Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Март
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

​ФОРМУЛА ЦИВИЛИЗАЦИИ

​ФОРМУЛА ЦИВИЛИЗАЦИИ Исторически социализму не повезло. Тысячи сектантских слепорожденных безумств насели на него, как слепни обсаживают бесчувственное тело. Живое цивилизационное начало, живой двигатель человеческой цивилизации оказался завален серой мешковиной разных безумств до полной невидимости. Некое исходное, и всем психически-здоровым людям понятное ядро оказалось под многометровым слоем шелухи знахарских псевдоумствований. Человечество растерялось, утратило ориентиры на том пути, что зовётся цивилизацией. Реку истории запрудили. Она превратилась в стоячее болото. И это болото на наших глазах зарастает зелёной и гнилой ряской безумия…

Выход из этого состояния я, как социопатолог, вижу только в одном: в очищении смыслового ядра, лежащего в основе цивилизационных мотиваций, в возвращении на азбучный уровень, понятный и первоклашке. К тому, что безусловно. И, безусловно, проверяемо. Оттого я и призываю каждого проверять мои слова личным и историческим опытом!

Прежде всего, говоря о формуле цивилизации, почти утраченной в нарастающей дикости современного глобализма, я скажу вот что (а вы проверьте): В ОСНОВЕ ВСЯКОЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ЛЕЖИТ ПОНЯТИЕ О ДОБРЕ. Там, где его нет – нет и никакой культуры, одно сплошное скотство.

Но понятие «Добро» очень и очень расплывчато для современного человека, отравленного ядом либерализма и глобализации. Оно превращено (не без умысла) – в некую неопределённую абстракцию, стремительно переходящую в разряд «благоглупости». Понятие «Добро» проституировано «пиарщиками» и рекламистами, которые придают всем продвигаемому статус «добра».

На самом деле (всемирную историю в руки – и проверяйте) – от первых клинописных табличек Шумера и первых хрупких папирусов древнего Египта вплоть до последнего времени формула Добра представляется достаточно устойчивой. Древнейшие номархи за тысячи лет до нашей эры понимают его примерно так же, как и социалисты XIX века. Дробность мнений философии в ядре утрачивается, и ВСЯ традиция человеческой мысли нисходит в итоге очень краткой ФОРМУЛЕ ДОБРА:

Добро - это помощь ближнему при возможности.

На этом построены и самые архаичные народные сказки, и самые фундаментальные тома философских изысканий. Человек, который не имел возможности (технических средств) помочь другому человеку – освобождается от ответственности. Человек, который МОГ И ПОМОГ – молодец. Человек, который МОГ, но не ПОМОГ – злой, плохой человек. Его осуждают сказочники и сказители вот уже множество тысячелетий подряд с завидным единодушием…

Я не могу помочь, если не имею средств. Но я обязан помочь, если средства имею. Значит, тысячелетиями вопрос о взаимопомощи между людьми упирается в проблему средств! Если бы средства были безграничны, то безграничной стала бы и всеобщая братская любовь (это не так, ниже рассмотрим, почему).

В итоге человек, ЗАРЯЖЕННЫЙ И ЗАРАЖЕНЫЙ светлой идеей человечности – начинает поиск СРЕДСТВ. Это и есть начало цивилизации, как таковой.

Корни многих тысячелетий человеческого движения – куда? – а вот именно сюда! – находятся в этой формуле. Жаждущий помочь ближним начинает искать средства для этого.

Возникает формула цивилизации:

1. Человечность: говорит «помогай ближнему».

2. Жизнь: отвечает «нет средств всем помочь»

3. Наука: говорит «я найду средства»

4. Средства, найденные наукой (знанием, разумом) – расширяют помощь ближнему в рамках человечности.

Желающие могут оформить эту формулу в подобие «бензольного кольца», рисуемого химиками. Я хочу помочь бедным, больным, слабым, малым – но не могу. Преображение моего желания в возможность – это и технология, и одновременно цель построения цивилизации.

Обрести безграничное техническое могущество – для безграничной милостыни всякому, кто попросит. Не всякую просьбу ближнего мы можем исполнить здесь, сейчас. Нас сдерживает несовершенство техники. Развивая науку, мы преодолевает несовершенства техники – и увеличиваем свои возможности помогать ближнему…

В этом всё – и я даже призываю вас проверить меня: в этом и народная традиция, восходящая к самым первым курным избам посреди диких дебрей. В этом и пафос мировых религий. Об этом – учения всех без исключения гуманистов, отчаянно спорящих между собой по другим вопросам. Ради этого создавали государство и законодательство, ради этого писали Конституции и открывали Академии наук (начиная с аристотелевской), во имя этого строились системы социальной поддержки, приюты и богадельни, для этого высекались на камнях заповеди и создавались критерии психиатрической вменяемости…

Человечность без науки и техники вырождается в бегство от жизни, а наука и техника без человечности – вырождаются в магию, в любознательный садизм, в чудовищную практику вивисекторства. И, естественно, нисходят в никуда. Это – к извечному и истрёпанному вопросу о науке и нравственности.

