Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Июль
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

МЕДНЫЕ ЛИТАВРЫ И МОНЕТЫ...

МЕДНЫЕ ЛИТАВРЫ И МОНЕТЫ... Скромно и незаметно прошел юбилей у поэта-лицедея Евгения Евтушенко. Для кого и в чем он, неоднократно менявший свои клятвы, грешник, а для кого святой - разговор не для юбилея. Как ни крути,Евтушенко - это страница в истории нашей литературы. Это имя известно всем любителям поэзии. Его стихи становились событием не только литературной, но и общественной жизни. Он побывал на всех континентах Земли и писал стихи и поэмы о каждой стране, где гостил. Сейчас он живёт в США и преподаёт русскую литературу в университете города Талса. У порога - русская елка и индеец с душистыми шишками в котомке. Провинция, штат Оклахома. Как настроение? Отмахивается - да так. Он рвется в Россию и страшно тоскует по сцене Политехнического института, на которой всегда отмечал свои дни рождения. Врачи прописали покой. В своем американском доме он идет на поправку после операции.

Проверенное евтушенковское лекарство - стихи. Верный друг - жена Мария - просить прочесть его что-нибудь. В поисках подходящей строчки он хмурит бровь, повторяя мимику мальчика, родившегося восемь десятков лет назад на станции, нарочно не придумаешь, с названием Зима.

В энциклопедиях написано, что родился Евтушенко дважды: в 32-м, в скобках - 33-м году. И кто-то обязательно будет отмечать этот юбилей повторно. Он не против, но вносит ясность: во время войны семья перебиралась в Москву, для въезда в которую ему по возрастному цензу уже требовался пропуск.
"А это было очень непросто. Но моя бабушка сходила, пол-литра кому-то поставила, переделали и все", - вспоминает Евгений Евтушенко.
Ассоциации первого порядка: переполненные залы и он сцене. Поэт трибун. Как не крути, без пафоса не обойтись - человек эпохи. Один из вопросов интересующихся после каждого выступления, особенно во времена, когда в универмаге висели лишь уныло серые костюмы: а в чем он был?
"Откуда любовь к ярким рубашкам, одеждам, кепкам?" - спрашивает журналист.
"Вот пожили бы вы рядом с лагерями, где ходили все в черных ватниках с номерами и кроме хаки не видели бы в своем детстве ничего, вы бы очень полюбили хорошие пестрые радужные краски", - отвечает Евгений Евтушенко.
Уже почти народные стихи, переложенные на музыку, - это тоже он. Прозаик, режиссер, актер, любимец женщин, обладатель бесчисленного множества наград и даже временами политик, откуда быстро ушел, осознав свою с политикой несовместимость.
От восторга до полного неприятия - о нем не перестают спорить. Когда-то смело защищал неугодных власти, что среди самих диссидентов поговаривали, мол, за спиной Евтушенко высокие покровители. В высокие кабинеты, не отрицает, был вхож. Но что редкость - и в советских, и в постсоветских кабинетах любили его стихи.
Живет на два дома: в России и уже несколько десятилетий в США. Применительно к себе вопросы про эмиграцию воспринимает болезненно, злится. Парирует: быть эмигрантом и человеком мира - разные вещи! На вопрос "Чего вам сейчас не хватает?", говорит, что нынче мало тепла и много цинизма. Но что-то же утешает? Смотрит мимо собеседника - понимание единственности жизни.

Виктор ЕВЛОГИН, обозреватель "ЭиМ".; 25 июля 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.