Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Март
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

А.ЛЕОНИДОВ: ЛЕГКОСТЬ ОТ НАГРУЗКИ?

А.ЛЕОНИДОВ: ЛЕГКОСТЬ ОТ НАГРУЗКИ? ​Есть два вида некомпетентных в экономических вопросах людей. Первая группа с улыбкой превосходства расскажет вам, что «мерседес» лучше «жигулей» (само по себе, как вы понимаете, бесспорно), что Южная Корея богаче Северной, а уровень жизни в ФРГ был выше, чем в ГДР. В понимании этой группы, которой «всё ясно» - рынок является добрым духом, спешащим на помощь людям. Вторая группа расскажет вам, что свободный рынок усыпал холмы Индии костями ручных ткачей, что после рыночных реформ Гайдара люди умирали от голода, а дети с голодухи ели комбикорм, что рынок – это «огораживания» в Англии, когда «овцы съели людей» и Таиландская фабрика с 12-часовым рабочим днем за буханку хлеба…

В понимании этой, второй группы рынок – тоже дух, но злой. Он является, чтобы вредить людям и убивать их. Если вы меня спросите, кто прав – как часто бывает у некомпетентных людей, правы обе группы спорщиков, потому что обе, слыша звон, не знают, где он. Обе группы берут частные примеры и случаи и выводят из них некие универсалии…

Рынок не является ни добрым духом, ни злым.

Он не стремится никого облагодетельствовать, и никого убить. Это машина со вполне известной механикой, машина, которая может быть полезной, если правильно её применять, и опасной – если нарушать технику безопасности.

Отсюда и множество примеров как положительного, так и отрицательного действия рынка. Скольким нож или огонь помогли? Миллионам! А скольких поранили, убили? Тоже миллионы! Рассуждать о том, хорош или плох огонь, нож сами по себе – могут только фетишисты и анимисты. У рынка есть определенный алгоритм действия, который приложим ко вполне конкретным сферам жизни, и не может быть с пользой задействован в других сферах жизни.

+++

Говоря кратко, мы должны понять, что существуют в экономике две очень разные вещи: возникновение спроса и удовлетворение спроса. Рынок работает в области удовлетворения спроса.

Здесь – в этой сфере применения – он, в сущности, не может быть ничем заменен. Если мы действуем по формуле «свои деньги я трачу по своему желанию» - то мы оказываемся в пространстве рынка.

При попытке выйти из этого пространства мы попадаем (с неизбежностью) в идиотскую ситуацию, когда деньги мои – но трачу я их не на то, чего хочу. И понять до конца эту ситуацию невозможно: то ли деньги мои – не мои, то ли желания мои – не мои, то ли я сам не знаю, чего хочу, то ли я ничего на самом деле не имею, и т.п.

Если продавцов больше, чем у меня денег, почему я должен свои деньги отдать тому, кто мне совсем не нужен, предлагает мне совсем не то, чего я хочу, и при этом не платить тому, кто принес нужные мне товары и услуги? Если мне нужна пшенная каша – зачем я должен платить за чугунные чушки? И наоборот…

+++

Существует такая очень важная вещь, как РАЦИОНАЛИЗАЦИЯ СПРОСА – и выполняет её именно рынок. Кроме рынка её некому исполнить, потому что вне рынка постоянно кто-то другой, а не я сам, будет решать – куда мне тратить мои деньги. А я, понятно, не хочу, чтобы другие распоряжались моими платежными возможностями, чтобы возникала безумная переплата за ненужное при катастрофическом дефиците нужного.

Конечно, попытки построить экономику в обход спроса потребителей – в итоге всегда создадут либо катастрофу, либо тюрьму.

Ничего хорошего не выйдет, если живое голосование рублем заменить на принудительное отоваривание согласно не нами составленному плану потребления. Потому и возникает ощущение тюрьмы – зеки же не выбирают, что на обед кушать, в чем ходить и т.п.

