Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Март
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

НЭПотизм 2.0.*

Контора Прохорова пишет...

НЭПотизм 2.0.* Большой проектный манифест «НЭП 2.0: об обороне и наступлении» Михаила Прохорова, опубликованный в «Коммерсанте» и обещающий поведать, как и для чего проводить экономическую мобилизацию – очень важен по нескольким причинам. Во-первых, появление такого манифеста для либералов «с ноля» подтверждает, что все прежние программы, типа маразматической «Стратегии-2020», провалились. Во-вторых, автор-подписант – крупная фигура в российском бизнесе, олигарх и общественный деятель, необычайно влиятельный. В-третьих, понятно, что Прохоров работал не один, что он собрал серьёзный коллектив экономистов, а потом сводил вместе и правил, как редактор, труд целой группы профессионалов.

17.04.2014 года «Ъ» подарил свой разворот Прохорову. Презентован именитый автор так: «В статье, написанной специально для "Ъ", экс-лидер партии "Гражданская платформа" МИХАИЛ ПРОХОРОВ рассматривает крымский вызов для российской экономики как повод решить многие давно назревшие проблемы и соответственно получить шанс на серьезный рывок».

Прохоров начинает с необходимости «экономической мобилизации» для «повышения иммунитета к санкциям». По словам Прохорова авторская группа под его руководством имеет в виду вот что: «Мы говорим об ограничении социальных расходов уровнем роста производительности труда, конкуренции, снижении издержек, увязке пенсионной системы, социального страхования и трудовых отношений».

Заявив, что «движение Back to the USSR не принесет хозяйственного возрождения», Прохоров обещает «рыночную мобилизацию — процесс, состоящий в переходе от государственного к частному хозяйству, от распределительной к производительной экономике, от административной к рыночной мотивации».

Заранее готовя читателей к чему-то страшному, Прохоров и его соавторы грозятся: «Мы ведь не отвергнем законы тяготения, даже если ими будет недовольна большая часть наших сограждан. Экономические законы столь же объективны и неоспоримы, как и законы природы, и их нужно учитывать, а не пытаться ими пренебречь».

И это – золотое намерение, которое, к сожалению, авторы не везде по тексту сумели воплотить. Тем не менее перед нами достаточно целостное либеральное видение проблем экономического будущего, и потому оно заслуживает детального разбора.

Прежде всего (почему-то) Прохоров и его эксперты говорят о банках. Ставя задачу защищаться от Запада, Прохоров предлагает «перенести акцент с государственных (а также аффилированных с государством) банков на частные акционерные банки — они с меньшей вероятностью попадут под санкции, направленные против правительства».

Однако трудно не увидеть, что ставить на тех, кто не подпадает под санкции Запада – это поощрять пятую колонну того же Запада. Ведь чем меньше вероятность попадания под санкции банка – тем менее он опасен (или даже полезен) щадящему его Западу. Ответ на вызов явно нелеп – это игра в поддавки, а не борьба. Чем делать ставку на тех, по кому враг не стреляет – лучше уж сразу сдаться врагу…

+++

Второе положение Прохорова таково: «Россия должна стать страной, которая в наибольшей степени открыта для инвестиций в сырьевой сектор, наиболее восприимчива к инновациям в этой сфере, быстрее всего продвигает глубокую переработку сырья. Залогом перемен я считаю конкуренцию…»

Отчасти соглашаясь с этим пунктом, отметим, что сырьё – как раз та уникальная сфера экономики КОТОРАЯ САМА ЯВЛЯЕТСЯ ИНВЕСТИЦИЕЙ, т.е. представляет собой ценность ДО инвестиционных вложений, а не только ПОСЛЕ, в отличии, от, скажем швейной или шоколадной фабрик. Наименьшее количество проблем всегда было и всегда будет с ЖЕЛАЮЩИМИ РАЗРАБАТЫВАТЬ ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ. Это тот сектор, где гораздо важнее не привлекать разработчиков (которые выстраиваются в очередь), а отсекать зловредных.

Если вспомнить историю, то кто заманивал конкистадоров в Эльдорадо? Индейцы? Кто заманивал золотоискателей на Клондайк? Цинга?

