Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Март
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

​ПРОЕКТЫ И ДЕСТРУКТОРЫ

​ПРОЕКТЫ И ДЕСТРУКТОРЫ Социальный проект – это адресация к макро-величинам, независимым от личного положения адепта. Это нечто сверхчеловеческое по охвату пространства и времени. Поскольку человеку дана свобода воли, и будущее не предопределено – у всякого образа будущего есть оппоненты. Они создают и продвигают антипроект, отвергая тот или иной проект, и выдвигая в качестве образа будущего его противоположность. В борьбе проекта с антипроектом живёт и развивается человеческая мысль, строятся прогресс и цивилизация…

Но антипроект – не просто глумливое бездоказательное отрицание чужой мечты. Если кто-то выступает за удвоение сбора груздей на территории РФ в этом году – нельзя от этого просто отмахнуться. Антипроект требует доказательств – почему вы считаете удвоение сбора груздей невозможным или контр-продуктивным?

Отличительная черта антипроекта – системная целостность, опирающаяся на рациональную аргументацию.

То есть: если мы выступаем против удвоения сбора груздей в РФ – мы должны системно обосновать – почему, чем выдвигаемый проект вреден, опасен обществу.

И проект, и антипроект, противоборствуя, адресованы интересам общества; иначе они не были бы проектом и антипроектом.

Любой проект, как обобщение образа будущего, и любой антипроект, как альтернатива образа будущего – являются частью цивилизации, в которой предстают борьбой идей, дискуссией школ. Но есть в человеческом выборе кое-что, напрочь выпадающее из цивилизации, из истории взлётов и заблуждений человеческой мысли…

+++

Кроме проекта и антипроекта (утверждения и отрицания) существуют деструкторы. Деструктор – это одноклеточный паразит, который заводится в тканях человеческой цивилизации. Общественного блага для него не существует, а потому обе стороны дискуссии по поводу общественного блага для него неинтересны.

Одноклеточный паразит внутри сложного многоклеточного организма интересуется питательными веществами, отчуждаемыми для себя. От чего? Да к чему удалось прилипнуть, присосаться – от того и отчуждает.

В основе деструктивного поведения личности лежит психологический ЛОКАЛИЗМ – выделение и отделение своего «Я» из череды поколений и цивилизационной преемствености. Локалист существует только для себя – в узком личном пространстве. Ему чужды и попросту непонятны – прошлое, будущее и широкое пространство настоящего времени.

Закукливая все питательные вещества на себя, одноклеточный паразит образует (сам это не всегда понимая) тромб внутри систем обмена веществ. Когда таких тромбов-опухолей внутри системы много, жизнь организма цивилизации истощается, в итоге прекращается.

Существует ли цель у паразита погубить цивилизацию в целом или, скажем, Россию, в частности? Конечно же, нет! Единственная цель одноклеточного – послаще прожить свой краткий биологический срок, не задумываясь, откуда он взялся и что будет после него.

Поэтому перенесение паразита из российского например, в американский организм – приводит лишь к тому, что паразит окукуливается уже по новому месту жительства, превращаясь в проблему любой страны своего пребывания.

Так в мире проектов цивилизации, кроме «Да» и «Нет» (тезы и антитезы) появляется зоологическое, лишённое членораздельной речи и отчётливой мысли потреблядское междометие.

Междометие – это «язык до языка». Понимание междометий у человека врождённое – не нужно учить французский, чтобы понять французское междометие «о-ля-ля!» или британское «упс!». Поскольку язык отражает мышление, то междометия отражают часть мышления, низший, зоологический психофон. Этот психофон эмоционален, но принципиально лишён понимания противоречий и классификации явлений. В нём смешано всё до стадии «ничего».

Деструктор в любом обществе ведёт себя так, как вело бы себя в антропосфере животное (лиса в курятнике, козёл в огороде, медведь в цирке и т.п.). По сути, он и есть животное, замаскированное под человека, имитирующее связную речь[1] и некоторые манеры человеческого поведения.

