Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

Кредит московский и кредит уфимский

Можно спорить, как в песне, с чего начинается Родина, но бизнес, бесспорно, начинается с кредита

Кредит московский и кредит уфимский Недавно президент Башкортостана Рустэм Хамитов подписал очень важный Указ «О мерах по устранению административных барьеров для субъектов малого и среднего предпринимательства на территории Республики Башкортостан».

Уже давно назрела острая необходимость системного решения такого наболевшего для малого бизнеса вопроса, как снятие избыточных административных барьеров, порождающих недоверие граждан к государственной политике в сфере предпринимательства и способствующих «уходу предпринимателей в тень». Но главное – язва дорогого и короткого кредитования.

Президент Башкортостана недаром при встрече с предпринимателями в Стерлитамаке заострил внимание на факторах, влияющих на доступность кредитных средств. Одним из них является низкая финансовая грамотность предпринимателей. Для того чтобы предприниматели смогли получить необходимые знания, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, в 2012 году в муниципалитетах будет создаваться сеть информационно-консультационных центров на базе отделений Башкирского отделения Сбербанка России.

"Башкортостан – один из флагманов экономики России, - отметил глава республики. — Нам нужно более динамично двигаться вперед, нам нужны другие темпы роста, нам нужна вовлеченность общества в экономическую жизнь, и без этого мы не сможем продвигаться вперед".

Но вот вопрос: где Башкортостан, а где центральный офис Сбербанка, финансового московского монстра с полуторавековой историей? А наши, собственные, региональные банки – они что, не в силах помочь уже своему земляческому бизнесу? Да и живы ли они? Есть ли они ещё – свои, местные, башкирские – в Башкортостане?

Вопрос не праздный…

Теория заговора

         Упреки к гигантским банковским консорциумам в том, что они «помогают» уйти на тот свет малым региональным банкам, в том же Башкортостане, созданным в свое время провинциальной предпринимательской инициативой на местах (яркий пример – перекупленный москвичам «Уралсиб», бывший «Башкредитбанк», ставший обычным московским банком), появились на страницах специализированных изданий, и даже в общегражданской печати далеко не вчера.

         Проблема поглощений и слияний, проблема «хождения в регионы» банков из-за Садового кольца (где в свое время сконцентрировалось до 80% капиталов РФ) – естественно, реальна, и рейдерские «страшилки», относимые ко всему региональному бизнесу, конечно, актуальны и для малых региональных банков. При этом чаще всего всплывает, конечно, «теория заговора», которая, во-первых, интересна сама по себе, в детективном смысле читабельна, а во-вторых – далеко не лишена оснований.

         Количество банков в современной РФ с 1991 года сократилось примерно в 10 раз. Кто-то умер своей смертью, кого-то убил мировой финансовый кризис в два минувших последних года, но в основном – малые банки с относительно-низкой капитализацией растворились в пылающей деловой магме крупных банковских марок. С точки зрения социально-экономической перманентное прореживание банковских рядов – это весьма негативное явление. Пусть ультра-либералы поют свою победную песнь о вымирании неконкурентоспособных – мы-то знаем, что сокращение банковских брендов – это сокращение для потребителя банковского продукта конкурентных преимуществ. Это – ползучая монополизация, апогей которой выражен в девизе, обратном рыночному – «клиент всегда неправ».

         Естественно, лидеры банковских суперблоков со своей стороны, выдавливают конкуренцию, предпринимают какие-то меры субъективного характера для успеха своего банка, чаще всего выраженного в занятии сферы приложения другого кредитного учреждения. Но, может быть, за динамикой банковского отбора (кстати, аналогичного ситуации и даже статистике банковской истории 19-го века в царской России) есть не только заговорщицкие хитросплетения корпоративных лидеров?