Авторский коллектив под руководством Прохорова (золотой фонд либеральной мысли РФ) – явно перепутал проблему привлечения разработчиков сырья с проблемой ужесточения рамок их ответственности, экологической и социальной. Трудно прохоровцам идти против рожна: быть одновременно и «максимально открытыми для инвестиций» и «продвигать глубокую переработку сырья». Ведь если ты максимально открыт – ты выставляешь минимальные требования к тем, кого зазываешь. Если ты их калачом заманивал – какие же требования по «инновациям» к ним могут быть? Они, как им выгодно – так и сделают. Скептически отношусь и к «конкуренции в сырьевой сфере». Конкуренция хороша при выпечке тортов: один торт окажется вкуснее – он вытеснит невкусный торт. Но когда речь идет о добыче однотипного, природного продукта, который никто не производил (его же только извлекают!) и который оценивается по жестким стандартам, а не по «вкусу потребителя» - чем поможет конкуренция? Тем, что ушлый и хитрый в конкурентной борьбе нарушит технологию добычи, социальные обязательства, экологические стандарты – и тем самым «выиграет» в себестоимости добытого?!

+++

Сказанное о природном сырьё относится и к такому сырью, как земля. Ведь это тоже дар природы – как уголь, руды, нефть и газ. Не первым (и не последним) требует Прохоров «вовлечения земли в полноценный хозяйственный оборот». Он ставит задачу обеспечить «максимальное введение земельных участков в хозяйственный оборот. Земля в России должна как можно быстрее обрести собственников — а следовательно, и ценность».

Здесь снова штаб либеральной мысли упорно и последовательно (много лет уже) – не замечает одной важной разницы. По меткому выражению д.э.н. М.Делягина «нужно отличать игроков, конкурирующих на поле за мяч, от самого поля, по которому бегают игроки». Действительно, существуют вещи конкурентные – но они связаны с личным вкладом человека, в них отражается личность конкурента. В костюме отражается личный навык и художественный талант портного, поэтому конкуренция портных – благо. В ювелирном произведении искусства отражается личность ювелира – поэтому… ну, в общем, понятно. Конкуренция приложима только к труду – А НЕ К ТОМУ ПРОСТРАНСТВУ, БЕЗ КОТОРОГО ТРУД СТАНОВИТСЯ НЕВОЗМОЖНЫМ. Ибо как человеку раскрыться в труде, если ему не дали элементарных средств раскрыть себя?

Предложение безземельному крестьянину конкурировать с латифундистом сродни предложению узнику Освенцима конкурировать с конвоирами, палачами, и всем вермахтом. «Знаешь, узник, ты так плохо питаешься и живешь во вшивом бараке, потому что плохо работаешь и проиграл конкурентную борьбу»…

Нетрудно понять, что план Прохорова приведет к ПОМЕЩИЧЬЕЙ ЛАТИФУНДИЗАЦИИ земли, к появлению сверхкрупных поместий и огромной массы безземельного люда, которому – в буквальном смысле слова (включая и горожан) – НОГОЙ СТУПИТЬ БУДЕТ НЕКУДА.

А ведь с помещичьей латифундизацией начали бороться значительно ранее большевиков, видя в ней великое социальное зло. Александр I издал указ о «вольных хлебопашцах», Николай I сократил число крепостных на ¼, выводя их в число свободного населения. Александр II за свой счет выкупал крестьянам участки из земельной собственности помещиков после отмены крепостного права. П.А.Столыпин активно продавал помещичьи земли через поземельные банки, и даже получил упрек в том, что он подрывает дворянское землевладение…

А теперь, в XXI веке нам предлагают НАРАЩИВАТЬ гигантские латифундии, распродав чуть ли не всю землю в частные руки… Речь не только о крестьянах, который после этого просто исчезнут. Речь и о горожанах: где им проводить пикники, собирать грибы, загорать и купаться?

+++

Далее, группа экономистов во главе с Прохоровым предлагает «запустить волну частного жилищного строительства вокруг крупных городов и реанимировать сельское хозяйство через новую государственную политику закупок: выкупать готовую продукцию у крестьян по заранее известным ценам и объемам и предлагать ее переработчикам по более дешевым расценкам». Нетрудно понять, что «частный жилстрой за 101 километром» создаст вокруг городов пояс трущоб и криминальных гетто, и является шагом назад по сравнению с мощным многоэтажным и многоквартирным домостроением. Частные дома за городом хороши только как летние дачи. Если же в них жить, то они создадут массу проблем: значительно труднее станет выправить технические аварии (сантехникам, электрикам и т.п.), сложнее станет «скорой помощи» (доберись-ка за город!), сложнее станет отправлять детей в школы. Постоянные передвижения «в город-за город» создадут излишний расход топлива, износ транспортной инфраструктуры, неудобства для людей, увеличение времени, в которое человек добирается до места работы и т.п. Вырастет количество автопробок, причем не только в городе, но и на подъездных трассах.

