Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

ЦИВИЛИЗАЦИЯ: ПОЕДАНИЕ ИЗНУТРИ...

ЦИВИЛИЗАЦИЯ: ПОЕДАНИЕ ИЗНУТРИ... Истоки всех современных проблем лежат в том, что некогда советским начальникам, получавшим мало, но работавшим на нервной и ответственной работе, захотелось конвертировать текущую власть в «вечную собственность». Вначале была мечта регрессора: как было бы хорошо, если бы у меня было всё, а мне за это – ничего не было… Потом мечта начала обретать кланово-мафиозное оформление: взаимная поддержка против «внешних», приписки и очковтирательство, взаимные гарантии неприкосновенности...

В какой-то момент «слуги народа» поняли, что господами быть интереснее, чем слугами, и путем заговора изменили структуру общества.

Произошла конвертация служебных полномочий в личные возможности. И эта конвертация – основа процесса. Конечно, в него влезли катализаторы – вроде западных спецслужб, мирового сионизма, недобитых затаившихся врагов системы и т.п.

Но всё же, будем честны: основной «хапнувший» - это не агент ЦРУ, не системный еврей (эти на верхах, и их считанные единицы), не кулацкий сын, лелеявший жажду отомстить «коммунякам».

Основной массив «хапнувших» - это вполне советское и вполне самодостаточное (без всяких внешних сил) хитрож*пое мужичьё, пробравшееся с узколобой хитринкой в парт-хоз-актив и вывернувшее его наизнанку, как варежку…

Стал хитрож*пый узколобый мужик первым секретарём обкома или председателем соответствующего Совета, а вывернулся «суверенным президентом» «республики в составе» и т.п.

Внутреннее перерождение советской системы – факт более печальный, чем её внешний силовой захват. То, что извне захвачено – можно и отбить, а вот когда из нутра пошла гниль – кто, как и что отбивать будет?

Нельзя сказать, что я недооцениваю гибельность внешних факторов для «передового общества», которое мы строили, показывая дорогу всему человечеству (которое имело счастье учится на наших ошибках, избегая своих). Но всё же главный фактор – без которого внешние силы (усугубившие и обострившие катастрофу) ничего не смогли бы сделать – регрессивное перерождение советских элит.

На мой взгляд, в советской цивилизационной модели оно носило объективный, т.е. неизбежный характер, и связано с фундаментальным непониманием вопросов цивилизации и дикости в советской модели миропонимания. Факторы, лежащие на поверхности – то, что смешно и глупо строить справедливое общество на основе атеизма и дарвинизма (в которых само базовое понятие о справедливости плавающее, сиюминутное и субъективное).

Но этим всё не исчерпывается. Марксизм, инфильтрованный в поры строителей справедливого общества – стал для них фактором чужебесия и (ввожу новый термин) – «отце-оплёвывания». Советская система страдала полным непониманием системы мотиваций человеческого поведения.

Например, она требовала от начальства вести монашеский (по сути) образ жизни, держала их в черном теле на этом свете – но (в отличие от монахов) – ничего не обещала им и на том. Причем контроль за этой атеистической аскезой был возложен на тех же самых начальников, которым она и вменялась!

Людям внушалась нравственная система, не только отличная, но даже и противоположная внушаемой им же научной картине мироздания. Никто не думал, что первичность обезьяны – означает автоматическую приоритетность обезьяньего поведения над человеческим…

Поход во власть хитрож*опого мужичья с лопатами могильщиков системы был всем этим (и многим другим) предрешен, а карательные системы – бессильны. Это шпиона можно вычислить и арестовать по формальным основаниям, за связь с «заграницей». А как вычислить хитрож*пца, который не только формальных связей ни с каким вражеским центром не имеет, но и сам о своей исторической роли сперва не догадывается?