Если мы представим спрос в виде нашей квартиры, то рынок – это наше право самим расставить мебель, как нам удобно, причем ту, которую мы выбрали, и т.п. Вообразите, что к вам в дом вне вашей воли завезли ненужные вам шкафы и поставили не там, где вы хотели? Возникнет закономерный вопрос – если этот дом мой, почему обустраиваю его не я?

В отсутствии рынка практически невозможно добиться рационализации спроса, спрос будет безумным, маразматическим – когда огромные средства поступают производителям ненужного, а производители необходимого сидят на голодном пайке.

Отсутствие рынка – это лишение потребителя воли и права голоса.

Например, я хотел бы тапочки, а мне суют валенки, и заставляют радоваться. Так мои деньги, заработанные тяжелым трудом, уходят на какие-то ненужные вещи, в итоге нужные купить не на что, да их и нет в продаже, ибо их никто не разрешает и не выпускает…

В этом смысле рыночный механизм является раскрепощением спроса, раскрепощением личности. Его отсутствие – несет с собой крепостничество и подавленную волю потребителя.

+++

Всякий разумный человек понимает, что если не рационализировать спрос – то ничего хорошего не выйдет. Безумие имеет опасное свойство накапливаться. Год от года, в системе, где ресурсы тратят не на то, что нужно людям – будет нарастать безумие, угрожающее в итоге столкнуть эту систему в неуправляемый хаос.

Можно ли заменить рынок в деле рационализации спроса? Можно заменить слово «рынок» - если оно ненавистно, придумать другое слово, но суть-то останется: если я плачу, за что хочу, а за что не хочу – не плачу, это есть рынок.

Что может быть прогрессивного в системе, в которой человек и покупает, и производит вещи, ни ему, ни другим не нужные? Это я к ответу на сакральный вопрос наших рыночников – почему «мерседес» оказался лучше «жигулей», а в ФРГ оказалось жить комфортнее, чем в ГДР.

Потому что в социалистической системе имело место извращение в области организации потребления, связанное вначале с необходимостью гигантских военных расходов, а после – с ничем не оправданной косностью партийных вождей.

Военные расходы вообще много объясняют, потому что они не могут подчиняться логике спроса и предложения, они не могут находиться внутри рыночного спроса, и у всех государств вынесены за скобки рыночных отношений.

Если их доля чрезвычайно огромна (как это было в СССР) – это очень тяжело для потребительской сферы и потребительской свободы выбора.

+++

На этом наши рыночники обычно и останавливаются, совершенно не задумываясь, что описали только сферу ВНУТРЕННЕЙ ОРГАНИЗАЦИИ СПРОСА.

Может ли рынок, оптимизирующий спрос и предложение – создать, организовать этот самый спрос? Совершенно очевидно, что нет. Формирование потенциала спроса – совершенно другая сфера, которая рынком быть отрегулирована не может, как нельзя металл пилить ножовкой по дереву.

Если запустить рыночный механизм в его первозданном виде, естественном для него – на выходе мы получим первозданного человека, т.е. пещерного.

Но перед этим нам придется похоронить всех хрестоматийных ручных и механических ткачей. Диалектика отношений между рынком и государством – такая же, как между свободой воли и законностью. Наверное, всякий согласится, что общество людей бесправных, подавленных, несвободных – это плохо. Однако всякий согласится и с другим: если общество понимает свободу как вседозволенность, а волю как вольницу – это тоже очень плохо.

Перед тем как оптимизировать спрос, на уроне ФРГ или хотя бы Южной Кореи (любимых примеров наших западников) – нужно сперва этот самый спрос заиметь, организовать.

И рыночными средствами его организовать не получится: какая торговля может развиваться между двумя нищими, сидящими друг напротив друга без денег и без товаров? Дешевизна человека (и его труда) становится причиной узости рынка сбыта, а узость рынка сбыта – причиной дешевизны человека (и его труда). Рынку сбыта некуда расширятся, поскольку он работает с теми, кто мало покупает, а тем, кто мало покупает, неоткуда взять деньги чтобы покупать больше – ведь рынок сбыта не расширяется!