Копируя американскую практику, наши экономисты во главе с Прохоровым не видят, что ТАМ она возникла отнюдь не от хорошей жизни. Там она возникла из-за недоступности для 80% населения сверхдорогих городских билдингов-кондоминиумов. СССР делал ставку на снабжение людей бесплатным жильём, а США – на более зрелищный проект, на снабжение людей автомобилями. Итог – 80% американцев живут в том, что в России считается «садовым домиком», и ежедневно мучаются с кучей незнакомых горожанину проблем. Зрелищный вид американца-автомобилиста закрыл от «совков» горькую реальность американца-бездомного.

В РФ же снабжение ВСЕГО городского населения жильём высшего класса фактически уже осуществлена. И потому нет никакой необходимости откатываться назад, к убожеству американских «садовых домиков», тем более при нашем суровом климате. В фанерной будке можно жить во Флориде, но не в Норильске же!

Что касается плановых закупок у крестьян заранее оговоренных объемов по заранее известным ценам – это прекрасная мысль, но она совершенно не рыночная. От неё идет соблазн проложить логику дальше: почему в таком прекрасном положении должны быть только крестьяне? А заводы, фабрики, угольные шахты и т.п.? Может, и у них тоже «брать заранее оговоренные объемы по заранее оговоренным ценам»? Короче, добро пожаловать в ГосПлан, господа либералы!

+++

Прохоров выставляет задачей экономической стратегии «предотвращение оттока населения и обеспечение социальной мобильности». Он говорит, что «не запустив "кадровые лифты" в каждой организации и каждой компании, мы рискуем всей страной провалиться в "лифтовую шахту". В России много талантов. Их нужно научиться ценить. В новых условиях мы не можем позволить себе роскошь ими разбрасываться».

Вроде бы все так, но… Явившись «в каждую организацию и в каждую компанию» запускать «кадровые лифты», Прохоров рискует быть посланным на три известных буквы. Частные собственники могут сказать ему, что «такой услуги не заказывали» и будут формально правы. Ведь если собственник частный – как тот же Прохоров, он должен помнить свою юность деловую – то он выдвигает кого захочет, а не того, кто талантлив. Любая корпорация болезненно отнесется к потугам государства монтировать у неё в офисе «кадровые лифты»…

Иначе говоря, мы снова имеем дело с рецидивом госплановского сознания, как и в случае «гарантированных закупок у крестьян», и это вступает в жесткое противоречия с общими рассуждениями группы Прохорова про общие принципы экономического развития:

«Здоровую рыночную экономику не нужно "развивать"; бюджетные миллиарды не нужно "осваивать"; технологический прогресс не нужно "подталкивать" — все это мы уже делали последние 15 лет. В современном мире конкурентоспособна та экономика, которая развивается, а не та, которую развивают».

На тему этого общего для всех рыночников рассуждения можно составить много аналогов. Вроде того, что «воду не нужно поднимать, она сама течет, куда нужно» или «дорожное движение нечего регулировать, автомобилисты сами договорятся, чья очередь поворачивать на перекрестке». Или вот ещё аналогия: «В современном мире хороша та молния, которая бьёт свободно по вершинам, а не та, которую направляют в громоотвод»…

Группа Прохорова, как и все либералы вообще, не понимает, что ВСЯ АНТРОПОСФЕРА ИСКУСТВЕННА В ЦЕЛОМ, сама по себе, что вся она – от труб в земле до самолетов в небе – насилие над естеством и природной средой. Хороши ли те животные и растения, которых не «развивали» селекционеры, которые сами «развивались»? С хозяйственно-бытовой точки зрения очень плохи. Мяса от них мало, молока мало, шерсть грубая, а дикие яблочки – кислятина и т.п.

Поэтому когда Прохоров предлагает «поменять отношение к предпринимателю и перестать воспринимать его как государственную структуру» - по сути, он проповедует махновщину и антигосударственное, антиобщественное, асоциальное предпринимательство. В любом нормальном обществе предприниматель – это государственная структура, хотя бы потому, что он находится на территории государства, пользуется ресурсами и живет по законам государства, нанимает граждан государства и сам гражданин. При этом предприниматель более свободен в тактических решениях, чем официальный госслужащий. Но только в тактических! Если у бизнесмена стратегия будет расходиться с интересами государства, то это уже будет диверсант, а не бизнесмен!