Главное: деструктор не принимает никакого глобального проекта, и не отрицает никакого глобального проекта. Как лиса не может понять куроводства, а медведь – смысла цирковых представлений, так и деструктор никогда не понимает, чего добиваются «красные», а чего «белые».

Внутри любого проекта или антипроекта его задача – пристроится, прилипнуть и найти питательные вещества. Так глист не понимает в чьём нутре он нашёл своё «счастье» - у травоядного ли, у хищника или у всеядного…

+++

Особенность нашего времени – чрезмерное размножение деструкторов внутри всех систем, неизбежно связанное с угасанием и истощением самих макро-систем. Всё чаще на месте противостояния принципов мы обнаруживаем противостояние близнецов-приспособленцев в борьбе за питательные вещества. Это подменяет проектную дискуссию (что мы строим?) зоомахией (животной борьбой за существование и доминирование).

+++

Основная движущая сила истории – конфликт инфинитики[2] с локализмом[3] в уме и душе человека.

Всякий человек прогрессивен ровно настолько, насколько осознаёт себя частью рода человеческого. И регрессивен настолько, насколько выделяет себя в автономную (локальную) биологическую особь.

Один служит делу – и тем двигает дело вперёд. Другой пытается заставить дело служить себе – и тем тормозит, да и попросту разрушает всякое большое дело.

Существование истории и цивилизации неразделимо связано с существованием веры в Нечто, существующее До, Сверх и После «Я». Если это убрать из истории – в ней не останется ничего, кроме зоомахии, а значит, и никакой динамики, никаких перемен.

Локалист абсолютно непригоден для цивилизации:

-Если для цивилизации необходимо сохранение прошлого, то для локализма – в приоритете его утилизация под текущие бытовые нужды. То, что цивилизованный человек разместит в музее – локалист отдаст в переплавку и т.п.

-Если для цивилизации важно передать будущему как можно больше – то локалисту, наоборот, нужно успеть всё потребить при собственной жизни, не оставляя будущему после себя – ничего.

-Для цивилизации общественное является своим, а частное, личное – чужим; для локализма в точности до наоборот. Всё общее – чужое, безразличное или враждебное, а всё частное, личное – своё.

Всё, что для цивилизации важно – для локализма не важно, и напротив, всё, что важно для локалиста – не имеет никакой ценности для цивилизации[4].

+++

Отсюда следует вывод, что локализм и локалисты несовместимы с человеческой цивилизацией ни в какой её форме (тем более, что содержание у цивилизации всегда стабильно[5]).

Человека, который не хочет или не способен думать о далёком прошлом и далёком будущем (вне своей биологической локации, своих личных времени-пространства) – цивилизация принимает за мертворожденного.

Это не человек в том смысле, который вкладывает цивилизация в слово: чело(лоб, голова) века (времени). Это шматок плоти, мясной овощ. Для цивилизации актуальны многие из тех, кто давно телесно умерли; и наоборот, для неё не существует многих из ныне вполне полнокровных, биологически живых.

+++

Антипроектом суверенной России является Россия слабая, раздробленная, подчинённая Западу. Этот антипроект в системном, законченном виде – непопулярен, и представляет из себя минимальную опасность, являясь продуктом мысли девиантных маргиналов.

Гораздо опаснее деятельность деструкторов, ищущих свою выгоду вне проектов самобытной – или прозападной России. Деструкторы – паразиты в любой ситуации – заполняют собой коридоры власти и правящей партии. Они своим потребительским локальным цинизмом рвачей отравляют как образованные верхи общества, так и широкие массы населения.

Суть их жизненной позиции – так или иначе изловчиться с выгодой для себя продать всех окружающих.

Ведь психика локалиста устроена так, что он не признаёт интересов других людей.

Причём в этом нет истерического надрыва, свойственного эгоистам и циникам – локалист осознаёт свою выгоду единственной в мире на базовом уровне доразумных инстинктов, по умолчанию.