+++

Вообще, главное свойство рынка – это равновесие и уравновешивание, причем как тяжелого с тяжелым, так и легкого с легким.

Достигнув равновесия, рынок имеет тенденцию к зависанию в этой точке, после чего только катастрофы и абсолютный форс-мажор могут его вывести в некое новое состояние.

Таким образом, решая одни проблемы (избыточного, нерационального, ненужного людям труда), рынок консервирует другие проблемы (невостребованности труда).

Через механизм равновесия он консервирует как богатство, так и бедность, и собственными силами выйти из этого состояния не может.

Для рынка, как для механизма, нет разницы – обменять ли 100 на 100, 10 на 10 или 1 на 1. Он в любом случае обеспечит равновесие – на то он и создан. Но при соотношении 100 к 10 он оставит только 10Х10, а 90 «излишних» единиц стоимости попросту выкинет на помойку, как лишний вес, перекашивающий весы рыночной системы.

В самом деле, задумайтесь: если есть 10 полей на которые нужно 10 работников, а работников при этом 100, то куда девать 90 «ненужных»?

Отсюда и кости ткачей по холмам старой Индии, угроза усыпать костями все холмы отнюдь не миновала современную Россию – если дать рынку развернуться…

Рынок может законсервировать как богатство, изобилие обмена, так и его крайнюю нищету. Рынку, как и любой машине, абсолютно все равно, что консервировать, машина не знает ни добра, ни зла, она знает только свой алгоритм и свои функции.

+++

В ХХ веке развитые государства выходили из ситуации застоя с помощью перманентно наращиваемых государственных систем социальной поддержки.

Здесь была такая спираль:

- с увеличением социальной нагрузки на бизнес у бизнеса увеличивалось число покупателей его продукции, бизнес расширял производство.

- С расширением производства появлялась возможность ещё больше взять с бизнеса на социальные нужды.

- Если на социальные нужды берут больше – значит, растет платежеспособность населения, увеличивается число покупателей и средний чек их покупок. И все по новой...

10 бабушек с пенсией в 10 тыс. (неважно каких дензнаков) купят в два раза больше, чем 10 бабушек с пенсией в 5 тыс. Но если бабушки покупают в два раза больше, чем раньше – имеет смысл производить в два раза больше, чем раньше.

Но если обороты бизнеса выросли – значит, и возможность взять с него на социальные нужды тоже выросла.

Таким вот образом в той же ФРГ или Швеции давление социальных программ на бизнес стимулировало рост производства и всей экономики в целом.

Экономика, как легендарный герой, принимала на плечи теленка, день ото дня теленок рос – и в итоге экономика легко носила на плечах целого быка...

+++

Здесь, как видим, очень важная составляющая успеха – постоянное наращивание социальной поддержки населения.

Государство искусственно увеличивало как количество социальных пособий, так и их величину – что создавало растущий спрос – и порождало рост производства. Конечно, ничего рыночного в таком искусственном наращивании социального спроса на рынке нет. Более того, это сугубо противоположное рынку действие, поскольку оно не снижает издержки, а увеличивает их.

Причем издержки ложатся на плечи каждого отдельно взятого производителя, а положительный эффект он получает только вместе со всеми, в виде роста спроса населения на рынке.

Никакой частник по этой схеме не захочет, да и не сможет работать по собственной воле. Получится, что ты – через увеличение собственных издержек – наращиваешь спрос для своих конкурентов, для совсем других отраслей, для незнакомых и посторонних людей.

Это по силам только государству в целом, которое диктует единые правила для всех. Государство формирует новый спрос на рынке, увеличивает как число, так и платежеспособность покупателей, а рынок помогает этим покупателям рационализировать спрос, тратить деньги по собственной воле, только на то, что действительно нужно.

Вот, вкратце, такова разница между ФРГ ХХ века и Индией XIX века. Их примеры не являются противоречием между собой, точно так же, как увечье на пилораме не противоречит пользе пилорамы по части изготовления пиломатериалов.

Александр Леонидов; 9 сентября 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.