Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Ноябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

Ю.СКИДАНОВ: РУБЛЬ СТОИТ 2 ДОЛЛАРА...

Ю.СКИДАНОВ: РУБЛЬ СТОИТ 2 ДОЛЛАРА... Декабрь — месяц особый: идёт вал прогнозов о том, как страна будет жить в новом году. Максим Орешкин по должности министра экономического развития обязан видеть в будущем преимущественно радужные перспективы. Иначе трудно объяснить его недавнее заявление о том, что «рубль находится примерно вблизи фундаментального значения».«В следующем году каких-то серьёзных изменений по реальному курсу мы не ожидаем», — заверил глава Минэкономразвития. Понятно, что в России «сто километров — не расстояние».

Однако всё же неплохо было бы услышать от главы экономического ведомства, ответственного за стратегическое планирование, не столь расплывчатые формулировки о том, в каких пределах возможны колебания валютного курса: «примерно и вблизи фундаментального значения» могут быть равными и 40 и 70 рублям за доллар, тем более что Орешкин не уточнил, какова же величина фундаментального значения и на основе каких методик выстроен этот самый фундамент валютного курса. Но поговорим позже о том, как классически определяется стоимость любой валюты, а пока приведём другие, не менее интересные прогнозы на возможные колебания в паре «рубль — доллар».

К примеру, тот же Максим Орешкин практически одновременно с предсказанием валютного курса заявляет, что «отток капитала из России ускорился более чем втрое и уже в полтора раза превышает прогноз Правительства, за январь-ноябрь вывезено более 28 миллиардов долларов». Что-то мне подсказывает, при таком «обезвалючивании», простите за неологизм, нашей денежно-кредитной системе, учитывая её зависимость от доллара, рубль ждут серьёзные испытания.

Тем более что валютные спекулянты выходят из рублёвых активов, включая облигации Минфина, объём вложений в которые в октябре (более поздних данных нет) упал в 50 раз. А это может означать, что в целом за рубеж уплывёт около 35 миллиардов долларов, эквивалентных двум триллионам рублей. Надо будет закрывать неизбежную нехватку денег в экономике, продавать доллары (так устроены, повторю, российские финансы: хочешь нарастить рублёвую массу — обеспечь её соответствующим количеством золотовалютных резервов). И курс в этом случае может вырасти до 75-80 рублей за доллар, если исходить из того, что падение котировок на рубль даёт бюджету около 75 миллиардов рублей дополнительных поступлений.

Но главное не в конкретных цифрах. Валютные спекулянты выводят доллары не только под угрозой санкций, которые ограничивают двумя неделями сроки кредитов в российскую экономику. Дело в том, что ФРС США намерена повысить на полпроцента учётную ставку, а Центробанк — напротив, понизить ключевую ставку. Соответственно, вкладываться в длинные позиции по рублю и российским государственным ценным бумагам станет невыгодно, ведь разница в 5,85 процента между реальными процентными ставками в России и США упадёт до 3-3,5 процента, убив интерес валютных спекулянтов. Денежно-кредитная система России окажется в цугцванге, когда любой ход ухудшает ситуацию: не снизишь ставки — не запустишь экономику через инвестиции; снизишь — получишь малоуправляемую инфляцию валютного характера…

У всех перечисленных факторов и тенденций есть одна общая черта: они имеют весьма отдалённое отношение к материальному производству и реальной экономике. Технологии carry-trade, которые приносят баснословные доходы мировым спекулятивным синдикатам и в немалой степени формируют и отечественный валовый внутренний продукт, принято относить к категории так называемой фиктивной прибыли: деньги вроде есть, а их эквивалента в виде произведённой продукции нет. «Фундаментальный курс» рубля надо рассчитывать, фильтруя и спекулятивные деформации экономики, и другие внеэкономические факторы: санкции Запада, вытеснение с мировых рынков нечистоплотными политическими методами российских производителей; протекционизм и продвижение транснациональных корпораций преимущественно с американской пропиской на протяжении последних десяти лет.

Подобные расчёты провела Тамара Канделаки, доктор экономических наук, профессор МИНХ имени Губкина и один из известнейших экспертов по мировым рынкам сырья и валюты. Так вот её вывод — доллар сегодня должен стоить около 40 рублей. Напомню, что примерно такой курс был зафиксирован в 2004-2012 годах, он был стабилен и не подвержен спекулятивным атакам в том числе и потому, что Центробанк в то время жёстко гасил его волатильность, а об экономических санкциях не было и речи.

Но и эти расчёты далеки от классических или фундаментальных. Ценность любой валюты определяет национальное богатство страны, которое эту валюту эмитирует. Попробуем посчитать, каков должен быть объективный фундаментальный курс рубля к доллару, исходя из размеров национального богатства, рассчитанного по общепризнанной в мире методике национальных счетов.

Если без подробностей — национальное богатство США определено в 24 триллиона долларов. Аналогичный показатель в России — около 60 триллионов долларов. Поделим 60 на 24 — получим курс 2,5 доллара за рубль! Это примерно совпадает с курсом при Советском Союзе, который применялся во внешнеторговых расчётах — один доллар за 60 копеек! С тех пор рубль укрепился, что неудивительно при выросшей в десятки раз цене на нефть и увеличившемся объёме её экспорта.

Но и такой курс не совсем экономически корректен: ведь мы забыли о долге США, который на 1 января 2017 года составил без малого 20 триллионов долларов. Несостоятельный должник расплачивается своим имуществом, потому вычтем из 24 триллионов долларов 20 триллионов долга, остаток поделим на 60, итог — 15 долларов за рубль. Вот фундаментально обоснованное базовыми экономическими принципами соотношение рубля к доллару. И я совсем не против, чтобы реальный курс находился, говоря словами министра Орешкина, «примерно и вблизи» таких котировок. Такое может случиться, если развивать собственные производительные силы, не экспортируя сырьё, а перерабатывая его внутри страны в продукцию и товары с высокой добавленной стоимостью.

Юрий Скиданов


21 декабря 2017

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше
  • Геноцид армян: новая глава

    Геноцид армян: новая глава Карабахский конфликт - это одна из глав чёрной книги геноцида армян, которым с XIX века занимаются турки. В их понимании армяне "недобиты", и хотя армяне потеряли большинство своих земель, всё-таки небольшой анклав армян остаётся в турецком море Закавказья. Геноцид армян обрёл второе дыхание в годы "перестройки", в конце 1980-х, когда турки вырезали армян в ряде населённых пунктов, но снова не везде. Военное сопротивление побудило турок прекратить резню.

    Читать дальше
  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..