Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Демократия: ожидания VS реальность

Демократия: ожидания VS реальность Благородный посыл, заложенный в демократическом мифе – понятен и близок к каждому. Это – суверенность личности, по принципу «мой дом-моя крепость». Демократию нельзя механически переводить, как «власть демоса», ибо демоса нет со времён античности, а любая власть – это власть народа, как форма его самоорганизации. В этом смысле царизм был властью русского народа, австрийский император – властью австрийцев, и т.п. Смысл ведь в том, чтобы связать народ и власть (они и так всегда связаны), а в том, чтобы у личности появились неотъемлемые права. В деспотии личность – заложник, человек – раб без права возражать. И предполагалось, что демократия (в этом её святое дело!) изменит ситуацию.

Сделает свободным не абстрактный народ, а именно личность, человека, гражданина, личность. Полагаю, что без рассмотрения прав человека и личной свободы разговор о демократии будет бессмысленным. А потому прошу читателей первым делом согласится со мной: важно дать права и свободы именно человеку, отдельно взятому, а не каким-то монструозным сущностям, безлико-коллективным, осуществляющим произвол над маленьким человеком.

Каковы индикаторы свободы личности, её позитивного мироощущения? Давайте подумаем вместе. Это свобода мнения и слова, свобода совести в духовной сфере, и это неприкосновенность личного имущества, той материальной базы средств к существованию, которая служит человеческой телесности.

Согласны ли вы с тем, что главная цель – избавить человека от духовного подавления, порабощения и ограбления? Сохранить за ним право жить самим собой (не затыкая ему рот) и жить в своём (без конфискаций личного имущества)?

На практике это означает пестроту мнений, самых разных воззрений, личных убеждений у разных людей и ограждённость, защищённость их личных имущественных прав.

+++

Теперь скажу с ответственностью компетентного исследователя: нигде и никогда в истории личные имущественные права человека, его личные средства к существованию не были ограждены так хорошо и тщательно, как в СССР образца 1980 года. Я не хочу упрощать дело, и говорить о свободе мнений в СССР, но экономическая база свободы личности закладывалась вплоть до самого краха советского проекта очень впечатляющим образом.

Советский человек и в кошмарном сне не мог вообразить себе тот масштаб конфискаций и реквизиций личного имущества, с которым он столкнулся позже в «рыночном обществе» с его принципами «захватного права» и разного рода уловками по сгону и выселению людей с их мест проживания. Если мы возьмём колоссальные цифры статистики изъятия квартир у людей сегодня (по самым разным причинам, силами судебных приставов), и попытаемся сопоставить со статистикой выселения людей в 1980 году (когда и судебных приставов никаких не было) – то убедимся, что сравнивать не с чем. Ибо фактов выселения, конфискации имущества с помощью той или иной уловки – за исключением редчайших, исключительных случаев – не было.

Важной частью сбережения личного имущественного положения является устойчивость заработка человека и отсутствие безработицы. Дело в том, что деньги – точно такое же имущество, как, например, дом или гараж. Экономически между ними нет разницы! Деньги – это «бывший гараж» (если его продали). А гараж – это «будущие деньги» (если его выставили на продажу.

Что тогда есть инфляция? По сути, это воровство, разрушение части имущества человека. Если инфляция обесценила сумму денег, равную квартире в 2 раза – это значит, что украдено полквартиры, и т.п.

Заработок человека – источник денег, которые источник имущества. То есть это всё триедино, едино в трёх лицах: рабочее место, заработок и приобретаемое имущество.

Поэтому неустойчивое положение рабочего места – тоже покушение на личное имущество человека. «Дом» человека в широком смысле – не только сам дом, но и питающие этот дом продуктопроводы: рабочее место, заработки, сбережения, припасы и т.п. Если отрицать эту очевидную истину, тогда под «домом» мы будем понимать могилу! Ведь если дом отключить от поступающих туда ресурсных продуктов, то это будет могила…

+++

Выгнать человека с работы и лишить его дома – практически одно и то же. Ему станет нечем платить квартплату, нечего кушать, он начнёт сбывать жильё или его начнут отбирать за долги (что сплошь и рядом сейчас делают).

Таким образом, НАСТОЯЩАЯ защита личного имущества – есть защита собственности, источников и размеров средств к существованию у человека.

Давайте будет твёрдо помнить, как экономисты, что собственность, источники доходов и антиинфляционная защита – суть есть одно явление, только названное разными именами.

Потому что это маразм, если разрушение гаража считается «имущественным ущербом», а обесценивание равной гаражу суммы денег инфляцией – ущербом не считается! Какая экономическая разница между гаражом, домом, участком, трубой – и эквивалентными им денежными суммами?!