Объективная реальность

         Из чего исходит иллюзия «демократического капитализма»? Считается, что его сердечник – капитал – имеет рентную стоимость на каждую свою единицу (на каждый фунт, доллар, рубль, франк, из которого состоит его массив). Рентная стоимость возрастает, накапливается у всех капиталов параллельно, делая все их больше, но сохраняя пропорции между ними. Чтобы проиллюстрировать это, возьмем арифметический пример, простотой своей достойный начальной школы, из которой, вероятно, так и не выбрались теоретики «демократического капитализма»:

Два банка имели капитал (х), который они с каждым оборотом удваивали. Сложив свои капиталы они стали получать в 2(2х), но при дележе они снова оставались при своих (2х) с оборота. Хотя крупный капитал получает более высокий процент, но при равной доходности с каждой единицы капитала (х) не увеличивается, и не уменьшается пропорция соотношения крупного и малого капиталов:

  2Z(х+у) / Z(х+у) = 2

         Каждый остается при своем, следовательно, крутить капитал в малом банке так же выгодно, как и в крупном: в малом банке выручка будет относиться к выручке крупного банка так же, как стартовый капитал малого банка относится к стартовому капиталу крупного. Пропорция и соотношения приобретают форму констант. Прокрутив капиталы на рынке, и большой и малый банки стали богаче в абсолютном исчислении - ведь к каждому (х) в их спецхране прибавился (у). Но они  не стали ни богаче, ни беднее относительно друг друга…

Всё это иллюзия, понятная даже человеку со слабым математическим багажом. Никакой единой линейной ренты на единицу капитала никогда не было, и теперь её нет. Сложение капиталов даёт рост доходности на единицу этих капиталов, хотя бы сама эта единица была константа для всех случаев. Формула с Z усложняется, в ней появляется новая неизвестная N, которой выражается премия капиталу за наращивание величины оборота.

2Z(х+уN) / Z(х+у) уже не даст нам удобной константной пропорции. Более того, возмущающая симметрию доходности премия за величину имеет тенденцию возрастать от уровня к уровню. При 4Z мы получим уже (х+уNР) в каждой клеточке или ячейке, слагающей массив капитала, при этом величина Р добавится в каждый блок именно потому, что 4Z больше 2Z в два раза, и т.п.

Крупный капитал объективно прирастает быстрее не только за счет своей исходной величины. Доходность каждого слагаемого в нём выше, чем в малом капитале, и с каждым оборотом доходность крупного капитала по экспоненте отрывается от доходности малого. Более крупный капитал получает более высокий процент на капитал, становится ещё крупнее, и параллельно – растет процент на его обращение. Разрыв в капитализации между крупным и малым банком постоянно будет увеличиваться, и вовсе не потому только, что крупный банкир имеет сто способов «загасить» малого конкурента. Даже если всё будет по закону, и ни в чем не скажется коррумпированность российского переходного периода – всё равно крупные банки имеют объективную тенденцию удушать малые.

Капитал стремится получить на себя максимальный доход, а такой доход он имеет шансы получить только укрупняясь. Поэтому видимость того, что крупные банки целенаправленно пожирают малые, региональные банки – это только первый пласт картины. За ним – куда более парадоксальный пласт – самоубийственное тяготение малых капиталов быть поглощенными крупным. Для стихии капитала пребывание в руках многих, не связанных друг с другом, частных собственников – это жалкое прозябание. Только слившись, капельки единого по природе эмиссии своей капитала имеют шанс достичь потолка своей возможной доходности. Это тот парадоксальный случай, когда сев вместе, получаем порцию, а сев порознь – только её часть

Яд мегапроектов

Почему капиталы разной величины в своем накопительном полете расходятся всё дальше? – одна из сложнейших загадок экономической науки. Действительно, рубль в составе единого миллиона, и рубль в составе всего лишь отдельно взятой сторублёвой купюры – рублём ведь и остается. Что ему от того, если вокруг – миллион ему подобных собратьев? Его личная покупательная способность как была, так и остается рублёвой...

Однако фатальная неизбежность развития банковской системы такова, что малые банки, стартуя с десятикратным разрывом от больших, к финишу (обычно, своему поглощению) приходят уже с двадцати-, тридцати- и более  -кратным разрывом.

Скорее всего, повышенная доходность на каждую единицу капитала в крупных денежных суммах следует связывать с т.н. «рентой эксклюзивности».  Малых капиталов много, и потому то, что доступно одному из них, доступно и другому. Поэтому бизнес, открытый на малый капитал, оказывается в особо-жёстком конкурентном окружении. Открыл человек швейное ателье или парикмахерскую – но подобных им полным-полно в любом городе. В конкурентной среде малые капиталы в борьбе за клиента сбивают друг у друга планку рентабельности, и в итоге остается минимальная прибыль на капитал, ниже которой никто уже работать не хочет и не может.

