Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Февраль
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29  

​Т. САВЧЕНКО: Умершая жемчужина

​Т. САВЧЕНКО: Умершая жемчужина Обожаю командировки. Чем дальше от дома, тем лучше. Так, лет восемь назад, довелось побывать в красавице Одессе на крупной международной промышленной выставке. Честно сказать, уже и не помню, чему она была посвящена: то ли машиностроению, то ли химической промышленности, но Привоз, Потемкинскую лестницу, Французский бульвар, курортный район Аркадию запомнил во всех подробностях. А еще – Шуру. Она, тогда еще студентка одного из одесских вузов, вместе с однокурсницей, представляла продукцию харьковской компании – раздавала рекламные буклеты, зазывала посетителей, и выполняла прочие промоутерские функции. Красивая, яркая девушка, со смеющимися карими глазами – она сразу же привлекла мое внимание.

Подошел к ее стенду, что-то уточнил для виду, взял пару цветных проспектов, так и разговорились. Слово за слово, необычно легко и непринужденно – большинство одесситов дружелюбны и общительны. А вечером, когда выставка закрылась, Шура согласилась показать мне Одессу.

И до этого доводилось бывать в Черноморской жемчужине, но в сопровождении местной жительницы, она показалась мне еще красивее, чем раньше. Прошло три дня, и я вернулся домой, но прощаясь, мы обменялись с Шурой контактами, и периодически переписывались-перезванивались с тех пор.

Не часто, правда, так уж – по праздникам: «С Новым Годом! Как дела?» «Спасибо. Все нормально – как сам?..»

Наступила тревожная весна 2014 года. Уже догорели покрышки на разоренном Майдане в Киеве, бежал из столицы робкий «гетман» Янукович, сгущались грозовые тучи над Одессой. Ничуть не удивился, узнав, что Шура с друзьями вступила в Одесскую дружину – отряд местной самообороны, хотя и встревожился за нее не на шутку.

Робко пытался урезонить ее, чтобы не вмешивалась во всякие заварухи, но Шурка лишь отмахивалась: «Что мы этих селюков бандеровских из Одессы не выкинем? Крым отбился, и мы отобьемся!». И присылала фото своих товарищей по отряду в хоккейных масках и в пожарных касках, с деревянными щитами и дубинками. С развевающимися. Даже памятник Пушкину в цилиндре с накинутым на плечи российским флагом. А потом случилось 2 мая…

Я тут же списался с Шуркой – узнать, что и как, но, она, обычно разговорчивая и юморная, прислала лаконичный ответ: «Пожалуйста, не спрашивай сейчас ни о чем, кроме погоды». Точка. Так прошло некоторое время, и Шурка совсем пропала из эфира. На письма не отвечала… Как она там – постоянно задавал себе вопрос.

И лишь пару месяцев назад получил от Шуры письмо из … южнокорейского Пусана. Ей повезло – во время «Хатыни» на Куликовом поле, ее вывел из толпы знакомый милиционер, отделалась лишь парой ссадин. Отсиживалась несколько дней дома.

Но когда узнала от друзей, что начались аресты активистов дружины наскоро собрала вещи, попрощалась с перепуганными мамой и бабушкой и выехала на попутках из города. Сначала в Румынию – благо была открыта мультивиза, затем в белорусский Витебск к дальней родне. Там подрабатывала няней – сидела с двумя ребятишками, пока не узнала, что ее однокурсница не устроилась на океанский круизный лайнер в Южной Корее аниматором.

Та пригласила к себе и Шуру – нашлось вакантное место. Теперь моя знакомая бороздит воды Тихого океана, заходя в порты Шанхая, Сингапура, Макао, развлекает туристов. Дипломы ВУЗА и кандидата наук пылятся среди прочих документов никому не нужные. Зато пригодились знания языков и коммуникабельность.

- А домой-то вернешься, когда все успокоится, - робко поинтересовался я. – В жемчужину у моря…

- Вряд ли. Нет больше моей жемчужины. Ты же знаешь – жемчуг он живой, его нужно «купать», оставлять на свежем воздухе. Иначе он тускнеет и трескается. Вот так же и с Одессой…

Мне, видимо, тоже больше не доведется гулять под каштанами Французского бульвара, и по Решельевской, пить кофе с пирожными в уютных кафе на Деребасовской. Бедные вы мои Шура и Одесса.

Дай вам Бог пережить весь этот ужас смутного времени, дай Бог не утратить чувство юмора и оптимизма. Надеюсь. Верю.

Тимур САВЧЕНКО, аналитик "ЭиМ", Южный федеральный округ.; 4 мая 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..