Теперь мы говорим с читателем: цивилизационный надлом. Советское общество деградировало и рухнуло. Восходящая линия цивилизации сменилась нисходящей, по которой мы катимся под горку в «тёмные века» рабовладения и варварства. Почему?

Мой ответ прозвучит в рамках моего учения о социопатологии: чем мощнее психоимпульс человечества, тем больше заводится на нём паразитарных сущностей, в просторечии именуемых «ересями» и «сектами». А поскольку мотивация цивилизационного движения (основной движок истории) – наиболее мощный психоимпульс, когда либо посещавший миллионы голов сотен поколений – то вокруг него пеной и накипью возникают целые галактики сектантства.

Сектант – в силу ли глупости или злого умысла – берёт истину, и отсекает от неё часть (за что, собственно, и называется сектантом – по-русски говоря, «щепкой»). На место ампутированной части истины сектант подставляет «протез» какой-нибудь собственной выдумки, тот или иной собственный домысел, лишенный достаточного основания.

Этим путём прошел сперва религиозный мир, а затем – и теоретики социализма. В определённом смысле он неизбежен, процесс образования пены и накипи вокруг очень сильной и стабильной мотивации деятельности. Другое дело, что научных средств снятия накипи пока не придумано – этим и занята социопатология, как наука.

Общий космический закон: где движение – там трение, где трение – там продукты трения, вторичные энергетические сгустки, питающиеся от исходного движения.

Параллельно нарастанию и усложнению человеческого разума шло и нарастание человеческого безумия, тенью следующего за разумом. Парадоксально на первый взгляд, а, по сути, совершенно понятно: крайне примитивный и дикий человек защищен от безумия гораздо больше, чем цивилизованный. Ведь и простая вещь реже ломается, чем сложно устроенная!

Дикарь был ограждён от безумия двумя инструментами:

1. Ограниченность и скудость умственной деятельности, на которой негде произрастать патологическому фантазированию.

2. Почти моментальное вымирание, гибель неадекватного дикаря в схватке с жестокой дикой природой.

Оба эти инструмента в ходе развития цивилизации оказались снятыми. Человеческий ум – это транспортное средство, изначально разрабатывавшееся для движения по столбовой дороге цивилизации. Но очень скоро это транспортное средство стали использовать для поездок вбок, вспять, в сторону – потому что оно ведь управляется водителем, а не направлением столбовой дороги!

Человеческое любопытство и живая игра ума, с одной стороны, создавало и создаёт экзотические, вычурные патологии мысли. С другой стороны – в человека вмонтирован (в само его существо) энтропический свищ, соединяющий его с наиболее дикими, зоологическими началами через его биологическую природу.

Так и возникает стремительно размножающийся при снятии непосредственной угрозы голода и геноцидного уничтожения мир социальных патологий. Одни из них уводят вбок, а другие – роняют человек вниз с лестницы цивилизации (ведущей, как вы понимаете, наверх, к небесам).

Особое место занимает проблема МАСОНЕРИЗАЦИИ в человеческом обществе. Масонеризация выступает в ХХ веке едва ли не главным оппонентом Цивилизации, как таковой. Почему?

Отвечаю. Масонерии – это замыкания круга. Они (кружки заговора) делят человечество на своих и чужих. Соответственно, исходная мотивация цивилизации «помочь ближнему» - не исчезает в масонерии, но относится только к своим.

Ближним действительно (как и положено у цивилизованных людей) – помогают, и много помогают. Внутри масонерий солидаризм – основной стержень их силы и энергии.

Но эта помощь ближнему – осуществляется в лучшем случае при полном игнорировании чужих (их как бы не существует для членов масонерии), а в худшем – напрямую за счет чужих, превращающихся в скот, который стригут и режут.

Масонерии – необыкновенно живучий и устойчивый паразит человеческой цивилизации. Это связано с тем, что главная цель цивилизации (советским неловким языком говоря – коммунизм) – для узкого круга избранных достижима гораздо легче, чем для всех и каждого. Деградация советского общества как раз и была связана с мечтой о коммунизме, деградировавшей до узости круга, по итогам приватизации олигархи РФ построили коммунизм, который в них вдалбливали с детства, но только для себя.