Есть такая норма в Прокуратуре: следователь Прокуратуры «процессуально независим» от администратора – главного прокурора. Но из этого не следует, что следователь Прокуратуры не государственный служащий, что он может плевать на законы и интересы государства и т.п. Да, закон создает кое-какие преграды для вторжения начальства в ход следствия и в действия следователя; но это не значит, что следователь вправе творить все, что ему вздумается…

Эта аналогия как нельзя лучше описывает отношения государства и такой специфической ГОСУДАРСТВЕННОЙ структуры, как коммерческая фирма, корпорация. Если корпорация не служит интересам государства – то она не нужна государству, следовательно, выдворяется с территории государства. Ибо нормы феодальной раздробленности типа «вассал моего вассала – не мой вассал» давно миновали…

+++

Довольно много внимания уделив «реформе укрупнения регионов на основе экономической целесообразности», что на наш взгляд, «перемена мест слагаемых», не меняющих суммы – группа Прохорова переходит к налогам. Она настаивает на «снижении налоговой нагрузки». Прохоров сетует, что доля налогов РФ в ВВП на треть больше, чем в Турции, и вдвое больше, чем в КНР. А ещё она больше в семь раз по сравнению с Катаром, Саудовской Аравией, Ливией и Нигерией.

Эти «необыкновенные образцы рыночно совершенства» выбраны группой Прохорова не случайно: если бы она взяла Норвегию, Францию или Швецию, исход состязания был бы совсем иным…

Переходя от «мы» к «я» при редактировании текста, Прохоров пишет: «Главная моя идея состоит в том, чтобы оставить больше денег у граждан и предприятий, а не перераспределять средства через неэффективное государство». Снизить налоги, а вместе с ними сократить и страховые отчисления…

Нечто людоедское звучит во фразе: «регионы смогут разумно балансировать между необходимостью роста своих доходов и адресной поддержкой незащищенных слоев населения». Исход такой «свободы балансирования», в общих чертах понятен всем экономистам-практикам…

Прохоров переходит к самым важным своим мыслям: «Наконец, самое важное. Я считаю, что сильное государство — это государство, которое может взять на себя удар кризиса. Если… мы сможем "купить" оживление экономики, на это стоит пойти. Восстановить бизнесы, которые не переживут кризиса из-за повышения налоговой нагрузки, будет сложнее, чем расплатиться по долгам».

Предложив экономить на стариках и сиротах, вдовах и калеках, Прохоров в открытую предложил государству раскошелится и наделать долгов ради «жирных котов» крупного бизнеса… Как говорится, что тут комментировать? Разве напомнить ту детскую истину, что если летающие шарики подкачивать неравномерно, то все упадут: одни сдуются, а другие лопнут…

+++

Мертвой хваткой вцепилась либеральная мысль в «проблему производительности труда». Эта производительность – тот орган, который всегда мешает танцевать плохому танцору (и не чувствовать себя плохим). Вот и Прохоров с его группой лучших экспертов внес свою лепту:

«Главная проблема российской экономики состоит, на мой взгляд, в ее крайне низкой производительности… Задача повышения производительности должна стать первоочередной и всеобщей. Ей нужно подчинить деятельность не только предпринимателей, но и работников бюджетной сферы».

Переводя с либерального на русский язык – это намерение всем сказать (и предпринимателям, и бюджетникам), что они г…но и платить им незачем.

Маяки, которые светят могучей мысли прохоровцев – смехотворны. «Если взять частные компании, мы увидим: многие из них весьма успешны. Российская золотодобывающая компания "Полюс Золото" на месторождении Благодатное обеспечивает добычу руды на одного занятого 600 тонн в месяц, что на 50% выше, чем у конкурентов, работающих на похожих месторождениях…»

Действительно, «образец» логики! Ходят, собирают самородки, и один собрал больше другого! А самородки, простите, что, в одинаковой конфигурации лежат на «похожих» месторождениях? Там что, залежи руд, зеркально идентичны?!

Страшно подумать – во сколько раз превышает производительность труда марокканских собирателей апельсинов по сравнению с их колымскими коллегами!