Это не вывод, к которому он пришёл – а наоборот, аксиома, от которой он начал думать. Если циники свой эгоизм мотивируют длинными эскападами, то локалист свой эгоизм никак не мотивирует, да и вообще не понимает, что он эгоист.

Для него нет выбора между частным и общественным, потому что общественного он никогда не воспринимал, как не воспринимает глухой звука, а слепой – цвета.

Неспособный ощущать (вообразить) никакой боли, кроме собственной, локалист находится в до-историческом, до-цивилизационном зоологическом пространстве. Обобщённые понятия «человечество», «цивилизация», «нация», «страна», «религия», «предательство» и т.п. – это абстракции за границами его понимания.

Понять, что он - предатель своей страны или народа локалист не в состоянии, так же, как собака или кошка не в состоянии читать текст. Или – как чеховский «злоумышленник» искренне не мог понять связи между украденной с путей гайкой и возможной железнодорожной катастрофой.

Оттого деятельность локалиста, бездумно, на уровне инстинкта, таскающего всё блестящее и мягкое к себе в звериное логово, всегда деструктивна для его страны.

В этом смысле локалисты РФ работают на США, локалисты США – на РФ, хотя ни те, ни другие не понимают своей исторической роли (поскольку они вне истории: мышь ведь не знает, живёт ли она при Наполеоне или при Сталине, её поведение стандартно-мышиное).

+++

Сегодня у нас нет жёстко-каркасной власти, но нет и такой же внятной оппозиции. Эти понятия – из прошлого, окрашенного в багровые тона религиозных войн (одной из которых была Гражданская 1917-22 гг).

Правящая партия не опасна для оппозиционных и наоборот. Более того, функционеры легко переходят туда-сюда, подобно средневековым ландскнехтам. Они не видят сущностной разницы, да её и нет. Главная же опасность для цивилизации – деятельность деструкторов, кляксой расползающийся повсюду локализм акторов.

Локалист не может быть провластным или оппозиционным: он ниже этого.

Он просто выедает, и тем пресекает выходящую из тьмы веков и устремлённую в бесконечное будущее, адресованную далёким потомкам преемственность цивилизации.

Он ничего не сохраняет, кроме себя и своих личных удобств, и ничего не намерен передавать грядущему. На нём кончаются и история и перспектива.

Яркий пример – украинские «п-Резиденты», от Кравчука, которого обессмертил своим кино-презрением режиссёр Гайдай (сделав из него нарицательный образ подонка) до Порошенко. Они не являются сторонниками Европы, как и России.

Они – просто воры, которые ловят ветер шкурной выгоды. Их переходы из КПСС в бандеровцы и обратно шокируют цивилизованных людей. Во всём, включая даже и высшие абстракции церковных вопросов – эти воры видят отмычки к сейфу.

Удивительная ситуация пост-советизма, когда социумы оказались возглавлены совершенно асоциальными, криминальными элементами – ярче всего проявилась на Украине… Но и у нас этого «добра» хватает: я имею в виду вырождение человеческого социума в крысиную колонию или волчью стаю.

Вырождение происходит под влиянием локализма - то есть признания своей биологической жизни единственной, вырывание её сроков и удобств из контекста общего времени и общего пространства. Рождается идея "хорошо пожить любой для окружающих ценой" - раз уж всё равно нет у жизни ни смысла, ни продолжения. А такая идея - могильщик цивилизации и всех человеческих форматов отношений. Она выводит на первый план физиологические инстинкты и в итоге уравнивает человека с животным.

+++

Как теоретики, пост-советские деструкторы не представляют никакой ценности. Они вопиюще иррациональны, анти-интеллектуальны, их бессвязные вопли «по общим вопросам» имеют заурядное содержание клинического бреда. Из всех, известных истории, проектов и антипроектов они не могут обогатить своей мыслью никакой.

