Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Чего боится враг?

Чего боится враг? ​Не только патриоты мучительно ищут возможности связать «распавшуюся связь времён», вылечить разрубленную историю страны. Записные враги Отечества заняты тем же самым – только с противоположной целью. Если патриоты хотели бы взять из каждой эпохи хорошее, дельное, толковое, то враги Отечества стремятся взять оттуда же всю дрянь, патологию и скверну. Полагая не без оснований, что если совместить всю скверну эпох в одной точке – получится концентрат мерзости. Народ хлебнёт такого – и помрёт. На радость тем, кто давно уже мечтает зачистить землю от русских для себя[1]…

Вот, к примеру, скандально известный А. Невзоров убеждён, что «единственное хорошее в советском времени – атеизм, то, что попов гоняли». Так-то для него всё плохо, неправильно, но одну гадость нашёл – которую, как заклятый враг, тут же и похвалил. Мы ошиблись – враги рукоплещут. Они мечтают собрать всё плохое за многие века истории – и представить Россию как собрание этого плохого. За этом – нескрываемое стремление к ликвидации России и русских.

Ещё более известный русофоб Дмитрий Быков[2]: «Безоговорочно плохо то, что страна потратила 20 лет не на поступательное развитие, а на откат назад; что вместо реставрации плохого СССР она во многом реставрировала досоветский монархизм, досоветский национализм и досоветскую государственную религиозность».

Согласитесь, довольно широкая заявка, не оставляющая от народа камня на камне: плохой народ сперва построил плохую монархию, плохую нацию и плохую религию, а потом плохой СССР. А что ещё есть в истории этого народа, кроме перечисленного? Периоды вечевого прозябания, резни смутных времён и периоды владычества его ненавистников-ликвидаторов. Напрашивается вывод, к которому поклонник (и несостоявшаяся, учитывая национальность, жертва) генерала Власова старательно подводит своих читателей: да совсем и незачем! Тот же самый тезис Л. Новоженова, только сбоку: «…проблемы многих из нас заключаются в том, что когда-то давно, в раннем детстве, нас не усыновила никакая американская семья. И даже, если бы нас использовали на органы, вполне возможно, что кто-то из нас был бы органом вполне добропорядочного человека. Не так уж и плохо, я считаю, чем быть каким-нибудь козлом на площади Курского вокзала и просить докурить чинарик»[3].

Ну, потому что в их картине мира – всё плохо! Кроме периодов самоуничтожения России, которые они называют «оттепелями» и «прогрессивными реформами». Всякое самосохранение или тем более расширение России – от Александра Невского до наших дней – для них «мерзость азиатчины» и «мгла тоталитаризма». Внушение подобных идей людям в уголовном праве называется «доведением до самоубийства» и карается, если применяется к отдельному человеку. А если к целому народу? Такая вот большая группа «Синий кит», воспевающая самоубийство нации и ежедневно к нему призывающая?

У недавно скончавшегося писателя-шута Владимира Войновича есть гадкая повесть "Москва 2042", в которой ещё на заре реформ он чутко отразил главный страх врагов Отечества: создал, не пожалев черной краски, фигуру персонажа, которого зовут отец Звездоний. Он у Войновича и вообще либералов (стал ныне интернет-мемом) воплощает симбиоз «отвратительного» коммунизма с не менее «отвратительным» Православием. Как они этого боятся, до рвоты, до тошноты!

+++

Чего боится враг – то для нас ценно. Скажу, как социопатолог, человек, изучающий психические расстройства коллективного разума: есть два аспекта выживания народа, биологический и смысловой.

Простое биологическое выживание требует определённых параметров мышления, потому что многие формы патологического мышления несовместимы с простым выживанием. Если народ стыдится сам себя, то вряд ли он будет упорно сопротивляться вымиранию или внешнему истреблению. Такому народу коллективная погибель представляется не угрозой, а избавлением, подобным эвтаназии: мол, отмучались!

То, чем занимаются Невзоров, Быков, Войнович и им подобные – в сущности, практика доведения до самоубийства через соцсети целой нации. В их версии мировой истории Россия – враг человечества и всего человеческого, само её существование для человечества вредно, и к тому же паскудно.