+++

Экономическая база демократии, как суверенитет личности, права человека быть свободным – это устойчивость и защищённость его ДОМЕНА, оклад-надела, той совокупности средств к существованию, которую он имеет на данный момент, и – если мы против разбоя, воровства – не должен быть лишён.

Когда нам пытаются внушить что «собственность священна» в том смысле, что священно право её всё время отбирать или расхищать – то это, мягко говоря, «странный подход». Тогда получается, что священна у них вовсе не собственность, как достояние личности, а процесс её растаскивания и перетаскивания!

Хотите священной собственности - оградите её от растаскивания и разворовывания, а это дело прямо противоположно приватизации, например.

+++

Что касается свободы слова, с которой в СССР были перегибы, духовных свобод личности, позволяющей ей чувствовать себя независимой от террористического подавления личного мнения – то это сложный вопрос, разумеется, исключающий противозаконные и экстремистские мнения. А что считать недопустимым экстремизмом – каждое общество выбирает само. Границы между законной свободой слова и экстремизмом, конечно же, плавающие, и тут ничего не поделаешь: жизнь есть жизнь! Узаконить полноту всего спектра мнений не может ни одно общество на земле.

+++

Но несомненно, что т.н. «режимы» гораздо демократичнее и шире, с точки зрения духовных свобод, чем идущие им на смену майданные «демократии». Ничуть не перегибая палку, можно с уверенностью констатировать, что ОБЪЕКТИВНО страна Путина или страна Лукашенко – даёт гражданам гораздо более широкий спектр свободы личных мнений, самовыражения, чем страны Балтии, Украина, белорусская оппозиция с её обострённой нетерпимостью к инакомыслию.

Понятно, что полноты свободы нет нигде. Да и просто не может быть.

Но это не значит, что «коридор несвободы» везде одинаково узкий!

Если сравнить гражданские права в современной РФ и в США – мы убедимся, что в РФ личная свобода оказалась на высоте, почти недосягаемой современными США. Например, вмешательство США в выборы в России рассматривается как неприятная, но неизбежная сторона информационной открытости, демократии. Одно подозрение о том, что РФ может что-то опубликовать в доступе американских избирателей, на понятном им языке вызывает в США истерику и судебные разбирательства. Страх за информационную монополию в США и Европе на порядок выше, чем в России или Белоруссии.

Возможно, это хорошо, я не оцениваю, я просто констатирую ситуацию со свободами личности выражать своё мнение открыто и без тяжких последствий.

Пол Крейг Робертс, который был заместителем министра финансов в администрации Рейгана, и считается одним из отцов рейганомики, сегодня так пишет о правах на свободу мнения и совести у американцев:

«В школе мы могли рисовать истребители, военные корабли и оружие, и в нас никто не видел угрозу для одноклассников и не отправлял на психиатрическое обследование. Никто не вызывал полицию, и на нас не надевали наручники и не отвозили в тюрьму. Сегодня детей, играющих в копов и грабителей или ковбоев и индейцев и стреляющих друг в друга из пальцев, задерживает полиция. Драка означает обвинение в насилии и возможную судимость.

Такая свобода, какая была у меня в детстве, теперь есть разве что в самых отдаленных деревнях.

Когда старший пытался что-то объяснить младшему, он клал руку тому на плечо или колено, чтобы обратить внимание. Сделайте это сегодня – и вас обвинят в сексуальном домогательстве. Обеих моих бабушек, наверное, посадили бы за сексуальные преступления.

Ябедничество не поощрялось и считалось нежелательной чертой. Сегодня же нас побуждают становиться стукачами. Подстрекательство к доносам можно услышать десяток раз, пока ждешь объявления своего рейса в аэропорту. Соседи в тихих глухих переулках звонят в органы опеки, чтобы донести о чужих детях, играющих без присмотра.

Если бы мои родители и дедушки с бабушками воскресли, им понадобилось бы год учиться, чтобы их случайно не арестовали. Им пришлось бы отучиться от своего привычного поведения и выучить (новые) слова и фразы…

Я действительно чувствую, что меня дискриминируют. Но эту дискриминацию мне никто не компенсирует. Я чувствую, что у меня украли мою страну или что меня похитили и увезли в какое-то чужое место, в котором я не узнаю свой дом…»

+++

Дело в том, что под видом «демократизации» к нам приходит, или нам подсовывают, или и то и другое вместе (деградация людей + действия зарубежных диверсантов) нечто не только иное, но и противоположное смыслам демократизации.

Если говорить о сути явления – то это подмена человеческой свободы, прав личности отдельно взятого гражданина произволом огромных и безликих, жёстко спаянных монструозных сущностей.