+++

Прохоровская группа мозгового штурма требует «прогресса передовых отраслей за счет изменения производственной структуры… вот ключ к наступлению».

Возникает мрачный образ таких злобных отечественных производителей, которые имеют открытый доступ к передовой технике, но, исключительно из жестокости и ненависти к стране, их породившей, продолжают работать на старой и отсталой технике… В сущности, Прохоров с важным видом продекларировал, как открытие, что лучше быть здоровым, но богатым, чем бедным, но больным…

Впрочем, не нужно думать, что все это пустая демагогия. Прохоров имеет действенное средство, чтобы «увеличить производительность труда». Это старый, гайдаровский ещё рецепт победить бедность, истребив всех бедных…

Прохоров открыл нам глаза: если одного заставить работать за двоих (по 16 часов вместо 8, например) – то производительность труда вырастет в 2 раза! А если одного за четверых?! Дух захватывает от перспектив!

Цитируем: «Наиболее эффективными мерами повышения производительности труда помимо конкуренции… изменение бюрократических инструкций — административная система обеспечивает до 30% нашего отставания в производительности. Например, по инструкции ЦБ взнос наличных денег в кассу от физического лица обязательно оформляется операционистом и кассиром — это два человека вместо одного, как в любой другой стране мира». Куда девать потом высвободившегося операциониста (или кассира) Прохоров не говорит. А мы и без него догадываемся…

«…Во-вторых, массовый вывод устаревших мощностей, которые составляют в ряде отраслей промышленности до 80%...»

Перевожу: все, что закрывается – закрыть. Людей – в яму. Оставшиеся 20% будут жить с большими зарплатами и всяческими рыночными благами…

«В-третьих, реструктуризация российских компаний, которые перегружены непрофильными активами и сервисными подразделениями. Страны, добивающиеся успеха в глобальной экономике, гибко сочетают разумное импортозамещение, инновационные возможности и встраивание в глобальные цепочки создания добавленной стоимости».

Для тех, кто не понял – это открытая программа утилизации России на мировом рынке. Похожа на инструкцию для бомжа, курочащего трансформаторную будку: «Детали из цветных металлов вынь и отложи – сдашь в скупку; остальные детали выкини, их никто в скупке не возьмет…»

Кому жить в РФ, а кому умирать – решать уже будет не народ России, а мировой рынок. Кто полезен дядям из Гонконга – тот пусть живет. Остальных – «в скупку не принимают, на помойку»…

Прохоров подводит такой итог этим планам утилизации народа: «Пришла пора учиться быть производительными, мы исчерпали возможности экстенсивного роста».

Интересна и чужеродна в общем либеральном контексте тема «сокращения издержек» у Прохорова. Он ругает «государство, заинтересованное в росте доходов принадлежащих ему компаний» которое повышает цены и тарифы на продукцию и услуги естественных монополий». И даже свидетельствует: «В России сегодня нет классической инфляции — есть процесс административного повышения монопольных цен, обусловленный неконкурентоспособностью государственных компаний и прогрессирующим распилом бюджета».

Однако группа Прохорова не различает издержек технологических (дороговизна сырья, энергии, бесхозяйственность и т.п.) от социальных издержек. Для него они все в одной бухгалтерской графе издержек.

Прохоров даже не делает попыток быть «популярным» сразу подчеркивая антинародность своей позиции: «При системном рассмотрении сложных вопросов о пенсионном возрасте, размере страховых взносов, платных медицинских услугах, трудовых отношениях, расходах на образование, здравоохранение, культуру и науку — нам неизбежно все больше придется ориентироваться не на электоральные предпочтения большинства, а на сравнение со странами-конкурентами с учетом, конечно, уровня производительности труда… Предлагаю отказаться от двух иллюзий: во-первых, от той, что социальные услуги бывают бесплатными; во-вторых, от той, что социальная справедливость требует равенства».

На самом деле, конечно, все не так. Социальная справедливость потому и выделена в «социальную», что требует равенства. Правильнее сказать, что не всякая справедливость требует равенства – а вот социальная требует. Трудно понять, почему роженицы получают разные суммы пособий на деторождение, а пенсионеры – разные пенсии. Женщина из банка рождает точно так же, как и женщина-уборщица, и многократный разрыв выплат (привязанный к зарплате) – нелеп. Какое отношение пособие по старости или по беременности, или по увечью имеют к ПРЕЖНЕЙ профессии того, кому помогают? Или дворнику, пришедшему в дворники из министров ЖЭУ будет платить в 10 раз больше, чем дворнику, пришедшему из бомжей?