С одной стороны, они исходят из концепции «чёрной дыры истории» - начинающейся даже не в 1917, а где-то возле снятия вечевого колокола в Новгородской боярской республике. Века мрака, насилия и издевательства над человеком, бессмысленные и беспощадные, лишённые какой-либо рациональной мотивации.

Россия в этой концепции выглядит неким маньяком, который ворвался на пасторальную лужайку в мифической Аркадии, чтобы прервать блаженно-райскую жизнь миролюбивых и кротких пастушков. Получается: род человеческий жил бы, не тужил, если бы не это чудовище…

Вторая концепция, тесно связанная с этой – презумпция невинности и непорочности всех врагов России. Если они гневаются – то это праведный гнев, русские довели. Если казнят – то это заслуженное возмездие. И т.п.

Нельзя народу выжить с презумпцией безгрешности собственных врагов. «Ярость благородная» при такой презумпции будет «вскипать, как волна» не против врагов, а против самих себя.

Это касается любого народа, всегда вынужденного отстаивать своё право на существование в конкурентном мире. Даже того народа, который с точки зрения мировой истории ничего особенного из себя не представляет, и никакого особо-ценного наследия в копилку мировой цивилизации не внёс.

Если биологическое выживание отвечает на вопрос «как выжить?», то смысловое выживание народа отвечает на вопрос «зачем мы живём?». Мы отбились от убийц (допустим) и остались в живых; но какова наша миссия, в чём наш планетарный вклад?

Мы представляем ценность только для самих себя? Или же являемся важным фактором становления мировой цивилизации в целом, с точки зрения общечеловеческой и космической? Как есть простые, обычные люди – и великие гении, так есть и простые народы, а есть народы великие.

В наше время главный маркер принадлежности к великой нации – Совет Безопасности ООН. Сотни стран входят в ООН как государства, но по пальцам можно перечесть тех, кто участвует в принятии планетарных решений. Это очень важный маркер, хотя и не единственный.

Сравним, например, расчленение Польши и расчленение России-СССР. Расчленение Польши, при всём сочувствии к полякам (с которыми поступили, конечно же, нехорошо) – никого, кроме поляков не задело. Оно не повлекло никаких перемен в глобальной истории, его не заметили на других континентах. Даже и на европейском континенте, на другом его конце – вряд ли кто-то сильно огорчился (в Мадриде или Лиссабоне) этим некрасивым поступком Австрии, Пруссии и России. По человечески полякам можно посочувствовать (не желай другому того, чего себе не желаешь) – но с точки зрения объективной, с точки зрения мировой истории: что они есть, что их нет…

Что касается расчленения СССР-России, то это событие глобальное, задевшее и расшевелившее все континенты, включая даже Антарктиду. Это событие вызвало колоссальные последствия, что в Мадриде, что в Лиссабоне, что в Гаване, что в Шанхае, словом, где угодно. Ведь преступники расчленили не просто «какую-то страну», одну из многих, они сделали выбор за всё человечество, закрыв один из двух магистральных путей движения всей человеческой цивилизации.

+++

Величие России неотделимо от её значения для мирового развития, чего так отчаянно и бездоказательно отрицают русофобы. Ничтожества и слабоумные рабы, какими пытаются изображать русских – не могли бы оказывать никакого влияния на другие народы (были бы лишь жупелом и посмешищем), а русские оказывали колоссальное влияние на все континенты. Русский вклад в судьбу каждого жителя планеты – весьма велик. И даже русские ошибки – это не ошибки второгодника, писавшего диктант на пересдаче, а ошибки великого учёного в грандиозных экспериментах, имевших для цивилизации колоссальное значение.

Отсюда вывод: выживание России нужно не только нам (хотя нам в первую очередь, само собой), но и всему человечеству. То есть мы имеем как биологический, так и смысловой мотив выживания. Русофобия протестует против того и против другого: наслаждается как физическим убийством русских, так и духовным убийством России, Русского Мира.

