Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

ЛУДОМАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ СТАРООБРЯДЦЕВ

ЛУДОМАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ СТАРООБРЯДЦЕВ ​Отставной генерал Решетников, ветхий старичок, на склоне лет обвешался иконами, имперскими флагами – и воззвал к Отечеству: мол, мы погубим Новороссию ресоветизацией, нужно не «совок» возрождать на землях, освобождённых от оккупации, а Российскую империю. Старый конфликт между красными и белыми снова актуален. И за этим конфликтом скрыто главное: в области социально-экономической у белых господствовало НЕПРЕДРЕШЕНЧЕСТВО. Т.е. Колчаки и Деникины не знали, что будут строить после победы. Мемуары приводят много лозунгов, подобных «доведём до Москвы, и ладно!». Белый лозунг единой и неделимой России принимается нами «на ура!».

Но нельзя закрывать глаза на то, что у белых не было и нет позитивной социально-экономической программы, и потому освобождение представляется им некоей самоцелью: «увидеть Париж и умереть». Трезвая программа действий подменялась и подменяется патологической романтикой: флаги, короны, символические атрибуты и т.п.

Например, талантливая, но увлекающаяся Ж.Бичевская (как и блистательная Н.Поклонская) видят (наверное, чисто по-женски) во «вставании с колен» России – узкое монархическое старообрядчество.

Как поёт Бичевская, претендуя на гимн:

Мы – Русские, мы – Русские, мы – Русские,
Мы всё равно поднимемся с колен!

В чём же видит харизматичная певица процедуру «вставания с колен»? Увы, обнаруживается крайняя узость старообрядческой нетерпимости по части символов: «…Кололи нас серпом, звездили звёздами, но наше знамя есть и будет Крест…», «в бой пойдём с крестами на груди» и т.п.

А не кажется ли вам, что такая старообрядческая сектантская нетерпимость оборачивается полной толерантностью к внедряющемуся заговору любых врагов? Покажи дураку пальчик – ему смешно станет, покажи этим сектантам правильно оформленный крест – они тебе в ножки поклонятся… А человек, "преклоняющий" их крестом – кто он сам-то?! Что, кроме креста, он принёс народу? Об этом старообрядцы спрашивать не станут. Им до сути нет дела, лишь бы формальность соблюдена была…

Отсюда прямая дорога во власовщину, а кроме неё – ещё и в постмодернистский балаган, в котором традиция утратила исходный смысл и превратилась в канон для шутовства, в постановочные правила спектакля на потеху публике…

Дело же не в кресте! Любой православный вам скажет, что дело не в формальных символах.

И Евангелие много раз предупреждает, что формализм фарисейства – хуже разбоя и блуда. «По плодам узнавайте» волков в овечьих шкурах, а не по тем предметам, которые они вам ритуально покажут или изобразят с подмостков…

Я ни в коем случае не против русского монархизма. Но я вижу в нём инструмент небесной благодати, а вовсе не самоцель, срежиссированную с участием историков-консультантов для съёмок исторического фильма.

Я не понимаю пафоса Бичевской (и Поклонской, и генерала Решетникова) – когда всё вставание с колен они сводят к:

…И мы, восстав с крестами и иконами,
Пойдём венчать Российского Царя.

Бог вам в помощь, ребята, но не кажется ли вам, что важна победа русского оружия, а не церемонии венчаний?

Для сравнения: есть учёба, много лет учёбы, обретения профессии, знаний. А есть диплом – кусочек картона, которым завершается курс наук. Что важнее: кусочек картона, пусть и со всеми печатями, или само образование?

Постмодернист скажет, что диплом конечно важнее курсов. С бумажкой ты человек, а реальные знания могут и не понять, не оценить… Но это именно постмодерн, царство шутов и заигравшихся в ролевые игры инфантилов. Ведь не было бы образования – не придумали бы и дипломов, как СИМВОЛА завершения учебного курса…

А вы начинаете все эти песни – мол, повенчаем царя, и всё сразу само собой образуется! Это не разговор взрослых людей, это детский лепет подростков, начитавшихся Гарри Поттера и прочей магической литературы.

Найдёте вы мужичка и повенчаете его по всем правила. Главный вопрос: вы кого хотите порадовать, его или себя?

Если его – то понятно: любой обрадуется, когда его царём коронуют! Ну, а если себя – то царь должен быть настоящим не ритуально, не обрядово, а в полном геополитическом смысле, как Хозяин земли русской.

Иначе можно арендовать театр на сутки, и потешить душеньку точным исполнением обряда царевенчания: никакого толку от этого не будет – зато участникам действа «радости полные штаны», потому что они духовно – дети, и играют скипетром, державой, короной, как дети в колыбели – играются отцовскими орденами и медалями.

Вопрос о власти не терпит кривляний и паясничания, ужимок и гримас.

Ритуалы, будь они краснознамёнными, церковными или конституционно-либеральными, сопровождают власть, но не создают её. Ритуал можно легко изменить или удалить – власть удалить нельзя, она меняется, но меняясь – пребывает неизменно наверху.

Корона создана, чтобы служить стране, а не страна возникла, чтобы служить короне.

Когда путают суть (страну) и символ (корону) – то оказываются в плену у самой низкопробной театральной бутафории, подменяя реальность постановочным сценическим реквизитом.

Вопрос ведь не в количестве мирра, которого извели на «помазанника Божия», а в том, присоединил ли он Крым, например, или потерял. Если присоединил, то он царь от Бога, даже если так не называется.

А если потерял – тогда он клоун, какими бы маслами его при коронации не обмазали и какими бы титулами не оснастили.

Суть должна торжествовать над формой, иначе всё превратиться в гнилую от декаданса театральную постановку.

Нужно ведь отличать богоизбранность, проявляемую в великих свершениях, от ритуальных действий попа. Который суть человек, и которого могут вдохновлять любые мотивы, включая даже и самые низменные…

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 21 февраля 2017

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.