономической науки, означающий увеличение прибыльности труда человека за счет подключения ранее созданной инфраструктуры и кооперации с другими людьми.

[4] ТУНИЗАЦИЯ – термин экономической науки, означающий упущенную прибыль при разработке и использовании природных и инфраструктурных ресурсов. Произведен от слова «втуне», которым обозначают бесполезно пропадающий потенциал.

Александр Леонидов; 12 марта 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.