В этой грязной работе большое значение имеет противопоставление русских эпох друг другу. Русофобы намерены и далее коммунизмом бить по царизму, царизмом по коммунизму, Лениным по Православию, Православием по Ленину, и т.п.

Прораб перестройки А.Н.Яковлев так рассказал Олегу Ефремову задним числом про гигантскую диверсию демонтажа государства и истребления народа:

-…сперва необходимо «ударить авторитетом Ленина по Сталину», после чего будет нанесен удар Плехановым и социал-демократией по Ленину, потом либерализмом и "нравственным социализмом" — по революционаризму вообще[4].

Если «перессорить» исторических лидером между собой, то ведь и их сторонники в современности перессорятся. А дальше, для хищника и истребителя – дело техники: разделённую и расщеплённую нацию, в которой одни ненавидят других, истреблять куда легче, чем сплочённую и единую.

Потому сволочь так и боится, так и старается заранее высмеять появление «отца Звездония», который мог бы связать распавшуюся связь времён, соединить и преодолеть вкусовщину противоречивых оценок.

Противостоит всей сволочи, вместе взятой – ОТЦ, «Общая Теория Цивилизации».

+++

В ОТЦ мы отделяем зерна от плевел, то, что свойственно всем цивилизованным обществам от разной пены и накипи конкретных эпох. Не было времён, населённых только добрыми или только злыми людьми. Во все времена добрые люди делали добро, а злодеи – злодействовали. Поэтому не должно быть и «круговой поруки» в оценке эпох! От нас требуют, предъявляя факты конкретно-исторических злодейств, проклясть вместе с ними и все современные им добрые дела. Или наоборот: предъявляя неоспоримо ценные, добрые дела – требуют «заодно уж» оправдать и все современные им злодейства.

В итоге мы или «выплёскиваем ребёнка вместе с грязной водой», или наоборот, заставляем его не вылезать из грязной воды. Чёрно-белая оценка эпох исходит из главной концепции русофобов: белый Запад и чёрная Россия. Вбивая в голову эту «манихейскую ересь», нас уводят не только к национальному суициду (стать «почкой у приличного человека»), но и к цивилизационному тупику. Ибо презумпция непорочности Запада – не только обеляет и реабилитирует все его зверства чохом, но и замазывает главное: цивилизационную бесперспективность западной модели общества.

+++

В ОТЦ мы настаиваем, что атрибуты цивилизации или варварства существуют в виде общей идеи, обобщения всемирного опыта, безотносительно России, Запада, Китая или Австралии. Наличие электрических приборов или письменности есть один из общих признаков цивилизованности – при этом электроприбор действует на любом континенте, как, впрочем, и сломаться может на любом.

Цивилизация – в сущности, установка определённого агрегата, аппаратуры, которые имеют общие стандартные определения, и не имеют национальности. У всех цивилизованных обществ есть общие, сближающие их черты, которые можно выделить из вражды и разделения.

Кроме того, и у дикости, у варварства тоже есть общие черты, создающие лишённый национальности, зависящий лишь от поведения, общий образ варвара.

Например, разрушение культурных ценностей, кто бы их ни разрушал – примета дикости нравов, сохранение культурных ценностей, кто бы их ни сохранял – проявление цивилизованности.

+++

В силу этого ОТЦ никакой эпохи не принимает целиком, и не отрицает целиком. «Презумпция невиновности» СССР так же чужда ОТЦ, как и концепция «чёрной дыры». Даже если мы говорим о зле – важно понимать, что никакое зло не бывает беспричинным. Оно всегда порождение провоцирующих факторов. Следовательно, устраняя провоцирующие факторы, мы устраним и итоговое зло. А простым бездумным осуждением зла добьёмся только его повторения, ибо корней не разглядели!

Историю России, как и любой страны – нужно рассматривать как поступательную преемственность развития добра при постоянных помехах и сопротивлении зла. Мы не можем смешивать маньяка Синюю Бороду[5] и Шекспира. Мы не примем за одно и то же Мольера и Жеводанского Зверя.

Во всякую эпоху была цивилизация, которая передавала себя из поколения в поколение посредством своих верных носителей. Этой цивилизации противостояло животное, зоологическое зверство в человеке, которое тоже имеет общие черты, мотивации и набор симптомов для любого из зверолюдей.