Они воплотили идею «от каждого по способностям, каждому по потребностям» в полной мере, но для узкого круга. Это очевидно всякому, кто знаком с заговором «россиянского» начальства в нашей стране, с той сказочной роскошью, которая незамедлительно доставляется без труда и стажа любому члену внутреннего, узкого круга «приватизаторов». Аналогичным путём пошёл и Запад, в котором тоже возник коммунизм Ротшильдов и Рокфеллеров: сомневаетесь ли вы, что у них внутри семей и кланов действительно коммунизм? Думаю, не стоит…

Отсюда, в свою очередь вытекает бурно обсуждаемая ныне идея «многоэтажного человечества». Участники заговора, совершенно очевидного при формальных законах о всеобщем равенстве – хотят с помощью «многоэтажного» человечества увековечить свою власть рабовладельцев над рабами, которым они в итоге отказывают в статусе «человека».

Отказав же в нём, снимают для себя главное противоречие: между коммунизмом и несправедливостью. Какая же несправедливость? Для всех Людей у нас коммунизм! А для овец, коров, поросят и приравненных к ним человекообразных особей «быдла» никто коммунизма никогда не обещал!

На самом деле это уже было, и было в дохристианских древневосточных рабовладельческих деспотиях, а в наиболее явном виде – в афинской демократии. 20% афинян считались гражданами, имели право выбирать и быть избранными, работали или не работали по своему желанию (кто не хотел – получал пособие от города) и пользовались всей широтой гражданских прав. 80% жителей были не граждане, кто метеки, а кто и вовсе «говорящее орудие труда», как величал Аристотель рабов.

Цивилизация от этого ушла, и ушла давно – а сегодня мы, получается, «упали на сто ходов назад», как бывает в настольных играх при неудачном броске фишки…

Снова вопрос: почему?

Мы начинали с Добра и теории Добра. Культура начинается с них, а не с мечты о беспроблемном для «своих» обществе.

В добре же формула «МОГ-ПОМОГ» соблюдается с завидным абсолютизмом, как наиболее базовая во всей человеческой истории.

А что значит «мог»? У меня был кусок хлеба, я отдал его голодному, а сам помер с голоду. Очевидно, таким поступком (пусть и благородным) – я превысил рамку своих реальных возможностей. Отдать хлеб, который мне самому позарез нужен, я не могу – кричит базовый инстинкт самосохранения.

Значит, существует какая-то норма: сколько я должен оставлять себе в любом случае, а чем я должен жертвовать при появлении нуждающегося. Не всякий хлеб я могу отдать голодному, а только излишки хлеба.

Понятие НОРМЫ очень близко с широко употребляемым понятием «НОРМАЛЬНОСТЬ». Мы часто в быту говорим – нормальные условия, нормальные отношения, этот человек нормальный (или ненормальный) и т.п. Нормальность в человеческой цивилизации противостоит безумию, и это логично, правильно.

Так вот, ничуть не играя словами, и не пытаясь создать парадокс, я утверждаю: капитализм ненормален, потому что в нём нет понятия о норме.

Сколько человеку достаточно? От какого предела считать его имущество излишним? Этого в капитализме нет. А когда появляется (как в старой Норвегии) – то капитализм перестаёт быть капитализмом.

Враги цивилизации – безумства и масонерии – привели нас в мир, в котором утрачено понятие о норме. В котором никакие деньги не считаются «лишними», и в котором принцип очень прост: чем благ (денег) больше – тем лучше, без потолка…

Такой подход неизбежно приведёт к обществу, в котором концентрация благ приблизится к бесконечности, а число их обладателей – приблизится к нолю (т.е. к исчезающе малой величине). Уже сегодня 110 семейств в РФ прикарманили более трети общенационального достояния, и процесс концентрации всех благ в одних руках продолжается. Аналогичная (только более долго складывавшаяся) картина наблюдается и на Западе.

Впрочем, вы знаете мою теорию о цивилизационной отсталости Запада, о том, что он догоняет Россию. И когда Россия строила социализм – Запад догонял её в строительстве социализма, создавая вторичные, вынужденные формы социальной справедливости у себя. А когда Россия стала строить дикий капитализм, Запад снова, с отставанием, стал строить дикий капитализм и у себя, отчего формы социального быта на Западе много мягче, чем в ядре цивилизации.

Запад не несёт бремени первопроходца, он пользуется возможностью вторичной адаптации отработанных уже социальных практик. И потому всякий раз у него получается более мягкий вариант, как социализма, так и капитализма.

Запад вместе с ядром цивилизации шёл вверх – а потом вместе с ядром стал падать вниз. Ждать от него каких-то прорывов в стратегии цивилизационного строительства не стоит, о чем, кстати, говорил, обращаясь непосредственно к русским с предсмертным словом своим, великий писатель Р. Бредбери.

Однако предупреждаю заранее: масштабы и инерция падения сегодня в мире таковы, что на рабовладельческой стадии мир может не удержаться, проломив и этот потолок, стремительно обрушится в пучину изначальных джунглей. А что будет потом – Бог ведает…

Лучше остановить процесс!

А. Леонидов-Филиппов.; 23 мая 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..