Мотивации на разрушение в нём созревают постепенно – по мере расширения горизонта возможностей. Никакой, даже самый совершенный детектор лжи не изобличит его в комсомольские года – ибо о себе седом и старом он «ничего такого» знать не знает…

Опять же – хитрож*пцев мириады и гекатомбы. Уберешь, срежешь одного (а он будет рыдать – искренне не понимая, за что) – откроешь дорогу другому, третьему… Тут как в лесу: сломал большое дерево, дал шанс подлеску!

Но, при всей объективной неизбежности появления регрессоров в верхах ТОЙ системы, итог их появления плачевен для мировой истории.

Главный итог их личного и группового торжества – «отскок» человечества из гражданского-правового общества в криминально-средневековое. Это сопоставимо с цивилизационной трагедией майя, которые, разочаровавшись в своих кровожадных богах и начавшем врать календаре, ушли из городов жить в первобытные джунгли (где доселе и «тусуются»).

Цивилизация и цивилизованное поведение, культура быта – строятся подобно детской пирамидке.


А именно: на центральный стержень нанизываются технические элементы, поднимающиеся всё выше и выше (к тому же чем выше – тем более узок кружок, это и для человеческого общества закон).

Нет ничего удивительного, что при удалении центрального (метафизического, стратегически-смыслового) стержня этой конструкции технические её элементы разваливаются, то создавая уродливые ассиметричные кучи, то скатываясь на нижний уровень, где узкие кружки высоких отношений совершенно теряются среди широких кругов низких отношений.

Простому человеку трудновато объяснить, каким образом эрозия сакральных высот духа (причем не у него, а у какого-то из его вождей) – приводит в итоге его к вполне материальным и низменным - бездомности, голоду и пыткам.

Но мы попробуем. Именно объяснить. Именно простому человеку.

Дело в том, что люди – от природы своей, изначально – плотоядны. Они кушают мясо, режут глотки поросятам, гложут мясо с костей.

И более того: чем цивилизованнее общество, тем больше мяса едят его члены. Поэтому одна из технических целей цивилизации - дать человеку как можно больше мяса и костей.

Цивилизация плодит фабрики живодёрства, на которых от стадии к стадии технически совершенствуются орудия убийства живых существ.

Но, кроме того, цивилизация – это ещё и совершенствование орудий убийства человека человеком. Тот, кто с железным мечом – прогрессивнее, цивилизованнее того, кто с каменным топором. А тот, кто с револьвером – прогрессивнее и цивилизованнее того, кто с железным мечом…

В итоге более цивилизованный убьёт больше – потому что у него техника лучше.

Так что же получается? Цивилизация – суть есть производство монстра?! Плотоядный зверь в ней становится всё более и более «неотразимым» для жертв?! Конечно же, нет.

Если бы люди погрязли в плотоядности, то они перебили бы друг друга и всю фауну (что дикари и пытаются периодически сделать, и на локальных участках – небезуспешно).

Но как сделать, чтобы у человека не «снесло крышу» до уровня оголтелого и кровожадного монстра? Чтобы он не понял цивилизацию как простую возможность убивать чаще и больше?

Вот здесь (на самых ранних стадиях истории) вступает в силу религия: она воздвигает на пути у технически развивающегося монстра сакральные табу, священные ограничения храмовые запреты.

Мы не склонны идеализировать религию: её прошлое полно и человеческих жутких жертвоприношений, и разного рода мракобесия, порой просто чудовищного.

Но нам и не нужно ничего идеализировать. Мы описываем механику и анатомию цивилизации, а значит – описываем детали. Они не хорошие и не плохие, просто когда они есть – машина работает, а когда их нет – то не работает. И всё.

Техническое развитие плотоядного монстра было сбалансировано религиозными запретами на неразборчивость и всеядность убийцы. Всё живое и даже неживое было разделено на «лимитроф» и «священное». По принципу: «Ты кушаешь свинью, но не смей видеть в человеке подобие свиньи!» Наука в этом деле не помощник: век за веком она открывает всё больше подобия и сходства между человеком и свиньёй, не отталкивая, а как бы поощряя людоедство…

Цивилизация – это систематизированный убийца. Увы и ах, но это исторически так. Цивилизация никогда не выжила бы, если бы была мягкотело-прекраснодушной. Её бы сожрали, причем чаще всего в буквальном смысле слова.