+++

В чём суть поступательности и преемственности развития цивилизации из поколения в поколение? Что деды передают отцам, отцы детям, дети внукам?

Очевидно же, что не всё подряд. Мало ли чего деды и прадеды в жизни нагородили, а передать они хотят только ЛУЧШЕЕ. Со словами – «вот, сынки, чтобы вам с ноля не начинать, мы тут проверили, отладили, не изобретайте велосипед, нашим пользуйтесь!».

Преемственность очень важна для цивилизации. Жизнь отсеивает самое ценное – и передаёт его по наследству. Крупица к крупице складывается не только культурное наследие, но и шире говоря, цивилизационное, интеллектуальное, духовное и нравственное наследие. Наши предки были не выродки и монстры, они старались, по мере сил, сеять разумное, доброе, вечное. В рамках преемственности мы принимаем их дар, критикуя ошибки и перегибы, обогащаемся их опытом: умный учится на чужих ошибках, а дурак на своих! Зачем непременно самому совать руку в капкан, если дедушка объяснит тебе, что там твоей руке будет очень больно?

Мы принимаем наследие предков одновременно уважительно и критически. Точно так же и потомки примут наше наследие, и в этом суть цивилизации: так намывают золото, крупицами, отделяя от грязи и мусора.

А это значит, что отличительная черта цивилизованного человека, отличающая его от дегенерата и нравственного дикаря – непрерывность восприятия истории.

Мы не отрицаем всего в прошлом, и не принимаем всё оттуда слепо, без разбора. Прошлое наших предков – это наша жизнь и наш опыт.

Парадокс, но - мы начались задолго до нас, в предках, их дела – наши уроки жизни. Покушение на предков, осуществляемое русофобами – является прямым и непосредственным покушением на нашу жизнь.

А стало быть, ситуация, при которой человек чтит всё хорошее в прошлом, обогащая себя лучшим наследием всех эпох – не только не смешна, но единственно-разумна. Выражение «православный коммунист» не только не смешное, но единственное определение для нормального, чуждого бесноватости человека.

Человек должен совместить в себе всё наследие предков – иначе распадётся, развалится и уйдёт в историческое небытие, на зависть врагам, давно положившим глаз на его землю и ресурсы.

Враги, либералы – порой понимают это лучше нас, и панически боятся, ненавидят совместителей. По их мнению, если человек не отрицает России вовсе – он должен хотя ополчится на один из периодов её непростой истории.

От советского требуют быть гонителем Православия (помочиться на могилы прадедов), от православного – антисоветским (помочиться на могилы отцов). При любом исходе враги своё возьмут, расщепив и расчленив человека на генетическом уровне: ибо мы наследуем всем предкам, а не только отдельно взятым, ближайшим или дальним!



[1] Цитата из «Истории России с древнейших времен до конца XVII века», М., 1996 г. 481 С.: «Выразительный штрих – в том же 1609 г. в Вильно увидела свет брошюра, в которой Россия приравнивалась к Америке: ее необходимо завоевать так же, как испанцы завоевали ацтеков. Это будет нетрудно сделать, ибо русские якобы ничем не лучше в военном плане туземцев Америки. Их плодородные земли следует раздать шляхтичам. Участие многочисленных отрядов в российских событиях укрепило мнение о фундаментальных слабостях соседа-соперника. Поэтому, несмотря на незавершившуюся войну со Швецией в Прибалтике, сейм вотировал налоги на поход в Россию. Король приложил много усилий с целью перетянуть основные силы наемников из Тушина в свой лагерь».

[2] https://echo.msk.ru/blog/bykov_d/2481761-echo/

[3] https://economicsandwe.com/E082ED1E968CE4B9/

[4] Олег Николаевич, с большим вниманием слушал выступающего, и после того, как тот кончил, со свойственной только ему интонацией сказал: «Ну, так бей!»

[5]Т.е. английского короля Генриха VIII из кровавой и жуткой династии Тюдоров

Виктор ЕВЛОГИН, обозреватель "ЭиМ".; 14 августа 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше
  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.