Но в то же время общее состояние умов делает именно деструктивно-криминальное отребье «владыкой дум», что смертельно опасно для образования, науки, культуры, всего того, что составляет над-животное, человеческое содержание цивилизации.

Подмена идеала Созидания на идеал Расхищения, ненависть к труду (в том числе и умственному) и восторг перед воровством – серьёзнейшая подмена в человеческой истории! Такой базовой подмены не знала ещё ни одна эпоха, за исключением, может быть, «эпохи тёмных веков» в Европе после «приватизации» Западной Римской Империи.

+++

А что происходит при вышеуказанной подмене? Мы выходим из пространства проектов и антипроектов в зоомахию, окружающая среда постепенно «догоняет» закон джунглей, сменяя цивилизацию дикими джунглями поверх руин городов.

Локалист убивает всякое будущее не потому, что он ненавидит будущее. Он просто не понимает какого-то там будущего, и руководствуется двумя инстинктами: концентрации всего на себе и принципа экономности действий[6]. Всё, что локалист вырабатывает – он сам же и прожирает, а что он не способен пожрать – того он и не вырабатывает (инстинкт экономности действий).

В такой ситуации каждому новому поколению (если оно каким-то чудом родится и выживет, что для либерального общества уже вопрос) – приходится начинать с ноля[7]. Не создаётся задела для новых – не создают и они трамплин грядущему.

+++

Когда количество деструкторов в проекте достигло критической величины – проект закрывается. Он закрывается не в пользу альтернативного проекта (как бывает при победе его антипода – антипроекта), а вообще.

Власть теряет способности исполнять базовые, обязательные для самосохранения функции по жизнеобеспечению тех, кем она правит. Представленная деструкторами, она этого не понимает – а даже если понимает, то считает маловажным на фоне перспектив личных хищений.

Возникает хорошо нам знакомая обстановка «ПИРА ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ» - то есть безумного карнавала умирающих. Деструкторы не грустят о том, что кончилось, предпочитая думать о том, что её не доедено ими.

Полномасштабная цивилизационная катастрофа – единственный итог такого образа жизни, который ставит под сомнение отличие человека от животных.



[1] Хидиотия – хитрый идиотизм. Способность хидиота (хитрого идиота) улавливать и произносить приятные для аудитории фабулы, не понимая их смысла, значения произносимых слов.

[2] ИНФИНИТИКА - психологический настрой, который на базовом уровне содержит понимание и приоритет всеобщего и вечного над частным и временным.

[3] ЛОКАЛИЗМ - психологический настрой, который на базовом уровне мотиваций содержит приоритет частного над вечным и общечеловеческим, годы своей земной личной жизни считает для себя важнее Вечности.

[4] Например, вопросы питания и созидания. Для цивилизации важно, что осталось от человека через века, и абсолютно неважно, что этот человек кушал за обедом (всё одно через сутки в кал превратилось). Для локализма, напротив: питание сегодня важнее всего, а память о человеке через века после его смерти не имеет никакого значения. И т.д.

[5] Единым содержанием цивилизации, существующем сверх экзотики форм её конкретного проявления занимается ОТЦ – Общая Теория Цивилизации.

[6] Если действие не приносит животному удовольствия и не продиктовано инстинктом самосохранения – оно просто не делает такого действия.

[7] Традиционная английская ипотечная практика: человек платит ипотеку всю жизнь, не успевает выплатить, и сдаёт дом в обратную ипотеку, то есть ему начинают выплачивать в старости всё то, что он годами платил, выкупая дом обратно. А дети этого человека начинают всё с начала, и тем же заканчивают. На мой вопрос – а почему бы детям не доплатить оставшуюся за родителей сумму, и не выкупить дом родителей? – эксперт назвал ряд причин. Обратная ипотека для старика в Англии – это пенсия или прибавка к пенсии. Дети не хотят жить в одном доме со своими родителями, а родители – со взрослыми детьми. Чувство коллективизма даже в рамках одной семьи существенно подорвано в Англии и т.п.

Александр Леонидов; 2 октября 2018

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..