Социальные услуги бывают бесплатными, чтобы там не говорил Прохоров. Серийность производства определяет «люфт бесплатности» - когда выпуск разного количества товаров стоит одинаковую сумму. Так, печать 100 брошюр ничтожно отличается по затратам от печати 1000 брошюр – говорю, как полиграфист.

Экономика производства любого ширпотреба всегда имеет люфт, при котором рост серийности создает (с бухгалтерской точки зрения) определенный процент бесплатных товаров. Порой даже для системы в целом выгоднее отдать товар бесплатно, чем вовсе его не производить. Например, если домна перестанет лить металл, то она погибнет, вместе со всеми вложениями в её строительство. И потому владельцу домны дешевле лить металл какое-то время бесплатно, себе в убыток – лишь бы не останавливать производство.

+++

Сама по себе попытка группы Прохорова (авангарда либеральной мысли, при этом даже присягнувшая патриотизму) отделить социальные расходы от доходов бизнеса – противоречит тем самым законам экономики, которые нерушимы, и которыми заклинал читателя в начале опуса Прохоров. Конечно, естественно, безусловно – рост экономики невозможен без роста социальных расходов и издержек государства. Самые успешные экономики мира показывают максимальную нагрузку на бизнес по части социального обеспечения. Либералы считают, что это вторично: ВНАЧАЛЕ, мол, шведы добились бизнес-успеха, а ПОТОМ за счет своего «богатства нации» организовали разветвленную систему социальной поддержки.

Это то же самое, что сказать: «вначале жильцов расселили, а потом дом построили». Экономика росла там, где росла, не потому, что её освободили от социальных издержек, а именно потому, что её нагрузили этими издержками. Так мышечная масса «качка» вроде Шварцнеггера растет не потому, что её освободили от штанг и эспандеров, а наоборот, потому, что её постоянно тренируют на них.

Либералы же думают, что культурист сначала набрал мышечную массу, а потом взялся штанги и гантели поднимать…

Социальная нагрузка на бизнес поднимает этот самый бизнес и количественно, и качественно. Количественно – в самом простом смысле: больше покупателей, выше спрос на всё и вся, больше продаж у бизнеса. Качественно – в смысле человеческого материала. Только там, где полноценный человек живет полноценной жизнью, бизнес получает образованного, высококвалифицированного, смекалистого и оборотистого работника.

Получая же к себе на сборочную линию безграмотных заморышей из бараков с кучей заболеваний – бизнес довольствуется нижайшей квалификацией, нижайшим самосознанием и нижайшим спросом на итоговую продукцию.

Поэтому здоровый (не тот лихорадочно-колониальный, с рабами на плантациях) рост производства идет не за счет социальных программ, а вместе с ними и после них.

Да и пресловутая «производительность труда» не нуждается в искусственном (кстати, антирыночным в силу искусственной принудительности) подтягивании. Она растет вместе со спросом и расширением потребительского кругозора граждан страны, растет естественным рыночным путем, когда в ответ на повышение спроса появляется повышение предложения, и предприниматель сам ищет путей выпечь больше хлеба, чем вчера.

+++

Таким образом, программа для РФ, начертанная трудами «патриотической» группы Прохорова, несмотря на ряд частных верных замечаний, в целом ошибочна и реакционна. Как и программы либералов-космополитов, она чаще всего предлагает тушить пожары керосином, а малокровие лечить кровопусканием, что связано с непониманием либералами основных законов экономики и логики экономического развития. Очевидна общая для всех либералов попытка поставить телегу впереди лошади, отрицание первичности цели и вторичности средств достижения цели.

Например, отрицается первичность потребления в экономике, и выставляется первичным производство, зависающее как бы в пустоте: ибо непонятно, зачем расширенное воспроизводство, если не поставлено цели расширенного потребления? Неужели только на вывоз продукции по колониальной схеме в обмен на шиши и кукиши?!

Реализация стратегии группы Прохорова не даст стране ничего хорошего, усугубив существующие проблемы с добавлением новых.

* Непотизм — (от лат. nepos, род. п. nepotis внук, племянник) раздача папами римскими ради укрепления своей власти доходных должностей, высших церковных званий или земель близким родственникам. Был широко распространён в XV XVI веках.

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 25 мая 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.