Эти монстры-гиганты давят человеческую индивидуальность, лишают отдельно взятого человека права не только самостоятельно делать что-то, но даже и самостоятельно думать.

Имя явлению – корпоративизм.

Он подразделяется на монополизм, узкопартийность, манипулятивизм и, всё чаще, в виде, как кажется, итоговой точки процесса – НАЦИЗМ.

Суть монополизма в том, что маленький человек с малыми доходами совершенно бессилен против корпорации с огромными доходами. Их силы настолько несопоставимы, что ни о каком свободном волеизъявлении человека, шантажируемого зависимостью от корпорации не может быть и речи. Ни в духовном, ни в материальном плане. То есть человек лишён собственного мнения и прав обсуждать свои доходы, своё материальное положение. Индивидуальность духа подменяется «корпоративным духом», а все вопросы по материальному достатку снимаются шантажом увольнения и «волчьего билета».

Узкая партийность майданов, которыми американцы убивают страны, заключается в убеждении майдауна (часто искреннем) что Свобода – это только его мнение, и больше ничего. То есть Свобода – не сочетание разных мнений, а торжество «единственно-верного» в понимании погромщиков.

Манипулятивизм включает в себя разные формы манипуляции сознанием, лишающие человека личности как бы изнутри его существа.

Ну, а такой нацизм, как, например, современно-украинский просто растворяет всю духовную жизнь и все права человека в определённо понятом «национальном интересе». Шаг влево, шаг вправо – расстрел! Это и считайте свободой!

+++

В 2007 году появилась книга известного американского учёного Наоми Кляйн «Доктрина шока: расцвет капитализма катастроф». Доктор Кляйн очень убедительно и аргументированно доказывает, что захват власти Ельциным в России являлся торжеством диктатуры и несвободы. И сравнивает это крушение (а не становление!) демократии в РФ с переворотом Пиночета.

Доктор Кляйн напрямую обвиняет т.н. «экономистов» (лжеучёных) Чикагской школы, в частности М. Фридмана, в использовании кризисов для

проталкивания «свободнорыночных» неолиберальных политико-экономических решений (пресловутой «шоковой терапии») в пользу транснациональных компаний вопреки непопулярности и недемократичности таких решений.

Правильно говорить, что в России была демократия ДО прихода Ельцина к власти – а у нас говорят, что она настала ПОСЛЕ. Что переворачивает всю науку и научные определения с ног на голову!

Соответственно, майданные режимы – это не «дальнейшее раскрепощение» той или иной постсоветской страны для углубление демократии, а НАОБОРОТ. Ещё одна волна, сметающая остатки прав и свобод населения, уцелевших в предыдущей волне!

Каждый новый режим, проталкиваемый либералами – не более демократический, как они говорят, а наоборот, более тоталитарный, более подавляющий и порабощающий свободу личности.

Граждане в ходе либеральных деволюций (которые либералы называют «революциями») не получают новых прав – а наоборот, теряют прежде имевшиеся права, заодно теряя и остатки личного имущества, достатка, материальной независимости личности.

Понятно, зачем это нужно крупнейшим банкирам, мечтающим о планетарной «железной пяте», но совершенно непонятно, зачем мы называем эти процессы «демократией», «народными движениями за права» и т.п.

+++

Ведь получается, что символы либеральной «Свободы» – кляп во рту человека и вывернутые карманы! Когда человека лишают и слова и достатка, как гражданских, так и имущественных прав.

Не пора ли сторонникам «демократии» отойти от этих игрищ, и задуматься о том, как НАСТОЯЩИМ ОБРАЗОМ укрепить защищённость прав, мнения и имущества каждого отдельно взятого, защищённого от монструозных сущностей, подменяющих человека, гражданина.

Гражданина, рассматриваемого, как самоценность, как отдельная духовная вселенная, а не как придаток и расходный материал к очередной нацистской хунте, считающей себя вправе разрушать его дом, его рабочее место, его будущее, его точку зрения, да и вообще – попросту убивать его, как только вздумается главарям хунты?

Дмитрий РУДЗИТ, специально для "ЭиМ".; 7 октября 2020

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше
  • Геноцид армян: новая глава

    Геноцид армян: новая глава Карабахский конфликт - это одна из глав чёрной книги геноцида армян, которым с XIX века занимаются турки. В их понимании армяне "недобиты", и хотя армяне потеряли большинство своих земель, всё-таки небольшой анклав армян остаётся в турецком море Закавказья. Геноцид армян обрёл второе дыхание в годы "перестройки", в конце 1980-х, когда турки вырезали армян в ряде населённых пунктов, но снова не везде. Военное сопротивление побудило турок прекратить резню.

    Читать дальше
  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..