Цивилизация лишь тогда чего-то стоит, когда умеет защищаться, а следовательно – убивать. Но кого и как? Всех подряд, без разбору? Тогда это была бы не цивилизация, а кровавая (и недолгая) вакханалия…

В исходном мифе цивилизации требуют от человека быть добрым к «хорошим» людям и нетерпимым к «плохим».

Это очевидно, известно уже из детских сказок и мультиков, но – ни о чём. А кто хороший? Кто плохой? А что будет, если людей, лично мне приятных и выгодных я назначу в хорошие, а людей, мешающих мне чем-то – в плохие? Как вообще избежать слияния понятия «Добро» и понятия «Личная выгода»?

Всякая цивилизация беспощадно уничтожала тех, кто не принял её символов веры, и в то же время учила постоянно возрастающему самопожертвованию во имя «своих» - разделяющих символы веры.

У цивилизации есть враги, которых она стремится уничтожить (чтобы они не уничтожили её).

Но есть у неё и «представители цивилизации», которых она стремится защитить, превратив эту защиту в священный долг всякого, кого она признаёт человеком.

Жёсткость подавления снаружи идёт одновременно с нарастающей мягкостью изнутри.

И обеспечивают это разделение (чтобы человек, не дай Бог, не перепутал) – сакральные устои цивилизации. Те скрижали, которые делят мир света и мир тьмы, выступая пограничным камнем между ними…

Повредите «резьбу» в этом подъеме, и человек спутает ориентиры. Спутать он может их двояко. С одной стороны, перекормленный тем, что я называю «брежневским мармеладом» - он может обратиться с внутренней мягкостью к врагам снаружи. Если он так сделает, то его съедят, и превратят в навоз для выращивания других наций, чем пугал русских П.Столыпин.

С другой стороны у него может «снести крышу» при развороте, и он к своим, внутри – обернётся с жесткостью внешнего подавления. В этом случае всё потонет в кровавом хаосе, и первой из потонувших будет, собственно, цивилизация, ибо в условиях массового террора о какой цивилизации можно вести речь?

Мы используем понятия «свой» и «чужой» - а они очень опасны.

В рамках накалённой метафизической сакральности под ними подразумеваются иноверец и единоверец.

Это расширяет их до цивилизационных пределов, до всемирно-исторического значения. Для доцивилизационного дикаря такие понятия тоже существовали, но не в смысле идейной, а в смысле личной близости.

Человек иного племени пожирался, независимо от сходства или различия священных культов племен. Чужак - и точка. Понятие «братья по разуму» возникло только в рамках цивилизации. У дикарей могут быть только обычные братья.

Процесс распада систем опознавания «свой-чужой» начинается и при пост-цивилизационном разложении.

Понятие «свойства» сужается до группы заговорщиков, лично и персонально знающих друг друга. Напротив, понятие «чужак» расширяется до всего мира и начинает относиться ко всем незнакомым людям. Они представляются всё более и более враждебными.

Итог этого процесса – возвращение к войне племен, существовавшей бессмысленно и беспощадно на заре человеческой истории…

***

Главный залог сохранения цивилизации - вовсе не технические устройства (которые сами по себе вполне могут поспособствовать её скорейшей гибели), а неприкосновенность базового ценностно-догматического ядра, выступающего стержнем "пирамидки", и обрастающего техническими устройствами для реализации заложенных в нём изначально идеалов.

Когда мы не понимаем анатомии прогресса – мы не можем точно диагностировать и регресс. Под прогрессом (или регрессом) начинают понимать чёрт знает что – исходя из личных выгод и личных симпатий.

И в итоге возникает современный западный образ цивилизации – как некой рыхлой и сытной субстанции, предназначенной для пожирания ненасытными искателями эйфории.

Человек разумный и созидательный сменяется паразитом, не задумывающимся ни о прошлом, ни о будущем системы, наслаждающимся каждую секунду своей краткой, случайной жизни.

