Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

РАСПИЛ СЕДАЛИЩНОГО СУКА

 РАСПИЛ СЕДАЛИЩНОГО СУКА В конечной схеме глобализирующейся рыночной экономики свободные люди по обе стороны Атлантики заключают лично выгодные контракты между собой. В этой схеме, подсусаленной фальшивой позолотой нашими либералами, все же не скрыть главного: в ней места для России и русских не остается. В ней не остается места и для Путина (что вселяет робкую надежду на её несработку): зачем и кому он будет нужен в ситуации, когда по обе стороны океана действуют личные двусторонние договоры и обязательства? На новом витке спирали истории эта схема глобалистов возвращает нас к первобытности, которая не нуждалась в государственности. Племена и тейпы менялись и общались без верховного посредства, бродили по лику земли, никого ни о чем не спрашивая. Недаром Ж.Аттали назвал адептов экономической глобализации «новыми кочевниками» - людьми, которые живут в клонированных отелях на всех континентах сразу…

Наблюдательный читатель тут же воскликнет: ведь это же полное удаление НАЦИОНАЛЬНЫХ интересов. Есть, допустим Саша и есть Петя. Формально оба они русские. Но Пете выгоден ввоз свинины из Европы, а Саше – невыгоден. Если оба они русские, то в чем, собственно, предмет «русскости»? Если они между собой антагонисты, то как они могут составлять единство, и на чем это единство будет базироваться? Теперь, допустим, есть ещё Жак и Жан. Жаку, как и Пете, выгоден экспорт свинины в Россию. А Жану он, как и Саше, невыгоден. В чем тогда предмет французской нации, если возникают транснациональные общности Жака и Пети, Жана и Саши?

Собственно, либералы не особенно и скрывают этот кошмар. Они, как и окончивший самоубийством Маяковский, думают в итоге жить в мире «без Россий и Латвий». Это даже хорошо, говорят они, ПОТОМУ ЧТО МАКСИМАЛЬНАЯ ОТКРЫТОСТЬ ДАСТ ЭКОНОМИКЕ МАКСИМАЛЬНУЮ ЭФФЕКТИВНОСТЬ.
 
С этим трудно поспорить: действительно, рекорды на мировой олимпиаде всегда внушительнее, чем на районной закрытой спартакиаде. Районная спартакиада выявляет лучшего в районе, а мировая олимпиада – лучшего в мире. Однако давайте не будем, как наша демшиза, закрывать глаза на понятие «эффективность».
 
Эффективность – обоюдоострый меч. Например, для жертв застенков ленивый, бестолковый, неэффективный палач, убивающий мало и медленно, куда предпочтительнее профессионально-эффективного палача, добившегося рекордов в скорости уничтожения.
 
Что касается экономической эффективности, то она может быть достигнута не только ВМЕСТЕ со слабым партнером, но и ЗА СЧЕТ слабого партнера. И та, и другая эффективность будет выражаться в одних и тех же долларах, в одних и тех же процентах. Да и вообще большой вопрос – а станет ли сильный покупать у слабого то, что может без особых потерь забрать силой? Например, США, оккупировав Ирак, навязали марионеточному правительству Ирака цену на нефть многократно ниже мировой (по данным доктора Аббаса Халафа, бывшего посла Ирака в РФ).  И не сказать, что это экономически неэффективно, для США это очень экономически эффективно, гораздо эффективнее, чем до войны.
Дело в том, что глобальный открытый рынок по определению не подчиняется ни национальным лидерам, ни национальным интересам. И если нация может поставить перед собой главной задачей НАРОДОСБЕРЕЖЕНИЕ, предотвращение собственного вымирания, то глобальный открытый рынок вообще, как выражался Ницше, «по ту сторону» таких задач.
 
Видимо, инстинктивно ощущая эту опасность (оказаться речным портом в условиях смены русла реки) Путин отталкивает и оттягивает программы полного раскрытия рынка глобальной экономике. Однако это инстинктивное «отпихивание страшного» идет из глубины подсознания, оно не соответствует ни только верованиям президентского окружения, но и символу веры самого президента.
 
Экономика вообще всегда была слабым местом Путина. У него есть развитый государственнический инстинкт, державные амбиции, имперское мышление, макиавеллианская тонкость интриги и ещё много достойных черт. Во многом эти черты и определили те скромные успехи путинизма и нескромную его популярность в народных массах, которые мы сегодня имеем.
 