Крупный же капитал – чем крупнее, тем в большей степени – в состоянии инвестировать в мегапроект. В такой проект, который, в силу его огромности и инвестиционной неподъемности, будет единственным, или одним из немногих в целом мире. Скажем, швейных ателье в каждом городе пару десятков, а заводов по изготовлению искусственных спутников Земли – во всем мире десятка не соберешь.  Мегапроект после своего запуска обеспечивает владельцу капитала «ренту эксклюзивности» – конкурентная борьба в этом секторе либо слаба, либо вообще отсутствует. Поэтому доходность крупного капитала оказывается выше, чем у малого. А это значит – деньги стремятся сбежать из малых авуаров в большие, что приводит к весьма неутешительным прогнозам относительно будущности малых провинциальных банков, которым не под силу поднять, скажем, Ижорский завод атомных реакторов, где один карусельный станок выше пятиэтажного дома и стоит дороже всего малого банка...

Инновационное противостояние

         Однако малые региональные банки, хоть и погибали десятками, хоть и растворялись бесследно в плавильных котлах банковских корпораций, однако до конца, как вид, или подвид банковской фауны, не вымерли. И для этого тоже есть, причина, и тоже, по всей видимости, объективная, не связанная только с титаническими усилиями отдельных руководителей отдельных малых банков.

         Противоядие от низкой доходности малого капитала – это инновационная среда, венчурное финансирование малых, но технически и экономически очень перспективных проектов в регионах. Не обязательно инновационный проект – это мегапроект. Более того, большинство инновационных проектов относятся к сфере малого и среднего бизнеса. Малый банк, сделавший ставку на технические новинки, пусть даже в области микроэкономики, имеет хорошие шансы преодолеть свою родовую болезнь «низкой доходности на единицу капитала».

         Таким образом, в долгосрочной перспективе именно успешный поиск инновационных проектов и их успешная реализация являются единственным противоядием для малого регионального банка. Это не отменяет финансового закона «повышенной доходности крупносерийности», как и авиация не отменяет закона тяготения. Однако это предоставляет малым банкам исключительно им принадлежащую (при чем во всем мире) нишу, где они успешно, на равных, и даже с преимуществом могут противостоять банковским гигантам.

         Как говорится, копать экскаватором всегда удобнее, чем лопатами. Но ловить мышей с помощью кошки уместнее, чем с помощью слона. Поэтому копать ямы должны экскаваторы, а ловить мышей – кошки. Тогда никто никому не помеха...

         Особенно это касается небанковского рынка кредитования – заостренного на микрокредиты. И сегодня местные власти Башкортостана максимальное внимание уделяют реализации инициатив по развитию предпринимательства и повышению доступности кредитных ресурсов через инновационный микрокредитный небанковский сектор.

В большинстве своем этот особый сектор кредитует микропроекты с небольшим финансированием. Они становятся реальным подспорьем для людей, снимают социальную напряженность, возрождают интерес к жизни и желание трудиться.

За восемь месяцев запущенной с начала 2011 года  программы активно начато субсидирование «малышей» на начальной стадии становления бизнеса и возмещение части лизинговых платежей. Организованы обучающие курсы для начинающих предпринимателей. Объем субсидий для поддержки соответствующих муниципальных программ превысил 40 млн рублей. А уровень софинансирования их мероприятий составляет 95%.

Приняты меры по повышению доступности кредитных ресурсов. В течение года в Зауралье дополнительно открыто три удаленных офиса республиканского Центра микрофинансирования.

В Башкортостане особо рассматривается программа кредитной поддержки фермеров и личных подсобных хозяйств для организации поставок мясного скота на новый мясоперерабатывающий комбинат в Баймаке. В Хайбуллинском районе подобная схема уже реализована. В рамках соглашения между администрацией и фирмой «Башкирский гусь» организовано товарное кредитование личных хозяйств. Это придаст дополнительный импульс развитию подсобного овощеводства и животноводства, а также развитию потребительской кооперации в нашем регионе.

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 7 декабря 2011

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ...

    ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ... Можно спорить о художественных достоинствах или философских идеях романа «Апологет» А. Леонидова, на днях опубликованного замечательным издательством «День Литературы»[1]. Об одном спорить не приходится: с такой стороны революцию и советский строй ещё никто не осмыслял! Ни сторонники, ни противники таким образом её не рассматривали, факт. Остальное – спорно. Как, в общем-то и должно быть с художественным произведением, главное требование к которому во все времена – свежесть и оригинальность. И это есть…

    Читать дальше
  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше
  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.