«Хорошо, что мы это нашли, и на наш век, наверное, этого хватит» - вот что думает о цивилизации западный потребитель, не озабоченный её происхождением, сохранением, развитием и т.п. Для «успешных» цивилизация – то, что растаскивают и «дерибанят». Это в полную силу сказалось как в западных (со времен М.Тэтчер) так и в пост-советских приватизациях. «Рви и тащи»…

Именно так на заре истории поступил легендарный Гильгамеш, вырвав на краю земли таинственные «кедры бессмертия» и перетащив их к себе домой – а потом с изумлением увидевший, что дома они «почему-то» не работают!

Человек, который не хочет служить цивилизации, а хочет только, чтобы она ему служила – рано или поздно сделает такое же «открытие».

Давайте посмотрим, откуда и куда мы упали в 90-е годы. Мы (и наши оппоненты на Западе) имели (в отличии от Бутана и Сомали) на вершине цивилизации гражданско-правовое общество.

Что такое «гражданско-правовое общество»? Оно связано, прежде всего, с обязанностями власти перед гражданами.

Существуют права граждан, уровень доходов, обеспечение – которое нужно «вытягивать» и нельзя нарушать. Неуклюже эту идею пыталась отразить не работающая Конституция РФ, в которую теоретики заложили принцип неуменьшаемости социальных прав граждан.

Иначе говоря, для гражданского общества важнее всего выполнение персоналиями обязательств. Поэтому персоналии подбираются под обязанности, несут тяжкое бремя ответственности и теряют свои посты – если не справляются.

Но существует и совсем другой тип общества, в котором главная цель – сохранить неприкосновенность положения определённой группы, захватившей власть.

К этому обществу и перешли США с Англией в 80-е, а народы СССР – в 90-е годы.

Для такого типа общества главное - сохранение власти в руках определённого круга или группы персон. И поэтому там всё наоборот: обязанности подгоняются под персоналии, а по сути – каких-то прочных обязанностей и рубежей, обязательных к достижению, попросту нет.

Система образует «заговор элит» и замыкается в персональное самосохранение. Успех этой системы в том, чтобы сохранить – теоретически навечно – власть и влияние за каждым участником заговора, чтобы ни случилось, и какие бы дела и программы он не провалил с треском и позором.

Нужно ли объяснять, какой тип общества сложился к 1991 году и какую «элиту» возглавил Б.Ельцин? Тот самый, лидер и папа пьяненького, гедонистического, повязанного взаимной порукой, хитрож*пого мужичья, заполонившего райкомовские да исполкомовские кабинеты?

Совершенно очевидно, что речь идёт про общество второго типа, которое мы называем «масонерное»: в нем воля узкого круга заговорщиков важнее как формального закона, так и волеизъявления широких масс на голосованиях и референдумах.

Этим, собственно, и объясняется вся последующая история РФ. И уж тем более этим объясняется гораздо более долгая история «общества спектакля»[1] «конкурентных олигархий»[2] Запада.

Суть масонерного управления – полный отказ от «достигаторства», как и вообще от всех объективных оценок. Всякий провал власти, всякое ухудшение уровня жизни трактуется прикормленными и системными комментаторами как «таинственная и непостижимая воля рынка».

Следовательно, виноватых не ищут, да в этой теории управления их и нет: ведь если обязательства (типа «каждому квартиру к 2000-му году») не были изначально взяты на себя властью, то и достигать нечего, и проваливать тоже нечего.

Что было обещано массам? Править, «по возможности» гуманно, давать благ – если «таинственная воля рынка позволит» - по возможности щедро. А не позволит – так утритесь…

В такой бесконечно удобной для властей системе управления, где нет принципа ненарушимости обязательств, всякие обещания – не более, чем предвыборное балабольство в рамках «общества спектакля» ( «я как бы вам понравился своими речами, и вы меня как бы выбираете»).

Блокиратора падения у системы не существует: никто, особенно в низах, не имеет ГАРАНТИЙ СОХРАНЕНИЯ имеющегося достатка, и тем более гарантий его роста «согласно утвержденному графику».