Путин упорядочил ельцинский бардак, что, конечно, облегчило положение находящихся в бардаке. Но сущности бардака это не изменило. Аналогичным образом Николай I кодифицировал все крепостнические законы, упорядочил и свел к закону все, что можно упорядочить и свести к закону в крепостничестве, но самого крепостного права отменить так и не решился. Оба, кстати, что Путин, что Николай I, очень любили заниматься «ручным управлением» - лично рассматривать и решать даже мелкие вопросы, в чем сказывалось недоверие к собственным выдвиженцам, к собственному аппарату.
 
За таким недоверием к тем, кому сам же оказал доверие – стоит обреченность системы.
 
Чем же объясняется слабость путинизма в экономике? Путин и его окружение намертво попали в ловушку ЛИЧНОГО экономического успеха. Поэтому они на глубинном уровне воспринимают психами, лгунами или негодяями тех, кто пытается разъяснить им разницу между ЛИЧНЫМ и ОБЩЕСТВЕННЫМ успехом. 
 
Вообразите себе армию, которая еле-еле плелась, чтобы быть единой. И вот кавалеристы этой армии вдруг поскакали во весь опор, вырвались далеко вперед, и недоумевают: а чего это мы полжизни равнялись по пехоте и обозу? Вон как можно быстро скакать без этих якорей, а мы плелись шагом…
 
Но спросите любого моряка: скорость эскадры измеряется скоростью самого тихоходного её судна. Иначе нельзя: иначе будет не эскадра, а разбросанные по морю корабли. Точно так же экономическое благосостояние страны измеряется не по самому богатому её гражданину, а по самому бедному. В самых уродливых государствах мы найдем купающихся в роскоши богачей, но не они делают погоду. Смотрите в тарелку бедняка – его обеспечение и есть подлинное состояние экономики страны. То, что доступно богачу - доступно избранным. То, что доступно бедняку - доступно всем, это и есть НАЦИОНАЛЬНОЕ ДОСТОЯНИЕ.
 
Ведь авангарды, далеко оторвавшиеся от тылов и обозов, от тихоходных пехотных частей – легкая добыча для противника. Обывательское мышление ничего этого не понимает. Для него ЛИЧНЫЙ успех служит мерилом социальных ВОЗМОЖНОСТЕЙ: мол, раз я смог, то и другие смогли бы, если бы не ленились. 
 
Наши богатые с утра до ночи твердят нам это – и кажется, не только врут, но даже и сами начинают верить в этот бред: что пехотинец ленив относительно кавалериста, кавалерист ленив относительно летчика, игнорируя факторы коней и самолетов.
 
Конечно, и Путин катастрофически путает рост ЛИЧНОГО благополучия у своего окружения с ростом ОБЩЕГО благосостояния всей системы. Он верит своим глазам – тому, что непосредственно видит вокруг себя – хотя первый закон социологии (отличающий социолога от обывателя) – «не верь глазам своим». Ведь в реальной жизни существует очень много оптических обманов зрения…
 
А между тем только чокнутый не видит тесной и прямой взаимосвязи между понятиями «контроль», «предсказуемость», «порядок», «обеспеченность». Эти понятия – почти синонимы, часто их просто заменяют одно на другое без утраты смысла. Вот, скажем, выражение «обеспечить безопасность». Что такое «необеспеченная безопасность»? Да это и есть, собственно, «ОПАСНОСТЬ»!
 
Можно ли обеспечить безопасность, но при этом не обеспечить контроля? Мне представляется, что это чисто логически – бред. А между тем слово «контроль» для либералов – ругательное, они считают (многие искренне!) что контроль – враг экономическим успехам. Это как понимать? «Удалить всех сторожей для повышения безопасности склада»?! 
 
Нам говорят о провалах тех или иных моделей ОБЩЕГО ПЛАНИРОВАНИЯ. Нам тычут в лицо Северной Кореей. Но никто никогда не утверждал, что ЛЮБАЯ модель общего планирования действий – верная и успешная. Карта маршрута может быть ложной. Кормчий может ошибиться и править судно не туда. Но верхом безумия было бы считать, что ветра и бури в открытом океане быстрее доставят лодку в гавань, чем кормчий, который – о, ужас! – может ошибаться! Другое дело, если цель – направить корабль не в гавань, а на дно. 
 
Обнаружив погрешности в существующей модели согласования общих действий, нужно было предлагать новые модели согласования, а не идти безумным путем полного рассогласования. 
 
Между тем на повестку дня снова и снова маниакально выносится тема дерегулирования экономики: она чревата для верхушки тем, что в условиях дерегулирования и регулировщик окажется в итоге не у дел. Может быть, хоть эту шкурную опасность верхушка сумеет понять…

Федор Сверлов; 10 октября 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.