Это переводит систему из режима ответственности в сладкий (для «элит») режим безответственности (иногда в рамках "общества спектакля" заменяемый показухой «ответственности стрелочников», отыскиваемых под особо громкие провалы).

По сути, речь идёт о возврате к средневековому принципу «королевской милостыни», монеток, которые добрый король кидает в толпу, чтобы заслужить право считаться добрым. Сколько монеток кинет король, когда он станет их кидать, кто разберёт монетки – «науке это неизвестно». Сколько бы не бросил – всё его милость.

А если совсем не бросит – так он в своём праве: настроение плохое было, не хотел с милостыней связываться…

Свою социальную политику масонерная власть считает не обязанностью своей, а своим правом. Разница между обязанностью и правом – колоссальна.

За исполнение обязанностей тебя, во-первых, никто не похвалит, потому что они суть есть твой долг, и выполнение их – всего лишь отработка долга. Во-вторых, обязанности нужно исполнять независимо от желания и настроения, в приказном порядке. В-третьих, за их невыполнение наказывают.

С правами ничего такого не связано. Правом можно не пользоваться, и никто за это не накажет. Сделанное пышно восхваляют – ибо понимают, что мог бы и не делать…

Конечно, в «достигаторских» системах бывают кризисы, а в масонерных – нет (до самой революции). В «достигаторских» системах кризис констатируют не только при любой недоплате, но и при срыве графика переплат!

Если человек в гражданско-правовом обществе стал кушать меньше колбасы и меньше квадратных метров жилья приобретать – это значит, что система поломалась в каком-то звене, это сигнал её чинить.

В масонерном обществе никакой голод не может считаться кризисным явлением, потому что «мы вам ничего не обещали, кормили, пока могли, а теперь не можем, или не хотим больше». Если чем помогут – радуйтесь, что до вас снизойти изволили. А если не помогут ничем – радуйтесь, что хотя бы ножом не полоснули (а ведь могли).

По закону постсоветского зазеркалья ответственную гражданско-правовую систему обнаглевшие российские «элиты» называют «иждивенческим настроением» народа. Мол, народ наш иждивенец, чего-то от власти ждёт, сам не может себе найти нужное, да ещё и власть ругает!

Это подобно рассуждению директора фабрики (а современная страна и есть большая фабрика): вот, мол, рабочие, не хотят без меня сами решить производственные проблемы, дёргают меня, заставляют на работу ходить в директорский кабинет…

Но, пардон, – если люди решат все свои проблемы сами, без вас (как вы мечтаете) – то возникает «маленький» вопросик: а вы-то тогда зачем им нужны?!

Не слишком ли дорогостоящая роскошь – «элита», которая ничего не даёт, ничьих проблем не решает, но при этом потребляет львиную долю благ?

Конечно, со средневековой точки зрения «элита» таковой и должна быть. Помещик в латифундии – не директор фабрики. Он может годами не появляться в латифундии, но всё в ней служит ему и принадлежит ему.

Но возникает ещё один «маленький» вопросик: а не пройдена ли человечеством средневековая стадия мышления?

Возможно ли (как когда-то давно) сочетать власть с полной и паразитарной безответственностью в современности?

И докуда пойдёт начатая Западом «реставрация античности»? Той самой античности, которая при активнейшей работорговле и рабовладении тоже активно спекулировала в Афинах и Карфагене словцом «демократия»?

Наберитесь терпения. Смотрите. Увидите…



[1] Понятие «общество спектакля» взамен понятия «демократическая система» (фр. La Société du spectacle) было введено Ги Дебором и принято западной политологией ещё в далёком 1967 году.

[2] Авторитеты западной политологии Р. Даль и Ж. Блондель признали понятие «демократия» бессмысленным и эмоционально-окрашенным, и в своей типологии обществ предложили считать западное общество «конкурентной олигархией», что с научной точки зрения более точно отражает реалии Запада.

А. Леонидов-Филиппов.; 26 февраля 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше
  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..